главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Средневековые древности евразийских степей. М.: 1980 А.А. Чариков

Новая серия каменных статуй из Семиречья.

// Средневековые древности евразийских степей. М.: 1980. С. 213-234.

 

Целью настоящей статьи является публикация 24 изваяний, открытых в последнее десятилетие работниками Джамбулского областного краеведческого музея. [1] Почти все эти памятники выставлены ныне для всеобщего обозрения в специально отведённом месте около здания музея. К сожалению, данных о первоначальном положении скульптур и обстоятельствах их находки не имеется. Не в каждом случае указано и точное место их обнаружения. [2]

 

По стилю изображения и положению рук данные статуи подразделяются на два основных типа: 1 — изваяния с сосудом в правой руке и опущенной к поясу левой рукой (без оружия); [3] 2 — изваяния с сосудом в обеих руках.

 

К первому типу относятся десять скульптур из серого и розового гранита, песчаника и сланца. Все фигуры подвергнуты относительно тщательной обработке, приближенной к круглой скульптуре (рис. 1, 1-8; 2, 9, 10). Лицевая сторона (руки, сосуд, пояс) исполнена в технике барельефа, её поверхность слегка подшлифована. Вместе с тем образцы включают в себя элементы гравирования (зрачки глаз — рис. 1, 1, 7; 2, 10 и детали головного убора — рис. 1, 8; 2, 9). Задняя сторона, как правило, отделана менее тщательно. На отдельных фигурах видны следы долотообразного орудия с шириной лезвия 5-7 мм (рис. 1, 1, 7).

 

Как и большинство изваяний, оставленных азиатскими кочевниками средневековья, семиреченские образцы достаточно выразительны. Это достигнуто главным образом за счёт своеобразия в пропорциях и позы скульптуры. Голова увеличена по отношению к туловищу, что сообщает фигуре композиционную устойчивость, способствует выражению идеи величавости, спокойствия, силы. Абрис преимущественно лёгкий, стройный, с высокой шеей. Линия подбородка в большинстве случаев не опускается ниже уровня плеч. Исключение составляют три образца (рис. 1, 3-5), на которых голова как бы вдавлена в плечи.

 

Изображению лица уделено особое внимание, очевидно с целью придания портретного сходства. Вместе с тем во всех произведениях наблюдаются отчётливые признаки стилевого единства. Так, глаза даны выпуклыми овалами, в середине которых иногда прочерчены зрачки, повторяющие внешние очертания глаза. Валик бровей не показан в семи случаях и лишь в двух он дан в едином рельефе с носом (рис. 1, 7, 8; 3). Не совсем обычна трактовка бровей и носа мужской (?) фигуры (рис. 1, 4), переданных выделенными рельефами, примыкающими к переносице. Лицевая часть одного изваяния не сохранилась (рис. 1, 2).

(213/214)

(214/215)

Рис. 1. Изваяния первой группы.

1, 7 — с. Будёновка Свердловского района; 3, 4 — территория совхоза «Алгабас» Луговского района; 5 — колхоз «Новый путь» Чуйского района; 8 — колхоз им. Джамбула Луговского района; 2, 6 — территория Курдайского района; 1a — прорисовка надписи на изваянии 1.

(Открыть Рис. 1 в новом окне)

Рис. 2. Изваяния первой и второй групп.

9 — колхоз имени Джамбула Луговского района; 10 — территория Курдайского района; 21, 14, 15 — урочище Джайсан Курдайского района; 12 — предгорья Хактау Мойынкумского района.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

(215/216)

Рис. 3. Голова изваяния 7 (с. Будёновка Свердловского района).

(Открыть Рис. 3 в новом окне)

 

Рот обозначен в виде узкой бороздки, ограниченной валиком губ (рис. 1, 1, 5, 7; 2, 9, 10), и в виде прочерченной горизонтальной линии (рис. 1, 3, 4). На двух изваяниях форма рта не прослежена из-за плохой сохранности памятников (рис. 1, 2, 6). Валикообразные усы отчетливо видны на пяти статуях. Форма и размеры их различны: М-образные (рис. 1, 5-7), подтреугольные (рис. 1, 1) и прямые остроконечные, отходящие от крыльев носа наклонно вниз (рис. 2, 10). Уши высечены в форме выпуклой скобы (рис. 1, 1, 5, 7; 2, 10), знака вопроса (рис. 2, 9) и вертикально поставленного овала (рис. 1, 3, 6).

 

Таким образом, краткое рассмотрение изобразительных приёмов показывает, что все скульптуры первого типа едины по стилю и композиции. При этом техника барельефа (в ней исполнены руки, сосуды и украшения) включает иногда элементы гравирования (зрачки глаз). Пять фигур — мужские, остальные — неопределённого пола, но, судя по трёхрогому головному убору, одна из статуй является, несомненно, женской (рис. 1, 8). [4]

 

Для определения времени изготовления памятников следует рассмотреть воспроизведённые на них предметы и одежду. Учитывая специфическую форму воротников (рис. 1, 3, 5), двое изображённых были одеты в меховые шубы, при этом правая пола по всей вероятности обозначена поверх левой. Аналогичный покрой зафиксирован на памятниках VII –VIII вв. из Верхнего Прииртышья. [5] На остальных фигурах надо подразумевать лёгкие (без отворотов) облегающие кафтаны типа казахского шапана. [6]

 

Головной убор с плоским верхом и свисающей на затылке широкой лопастью показан на одном изваянии (рис. 2, 9). Близкая по очертаниям форма воспроизведена на тувинской статуе. [7] На двух памятниках обозначены шлемовидные шапки с остроконечным мыском над переносицей и свисающей с затылка до плеч широкой лопастью (рис. 1, 1, 7). Подобный тип отмечен на некоторых половецких скульптурах, изображавших женщин. [8] Выше упоминалось о трёхрогом головном уборе, высеченном на джамбулском изваянии. Такой вариант трёхрогой шляпы явля-

(216/217)

Рис. 4. Вещи, изображенные на изваяниях первой группы.

1-9 — сосуды; 10-12 — серьги; 13 — гривна с подвеской; 14 — браслет; 15-21 — наременные бляхи; 22 — кинжал (1, 22 — изваяние 5; 2, 10, 13 — изваяние 9; 3 — изваяние 6; 4 — изваяние 2; 5, 11, 12 — изваяние 3; 6 — изваяние 10; 7 — изваяние 4; 8 — изваяние 8; 9, 14-21 — изваяние 1).

(Открыть Рис. 4 в новом окне)

 

ется, очевидно, местной особенностью, поскольку за пределами семиреченского ареала он практически не встречается на каменных изваяниях. Интересное сообщение по поводу «рогатых» украшений приводится у Бичурина в разделе об эфталитах: «Братья имеют одну жену. Жена мужа, не имеющего братьев, т.е. одномужняя, носит шляпу с одним углом; многомужняя же умножает число углов по числу братьев». [9] Не исключено, что украшение головного убора в виде рогов имело и в Семиречье не только декоративное значение. На других скульптурах угадываются обобщённые контуры подпрямоугольных (рис. 1, 2, 6), округлых (рис. 1, 3, 5; 2, 10) и островерхой (рис. 1, 4) шапок, разнообразные варианты которых отмечены на синхронных памятниках Семиречья [10] и Восточного Казахстана. [11]

 

Оружие изображено лишь на одной скульптуре данной группы (рис. 1, 5). Это — кинжал с прямой рукоятью, в ножнах с загнутым концом и

(217/218)

полукруглой бляхой-обоймой (рис. 4, 22). Прямых аналогий ему не найдено, хотя изображения кинжалов имеются на многих каменных изваяниях Сибири и Казахстана.

 

Пояса обозначены на двух статуях, но только в одном случае (рис. 1, 1) изображены поясные бляхи сердцевидной, округлой (с четырьмя прорезями), прямоугольной и полуовальной (последние два типа — с горизонтальной прорезью) форм (рис. 4, 14-20). Подобные формы найдены в раннесредневековых курганах Прииртышья (VII-IX вв.), [12] Алтая (VII-X вв.), [13] Башкирии (VIII-IX вв.), [14] а также отмечены на поздних (IX-X вв.) изваяниях Тувы. [15] Второй пояс (рис. 1, 5) дан в виде извилистого уплощённого валика без пряжки и блях.

 

Украшения представлены гривной с амулетом (рис. 2, 9; 4, 13), браслетами (рис. 1, 1; 4, 14) и серьгами (рис. 1, 3; 2, 9; 4, 10-12). Гривна передана гладким, сужающимся к концам валиком, охватывающим шею под подбородком и по сторонам. От середины её на грудь опущена четырёхугольная подвеска с плавным перехватом по бокам, разделённая горизонтальной чертой на две части. Подобная гривна с подвеской воспроизведена на мужской статуе, найденной в окрестностях оз. Иссык-Куля. [16] Различие между ними заключается и в способе ношения этого украшения (иссык-кульский образец — на ленте), и в форме подвески. Вообще такой тип гривны изображён на многих половецких скульптурах. [17] Что касается серёг, то они представлены в данной группе двумя типами: 1) кольчатые с тремя лучами в виде лепестков (рис. 4, 10) и 2) пирамидальные с ромбовидной подвеской (рис. 4, 11, 12). Первый тип не имеет себе аналогий в археологическом материале. Лишь на двух половецких статуях отмечены кольчатые трёхлучевые серьги, [18] но в отличие от Семиреченских они имеют остроконечные, а не лепестковые лучи. Подвесная часть серёг второго типа по форме очень близка серьгам VIII-IX вв. с Северного Кавказа и из Южного Приуралья. [19]

 

Браслеты в виде округлого в поперечнике слитка с несомкнутыми концами имели широкое территориальное распространение. Показательно, что такие «слиткообразные» браслеты из серебра известны в материалах по этнографии казахов.

 

Сосуды являются обязательной принадлежностью каждой статуи. Всего их изображено в рассматриваемой группе девять. По форме они разделяются на следующие типы: 1) кубки, 2) чаши, 3) кувшиновидный сосуд с овальным туловом и воронкообразной горловиной, 4) горшок. Среди кубков имеется один рюмковидный сосуд на тонкой прямой ножке с широким основанием (рис. 5, 5), один — на конической, расширяющейся вниз ножке (рис. 5, 2), один — на ромбическом основании с расширяющимися вверх прямыми стенками (рис. 5, 8) и один — стакановидный бокал на квадратном основании (рис. 5, 4). Сюда же можно включить ещё один стакановидный сосуд, но без поддона (рис. 5, 6). Кубок на коническом поддоне имеет некоторое сходство с серебряным сосудом из Часовенногорской могилы 3, [20] хотя семиреченский образец отличается от него прямыми стенками и отсутствием орнамента. Вариант рюмковид-

(218/219)

Рис. 5. Вещи, изображённые на изваяниях второй группы.

1-12 — сосуды; 13 — зеркало (1 — изваяние 11, 2 — изваяние 14, 3 — изваяние 23, 4 — изваяние 12, 5 — изваяние 19, 6 — изваяние 16, 7 — изваяние 13, 8 — изваяние 20, 9 — изваяние 21, 10 — изваяние 18, 11 — изваяние 17, 12 — изваяние 22, 13 — изваяние 24).

(Открыть Рис. 5 в новом окне)

 

ного кубка на тонкой ножке известен от VI до XV в., [21] в том числе и на каменных изваяниях (Прииртышье, Семиречье). [22] Стакановидный сосуд изображён на одной статуе из Верхнего Прииртышья, [23] а также на глазурованной чаше IX в., найденной в Мерве. [24]

 

Чаши, обозначенные на фигурах, имеют округлое дно. Одна из них — пиалообразной формы, с вогнутой линией венчика (рис. 5, 7), другая — глубокая, с крутыми стенками (рис. 5, 9). Обе разновидности во множестве отмечены на раннесредневековых памятниках Казахстана, [25] Алтая и Монголии. [26]

 

Сосуд третьего типа — с яйцевидным туловом (рис. 5, 1) — изображён на восточноказахстанской скульптуре VII-VIII вв. [27] Близкие формы встречены в раннесредневековых погребениях Южного Урала. [28]

 

Горшок с узким донцем и широкой верхней частью тулова — относительно небольшой (рис. 5, 3). Подобная форма была отмечена на Зайсанском изваянии из Восточного Казахстана (VII-VIII вв.). [29]

 

Таким образом, на основании аналогий с памятниками с сопредельных территорий весь комплекс изображённых предметов датируется в рамках VIII-IX вв. н.э. В пользу относительно поздней (по сравнению с древнетюркскими статуями VI-VIII вв.) датировки рассмотренных произведений свидетельствуют форма квадратных и сердцевидных наременных блях, изображённых на изваянии 1, а также серьги (рис. 1, 3; 2, 9; 4, 10-12, 15, 16, 19, 20). Названные предметы, по мнению специа-

(219/220)

листов, появляются не ранее VIII в. н.э . (или по крайней мере на рубеже VII-VIII вв.). [30] Не противоречат такой дате и стаканообразные кубки, обозначенные на изваяниях 2 и 10, да и другие формы сосудов (кубки, чаши), бытующие достаточно широко как хронологически, так и территориально.

 

Второй тип изваяний включает в себя 14 произведений, исполненных из серого и розового гранита различных оттенков, а также песчаника (рис. 2, 11-15; 6, 16-24). Поза, судя по пропорциям фигуры, преимущественно стоящая (ноги не изображены), с сосудом в обеих руках, опущенных к поясу. Есть варианты: а) сосуд не в руках, а между раскрытых ладоней (рис. 2, 12); б) вместо сосуда в руках обозначен круглый предмет, возможно зеркало (рис. 6, 24). Кроме того, в данную группу включены две статуи, по-видимому, переходного типа (рис. 2, 15; 6, 21), поскольку близки стеловидным фигурам XI-XIII вв. Четыре скульптуры — явно мужские (рис. 2, 11, 12, 14; 6, 23), шесть — женские (рис. 6, 16-21), пол четырёх изваяний — неопределённый (рис. 2, 13, 15; 6, 22, 24). Техника обработки, сочетающая барельеф (брови, нос, уши, глаза, груди, руки, элементы одежды) и гравирование (глаза, пальцы рук), не отличается от техники, которая применялась при отделке изваяний первого типа. Лицевая поверхность, как правило, подшлифована, что замедлило разрушительное действие атмосферных и температурных явлений. Поверхность нешлифованных статуй подвергнута сильному выветриванию (рис. 6, 24). К особенностям рассматриваемого типа семиреченских скульптур следует отнести также ещё более выраженную обобщённость силуэта (стеловидность фигур).

 

Изобразительные приёмы для изваяний второго типа в целом сохраняются те же, что и для первого. Неодинаково лишь количественное соотношение их: в каждой группе преобладают те или иные приёмы. Так, безбровых статуй в первой группе учтено пять из восьми определимых, во второй — также пять, но из 13. То же отмечено в отношении трактовки единого рельефа бровей и носа (соответственно — 3 и 7). Новым во втором комплексе является приём изображения глаз в виде овальных ямок (рис. 2, 13; 6, 20) вместо выпуклых рельефов при сохранении традиционных элементов (рис. 6, 21). Показательна и манера изображения глаз в виде овального замкнутого валика с продольной бороздкой в середине (рис. 2, 11, 12, 14, 15; 6, 16, 17, 22), не встречающаяся на ранних памятниках. Ранее не был зафиксирован также приём изображения усов и рта на мужских статуях в едином рельефе (рис. 2, 11, 12, 14; 6, 23). Грудь на женских фигурах обозначена в виде округлых выпуклостей (рис. 6, 20, 21) и свисающих полуовалов (рис. 6, 16-19). Второй вариант, очевидно, связан с идеей материнства. Примечательно, что такая трактовка женской груди на каменных изваяниях не характерна для Казахстана (здесь более распространён первый вариант), зато на половецких памятниках она является чуть ли не единственной.

 

Как и прежде, большое внимание уделено отделке лица, по-видимому с целью придания портретного сходства. Голова выделена из монолита

(220/221)

Рис. 6. Изваяния второй группы.

17, 18, 22 — урочище Джайсан Курдайского района; 16 — территория Джамбульской области (более точное место находки неизвестно); 19 — урочище Ой-Джайляу Курдайского района; 20 — территория Меркенского района; 21, 23 — урочище Сулутер Луговского района (Чунгурское ущелье); 24 — окрестности станции Отар Курдайского района.

(Открыть Рис. 6 в новом окне)

(221/222)

за счёт слегка расширяющихся плеч (рис. 2, 11-15; 6, 16-18, 20, 23) или выступающей линией подбородка (рис. 6, 19, 21, 22). Вместе с тем обобщённый силуэт содержит в себе элементы индивидуальных особенностей конкретного человека (сутулая спина — рис. 2, 11; 6, 23; характерное утолщение в пояснице — рис. 2, 14; 6, 16; стройный стан — рис. 2, 13, 15; 6, 20), а также покроя одежды и формы головного убора. Как на мужских, так и на женских скульптурах усматриваются островерхие (рис. 2, 12, 14; 6, 21, 22) и уплощённые (рис. 2, 11, 13; 6, 19, 20) шапки, разнообразные варианты которых во множестве зафиксированы на средневековых памятниках Казахстана. [31] Обращает на себя внимание головной убор в виде капюшона с лицевым вырезом (рис. 2, 15; 6, 22), подобный покрывалам, изображенным на поздних прииртышских статуях. [32] Уместно отметить, что головной убор, являясь наиболее консервативным элементом одежды, длительное время сохраняет традиционные черты этнических, социальных, идеологических и половозрастных показателей. [33] В этой связи систематизация статуй по форме и покрою шапок приобретает чрезвычайно важное значение.

 

Лишь на одном образце намечены прямоугольные контуры воротника, как бы свисающего с плеч (рис. 2, 12). На остальных — сколько-нибудь отчётливых элементов покроя одежды не прослежено.

 

И здесь обязательной принадлежностью почти каждой скульптуры является сосуд, за исключением, может быть, изваяния 15, на груди которого обозначены не совсем ясные очертания предмета (подвеска? кубок на поддоне?). В руках ещё одной статуи изображено, по-видимому, округлое зеркало (рис. 6, 24). В одном случае сохранилась лишь верхняя часть (горловина) кринки (рис. 6, 22). Вся посуда по своей форме разделяется на пять типов: 1) высокие плоскодонные кувшины с уступом у венчика (рис. 5, 1, 2) или у дна (рис. 5, 3), 2) кувшины с коническим поддоном и расширяющейся вверх горловиной (рис. 5, 4, 5), 3) кувшины с округлым дном (рис. 5, 6, 12), 4) банки с плоским (рис. 5, 10, 11) или округлым (рис. 5, 7) дном, 5) чаши (рис. 5, 8, 9).

 

Прямых аналогий первому типу нет, но близкие формы (высокие кувшиновидные сосуды с плоским дном, без уступов) можно встретить среди керамических материалов VIII-X вв. Семиречья [34] и Хакасии. [35] Очертания кувшинов с поддоном (второй тип) живо напоминают сосуды, обозначенные на изваяниях VIII-IX вв. Тувы. [36] Аналогичный кувшин изображён на половецкой скульптуре «восточного типа» из Донецкой области. [37] Сосуды третьего типа (кувшины с округлым дном) во множестве зафиксированы на поздних семиреченских статуях. [38] То же можно сказать и о баночных сосудах с плоским дном (четвёртый тип). Один такой сосуд прямоугольных очертаний (из стекла) найден при раскопках Афрасиаба (X-XII вв.). [39] Подобные банки обозначены на многих половецких изваяниях, [40] как и их разновидности с прямыми, сужающимися к венчику стенками. [41] Правда, в отличие от половецких плоскодонных банок семиреченский образец имеет слегка закруглённое дно (рис. 4, 7).

(222/223)

 

Круглодонные чаши (пятый тип) имели широкое территориальное распространение и бытовали очень долго (вплоть до XIV в.) как в керамическом, так и в металлическом (особенно в серебре и золоте) исполнении. [42] Естественно, что они нередко изображались на каменных изваяниях, о чём свидетельствуют многочисленные памятники, относящиеся к разным хронологическим типам.

 

Из украшений в рассматриваемой группе имеется лишь один округлый предмет, в котором угадываются очертания зеркала (рис. 5, 13), изображённого с оборотной стороны. Во всяком случае, в пользу этого свидетельствует валикообразный широкий бортик по краю окружности и плоская поверхность углубления внутри него. Такие зеркала встречены в средневековых комплексах Казахстана (IX-XI вв.) [43] и Средней Азии. [44]

 

Подводя итоги разбору обозначенных на статуях второго типа предметов, можно достаточно уверенно отнести рассмотренные памятники к IX-XI вв. Верхняя дата установлена на основании аналогий отдельных сосудов с половецкими и среднеазиатскими формами, нижняя — подтверждается рядом изображённых предметов, а также самой позой фигуры, классический образец которой сложился, видимо, не ранее IX в.

 

Итак, рассмотренные две группы изваяний отличаются между собой не только позой, но и хронологически, а в определённой мере — и стилистически. На основании сравнительного анализа изображённых предметов первая группа датируется VIII-IX вв., вторая — IX-XI вв. Показательным в этой связи представляется резкое отличие между собой комплексов сосудов, обозначенных на изваяниях первой группы и второй. Если в первом случае преобладают рюмковидные и стаканообразные кубки, то во втором — высокие плоскодонные кувшины (без ручек) и банки. К сожалению, надпись, высеченная на одном изваянии первого типа (рис. 1, ), не привлекла ещё к себе внимания специалистов-рунологов. Публикация (на казахском языке) этого памятника орхоно-енисейской письменности более десяти лет назад носит описательный характер и не способствует уточнению датировки. [45]

 

Касаясь позы изваяний первого типа, следует указать на необычное для древнетюркских памятников отсутствие традиционного оружия в левой руке, хотя и опущенной (согласно канону) к поясу. Вместе с тем правая рука с сосудом на некоторых изваяниях слегка смещена вниз. Подобные нарушения изобразительных канонов отнюдь не случайны и были вызваны поступательным развитием монументального искусства древних тюркоязычных племён, которое шло вслед за эволюцией религиозных представлений, связанной с постепенным изменением идеала вождя, умершего предка. Таким образом, семиреченские изваяния первого типа, в определённой степени отражающие эти изменения, являются как бы связующим звеном между древнетюркскими (VI-VIII вв.) и половецкими (XII-XIII вв.) статуями.

 

Примечательной чертой рассмотренной серии изваяний является «портретность» как первой, так и второй групп, что характерно вообще для казахстанских памятников. Сходство достигалось за счёт выявле-

(223/224)

ния наиболее заметных особенностей, присущих тому или иному человеку (чрезмерная ширина лица, необычная форма усов, глаз, носа). Общая архитектоника фигур, как правило, была предопределена естественной формой каменной глыбы, соответствующей силуэту конкретного лица.

 

Поза скульптур достаточно прочно связана с атрибуцией памятников. Наличие и отсутствие тех или иных предметов на изваяниях определялось скорее всего степенью смысловой нагрузки по отношению к объекту, постепенно изменяющейся под воздействием складывающихся экономических, политических и идеологических факторов.

 

Разнообразие форм головных уборов свидетельствует об известной неоднородности населения Семиречья по этническим, социальным и половозрастным показателям. В целом же изваяния обеих групп оставлены, очевидно, племенами, входившими в состав тюркоязычных (кимакско-кипчакских) политических объединений.

 

Что касается происхождения и назначения каменных статуй, то в применении к казахстанским комплексам следует разделить точку зрения тех исследователей, которые связывают данные памятники с культом предков, рассматривая в скульптурном изображении портрет умершего и обожествлённого вождя, знатного воина, Матери (Девы) — покровительницы рода. [46] Надо полагать, что уточнению датировки различных типов каменных изваяний будет способствовать дальнейшая работа по систематизации этих памятников на основе выделения как общих, так и частных иконографических признаков.

 

Приложение.   ^

 

Изваяние 1, мужское. Серый гранит. Найдено в 1962 г. на территории с. Будёновки Свердловского района во время земляных работ. На уровне пояса (слева и сзади) повреждено сколами. Нижний конец вкопан в песчаный постамент. Видимая высота — 105 см, ширина плеч — 31 см, толщина — 14-16 см. На яйцевидной голове отчетливо видны очертания шлема с широкой лопастью (бармица?), прикрывающей шею. Овальные косо поставленные глаза (наружными углами вниз) с прочерченным зрачком даны двумя выпуклостями. Узкий нос уплощённым валиком отходит от «безбрового» лба. К носу низким равнобедренным треугольником примыкают усы, под которыми обозначен замкнутый овал рта. В правой согнутой под 45° руке — чашеобразный сосуд. На запястьях изображены по одному браслету с несомкнутыми концами. Пояс с двумя подвесными ремешками справа набран из сердцевидных и четырёхугольных с прорезью блях; кроме того, на поясе обозначена одна округлая бляха с четырьмя короткими прорезями по периметру и две — в виде полуовала. Слева под поясом высечена надпись орхоно-енисейского типа, повреждённая сколами; сохранилось шесть букв. Археологический музей АН Казахской ССР (рис. 1).

(224/225)

 

Изваяние 2, пол неопределённый. Серый гранит. Найдено на территории Курдайского района. Лицо и левая рука повреждены сколами. Высота — 129 см, ширина — 35-41 см, толщина — 25 см. Передняя сторона слегка подшлифована. Округлая голова выделена из монолита за счёт слабо выступающих плеч и подбородка. На лице сохранились неполные очертания глаз в виде овальных выпуклостей. В правой руке, согнутой под 45°, — стаканообразный кубок на квадратном поддоне. Левая рука (под 90°) — у пояса (рис. 1).

 

Изваяние 3, пол неопределённый. Серый сланец. Нижний левый край сколот по диагонали. Доставлено в музей из совхоза «Алгабас» Луговского района. Высота — 114 см, ширина плеч — 42 см, толщина — 7-15 см. Округлая голова со схематично очерченной линией волос на лбу выделена из монолита за счёт выступающих плеч. В ушах, обозначенных овальными замкнутыми валиками, изображены продолговатые серьги с перехватом и ромбической подвеской. Глаза в виде миндалин показаны под «безбровым» лбом, к которому примыкает рельеф носа, расширяющегося внизу. Рот прочерчен изогнутой линией концами вниз. Большим и указательным пальцами опущенной правой руки изображённый держит (за край ножки) кубок на невысокой прямой ножке с горизонтальным основанием. Кисть левой руки чуть поднята, пальцы её слегка касаются тулова сосуда. На груди показаны отвороты кафтана с широкими рукавами, запахнутого по всей вероятности на левую сторону. ДОМ КП 3855, Б 826 (рис. 1).

 

Изваяние 4, пол неопределённый. Зеленовато-серый сланец (плита). Совхоз «Алгабас» Луговского района. Повреждено позднейшей надписью в области груди и сколом в нижней части слева. Высота — 115 см, ширина плеч — 37 см, толщина — до 14 см. Островерхая голова выделена из монолита выемками по сторонам и за счёт слабо выступающего подбородка. Валики слегка изогнутых бровей примыкают к рельефу узкого носа со стреловидным окончанием. Овальные выпуклости глаз схвачены сверху и со стороны носа дополнительным валиком (веко?). У левого глаза высечены два знака в виде единицы и небольшого круга. Рот показан короткой тонкой линией. В правой руке, согнутой под 45°, изображён сосуд, по-видимому пиалообразной формы (очертания его неясны из-за высеченной цифры «1970»). Левая рука опущена к поясу, пальцы её сжаты в кулак (рис. 1).

 

Изваяние 5, мужское. Красный гранит. Найдено в 67 км от центральной усадьбы колхоза «Новый путь» Чуйского района, у небольшого безымянного озера, в камышах. Высота — 177 см, ширина плеч — 58 см, толщина — 38 см. Округлая голова выделена из монолита за счёт слегка выступающих плеч. Глаза даны двумя крупными овальными выпуклостями. Шишковатый нос выступающим рельефом отходит от «безбрового» лба. Четкими валиками обозначены длинные М-образные усы и примыкающий к ним снизу полуовал рта. На груди — спускающиеся с плеч треугольные отвороты кафтана, запахнутого, вероятно, на левую сторону. Чуть ниже — круглодонный сосуд с воронкообразной горловиной.

(225/226)

Правая рука согнута под прямым углом, пальцы её едва касаются тулова сосуда. Левая — под дном. Под слабо изогнутым валиком пояса изображён (горизонтально) кинжал в ножнах с загнутым концом и бляхой-обоймой у рукоятки (рис. 1).

 

Изваяние 6, мужское. Красный песчаник, прямоугольный в поперечном сечении. Найдено на территории Курдайского района. Лицо подвергнуто выветриванию. Нижняя часть монолита (от пояса) утрачена. Сохранившаяся высота — 80 см, ширина — 27 см, толщина — 19 см. Слегка уплощённая голова с заостренным подбородком выделена из монолита едва заметными выемками по сторонам. Уши даны в виде овальных замкнутых валиков. Под уплощённым широким носом видны неполные очертания М-образных усов (сохранился левый ус). На груди обозначен треугольный вырез воротника. В согнутой под 45° правой руке изображён сосуд в форме горшочка. Левая рука опущена, кисть её осталась на несохранившейся части монолита (рис. 1).

 

Изваяние 7, мужское (голова). Розовый гранит. Найдено на территории с. Будёновки Свердловского района. Сзади повреждено сколами. Высота — 36 см, ширина — 28 см, толщина — 20 см. Поверхность подшлифована. Сзади и по сторонам видны следы долотообразного орудия шириной 5-7 мм. Голова, очевидно, была выделена из монолита за счёт объёмных плеч, а также за счёт выступающего подбородка. На лбу и висках обозначены контуры остроовального шлема с мыском над переносицей. Уши показаны двумя скобообразными валиками. Волнистые брови и нос даны в едином рельефе. Под валиком М-образных усов изображён рот в виде замкнутого овала. В овальных выпуклостях глаз прочерчены зрачки, повторяющие внешние очертания глаз (рис. 1).

 

Изваяние 8, пол неопределённый. Красный песчаник, прямоугольный в поперечном сечении. Найдено на территории колхоза «Джамбул» Луговского района, в урочище Кунбас. Нижняя половина утрачена. Сохранившаяся высота — 65 см, ширина — 37 см, толщина — 12 см. Лицевая поверхность подшлифована. Чуть уплощённая голова выделена из монолита небольшими выемками по сторонам и углублением под подбородком. Вверху по лобной плоскости прочерчена ломаная линия — трёхрогий головной убор. Большие глаза очерчены двумя овалами, подчёркнутыми поддуговидными бровями, переданными в едином рельефе с носом, расширяющимся книзу. Под носом процарапан остроовальный контур рта. В правой руке, согнутой под 45°, изображён рюмковидный на короткой ножке кубок с прямыми расширяющимися вверх стенками. Левая рука не обозначена. На груди, в изогнутой линии под подбородком, усматриваются очертания воротника, на руке показан край рукава. ДОМ КП 3851, Б 825 (рис. 1).

 

Изваяние 9, пол неопределённый. Серый гранит. Найдено на территории колхоза им. Джамбула Луговского района. Правая сторона повреждена сколами (отбиты ухо и правая рука, выломана нижняя часть монолита). Высота — 119 см, наибольшая ширина — 40 см, толщина — 10-26 см. Лицевая сторона слегка подшлифована. Четырёхугольная

(226/227)

голова выделена за счёт выступающих плеч и подбородка. Невысокий головной убор четырёхугольной формы обозначен горизонтальным контуром на лобной части и со стороны спины, на уровне плеч. В скобообразный валик ушей «продеты» кольчатые серьги с трёхлучевой подвеской. На шее гладким валиком, сужающимся к концам, обозначена гривна с отходящим от неё амулетом в виде четырёхугольника со слегка вогнутыми сторонами. В правой руке изображён кубок на коническом поддоне, край ножки которого находится между большим и указательным пальцами. Глаза даны двумя выпуклыми овалами, уплощённый нос с очерченными ноздрями — невысоким рельефом, отходящим от «безбрового» лба. Рот показан выпуклым овалом с горизонтальной линией, разделяющей сомкнутые губы. На кистях линией прочерчен край рукава. Хранится в помещении детской туристско-экскурсионной станции (рис. 2).

 

Изваяние 10, мужское. Серый гранит. Найдено на территории Курдайского района. Нижняя половина (от пояса) утрачена. Сохранившаяся высота — 75 см, наибольшая ширина — 32 см, толщина — 12-31 см. Овальная голова (с сильным утолщением в затылочной части) выделена из монолита за счёт выемок по сторонам и выступающего подбородка. Уши даны дуговидными выпуклостями, овальные глаза со зрачком прочерчены тонкими замкнутыми линиями. Сзади процарапано (нечётко) семь прямых линий (пряди волос?). Уплощённый широкий нос обозначен выпуклым рельефом, отходящим от «безбрового» лба. Усы показаны двумя короткими наклонными валиками от ноздрей концами вниз. В согнутой под 45° правой руке изображён сосуд стаканообразной формы. Левая рука опущена, низ её (от локтя) остался на несохранившейся части монолита (рис. 2).

 

Изваяние 11, мужское. Светло-серый гранит. Найдено в урочище Джайсан Курдайского района. Спина слегка согнута за счёт одностороннего утолщения монолита. Повреждено сколами внизу и слева, в области левой руки. Высота — 127 см, ширина — 14-28 см, толщина — 10-23 см. Лицевая сторона подшлифована. Округлая голова выделена из монолита небольшими выемками по бокам и за счёт выступающего подбородка. Дуговидные брови и узкий нос даны в едином рельефе. В одном же рельефе обозначены прямые остроконечные усы (концами кверху) и рот с горизонтальной бороздкой в середине. В руках изображён высокий плоскодонный сосуд с уступом у венчика. ДОМ КП 3586/1, Б 158 (рис. 2).

 

Изваяние 12, мужское. Розовый гранит. Найдено в предгорьях Хантау Мойынкумского района. Задняя и боковые стороны в продольных трещинах. Высота — 140 см, ширина плеч — 45 см, толщина — 18-22 см. Передняя сторона подшлифована. Яйцевидная голова выделена из монолита выступающими плечами и подбородком. Слегка изогнутые брови и нос даны в едином рельефе. В одном же рельефе обозначены остроконечные (концами вверх) усы и рот с овальной выемкой посредине. В остроовальных выпуклостях удлинённых глаз прочерчены продольные линии зрачков. Уши показаны двумя скобообразными валиками. На груди на-

(227/228)

мечены очертания прямоугольного воротника, свисающего с плеч. Между раскрытыми ладонями опущенных рук изображён сосуд с воронкообразной горловиной и невысоким коническим поддоном. ДОМ КП 3581, Б 153 (рис. 2).

 

Изваяние 13, пол неопределённый. Красный песчаник. Найдено на территории колхоза «Большевик» Меркенского района. Высота — 141 см, ширина плеч — 39 см, толщина — 14-18 см. Уплощённая голова выделена из монолита за счёт выступающих плеч и подбородка. Двумя замкнутыми валиками овальной формы показаны уши. Глаза в виде небольших углублений даны под нависшим «безбровым» лбом. Узкий нос обозначен прямоугольным рельефом, отходящим от лба, рот — горизонтальной бороздкой с трапециевидным валиком верхней губы. В руках, на уровне

 

(228/229)

Рис. 7. Изваяния второй группы.

1 — изваяние 13; 2 — изваяние 21.

(Открыть Рис. 7 в новом окне)

Рис. 8. Изваяния второй группы.

1 — изваяние 14; 2 — изваяние 23; 3 — изваяние 19.

(Открыть Рис. 8 в новом окне)

 

пояса, изображён сужающийся вверх сосуд с округлым дном и чуть вогнутым венчиком. ДОМ КП 3588, Б 169 (рис. 2; 7).

 

Изваяние 14, мужское. Серый треугольный в поперечном сечении гранит. Найдено в урочище Джайсан Курдайского района. Высота — 140 см, ширина плеч — 33 см, толщина — 13-23 см. Передняя сторона подшлифована. Островерхая голова выделена из монолита небольшими выемками по сторонам. Слегка изогнутые брови и нос даны в едином рельефе. В одном же рельефе обозначены короткие остроконечные усы (концами вверх) и рот, прочерченный горизонтальной бороздкой. Глаза показаны двумя сегментообразными выпуклостями с прочерченными продольными линиями зрачков. В руках на уровне пояса изображён высокий сосуд с плоским дном и уступом у венчика. ДОМ КП 3586/2, Б 159 (рис. 2; 8).

(229/230)

 

Изваяние 15, пол неопределённый. Светло-серый гранит. Найдено в урочище Джайсан Курдайского района. Высота — 79 см, ширина — 26 см, толщина — 10-13 см. Уплощённая голова выделена из монолита за счёт выступающих плеч и подбородка. Изогнутые брови и нос даны в едином рельефе. Лицо оконтурено валиком, образующим вместе с бровями сердцевидный вырез головного убора. Глаза и рот обозначены овальными замкнутыми валиками. На груди — неясные контуры воротника и стаканообразного сосуда (возможно, подвеска) (рис. 2; 9).

 

Изваяние 16, женское. Серый гранит. Точное место находки неизвестно. Верхняя часть головы и левая сторона фигуры повреждены сколами. Высота — 97 см, ширина — 32 см, толщина — 10-16 см. Голова выделена из монолита за счёт выступающих плеч и подбородка. Глаза и рот даны продолговатыми выпуклостями с продольными линиями. Нос обозначен уплощённым рельефом, отходящим от «безбрового» лба. Свисающая грудь изображена в виде двух остроконечных полуовалов. В опущенных руках — высокий сосуд с округлым дном и прямой горловиной (рис. 6).

 

Изваяние 17, женское. Серый гранит с чёрными точечными включениями. Урочище Джайсан Курдайского района. Высота — 120 см, ширина плеч — 34 см, наибольшая толщина — 25 см. Округлая голова выделена из монолита за счёт выступающих плеч и подбородка. Уши даны двумя скобообразными валиками, глаза — миндалевидными выпуклостями с продольной бороздкой зрачка, рот — горизонтальной бороздкой, ограниченной слегка выступающим овалом губ. Рельеф плавно расширяющегося книзу носа отходит от «безбрового» лба. Свисающая грудь обозначена двумя полуовалами. В опущенных руках изображён баночный сосуд с прямыми стенками и плоским дном. ДОМ КП 3586/8, Б 156 (рис. 6).

 

Изваяние 18, женское. Серый, подтреугольный в поперечном сечении гранит. Урочище Джайсан Курдайского района. Голова отбита и утрачена. Повреждено сколами в области рук. Высота — 86 см, ширина — 38 см, толщина — 20 см. Двумя полуовалами обозначена грудь. В опущенных руках — баночный сосуд с плоским дном и слегка отогнутым венчиком. ДОМ КП 3586/9, Б 166 (рис. 6).

 

Изваяние 19, женское (?). Тёмно-серый гранит. Урочище Ой-Джайляу Курдайского района. Повреждена верхняя часть головы (справа), продольным сколом отбита часть правой руки. Высота — 98 см, ширина — 23-39 см, толщина — 16-19 см. Лицевая сторона подшлифована. По бокам видны следы ударов округлого в сечении инструмента. Уплощённая голова выделена за счёт выступающего заостренного подбородка. Дуговидные брови и нос даны в едином рельефе. Глаза и рот обозначены выпуклыми овалами (почти ромбами) с продольной бороздкой зрачка. В опущенных руках (без пальцев) изображён сосуд с прямым горлом, шаровидным туловом и высоким поддоном. ДОМ КП 3881, Б 829 (рис. 6; 8).

 

Изваяние 20, женское. Красный песчаник. Меркенский район. Нижняя часть обломана и утрачена. Сохранившаяся высота — 57 см, ширина плеч — 27 см, толщина — 10-15 см. Уплощенная голова выделена

(230/231)

Рис. 9. Изваяния второй группы.

1 — изваяние 15; 2 — изваяние 20.

(Открыть Рис. 9 в новом окне)

 

из монолита за счёт выступающих плеч и подбородка. Уши — скобообразные. Изогнутые брови и нос даны в едином рельефе. Глаза показаны двумя овальными косо поставленными (наружными углами книзу) ямками. Рот обозначен горизонтальной бороздкой. На шее изображена широкая гривна (?), чуть ниже — груди в виде округлых уплощённых выпуклостей. В опущенных руках виден контур венчика сосуда, оставшегося на несохранившейся части монолита (рис. 6; 9).

 

Изваяние 21, женское. Серый гранит. Урочище Сулутер в Чунгурском ущелье Луговского района. Высота — 91 см, ширина головы — 35 см, толщина — 5 (вверху) — 24 см. Округлая, со скошенной поверхностью голова выделена лишь за счёт выступающего подбородка. Глаза даны двумя округлыми небольшими выпуклостями, нос — брусковидным

(231/232)

рельефом, отходящим от «безбрового» лба, рот — выпуклым овалом, с тонкой продольной линией, разделяющей губы. Под подбородком изображена глубокая чаша (или гривна?), чуть ниже — «торчащие» груди в виде округлых конических выпуклостей. В опущенных руках с толстыми пальцами видны нечёткие контуры ещё одной низкой чаши (?). ДОМ КП 3854, Б 822 (рис. 6; 7).

 

Изваяние 22, пол неопределённый. Розовато-серый (в изломе — почти чёрный) гранит. Урочище Джайсан Курдайского района. Правая часть (снизу) повреждена диагональным сколом. Высота — 98 см, ширина — 25-27 см, толщина — 16-24 см. Островерхая голова выделена лишь за счёт слегка выступающего подбородка. Лицо оконтурено замкнутым валиком, образующим сердцевидный вырез головного убора. Глаза даны двумя овальными выпуклостями с продольной линией зрачка. Узким прямым рельефом, отходящим от лба, обозначен нос. Рот показан короткой горизонтальной бороздкой. В опущенных руках видна верхняя часть (горловина) сосуда. ДОМ КП 3586/6, Б 163 (рис. 6).

 

Изваяние 23, мужское. Серый (в изломе — почти чёрный) гранит, сужающийся книзу. Чунгурское ущелье Луговского района. Высота — 118 см, наибольшая ширина — 27 см, толщина — 14-25 см. Уплощённая голова выделена лишь за счёт выступающего подбородка. Изогнутые брови и нос даны в едином рельефе. В одном же рельефе обозначены усы концами вверх и рот. Глаза показаны двумя выпуклыми сегментами с продольной линией зрачка. В руках, на уровне живота, изображён высокий сосуд с выступом у дна и овальным туловом (рис. 6; 8).

 

Изваяние 24, пол неопределённый. Красный песчаник с отслаивающейся поверхностью. Окрестности станции Отар Курдайского района. Верхняя часть (голова) отбита и утрачена. Сохранившаяся высота — 88 см, ширина — 38 см, толщина — 10-15 см. Между пальцами опущенных рук выбито округлое углубление (зеркало?). ДОМ КП 3884, Б 832 (рис. 6).

 


 

[1] Пользуюсь случаем, чтобы выразить свою глубокую признательность старшему научному сотруднику музея А.П. Попову и всем его коллегам за оказанное содействие в изучении данных памятников.

[2] Обмеры, зарисовки, фотографирование и описание изваяний сделаны автором в сентябре 1977 г.

[3] От одного изваяния сохранилась лишь голова, поэтому отнесение её к первой группе основано только на стилевом единстве изображения лица и головного убора между ней и изваянием 1.

[4] Обоснование этому см. в кн.: Археологические памятники Прииссыккулья. Фрунзе, 1975, с. 113-119.

[5] Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния Верхнего Прииртышья. — СА, 1974, №3, с. 222, рис. 2, 6-8; Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры из Восточного Казахстана. — СА, 1976, №4, с. 154, рис. 2, 4-6.

[6] Востров В.В. Новые материалы по этнографии казахов-адаевцев. — Тр. ИИАЭ КазССР, Алма-Ата 1960, т. 8, с. 164, рис. 3.

[7] Евтюхова Л.А. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии. — МИА, 1952, №24, с. 80, рис. 14.

[8] Плетнёва С.А. Половецкие каменные изваяния. — САИ, М., 1974, Е4-2, с. 39, рис. 14, 11, 12.

(232/233)

[9] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л., 1960, т. II, с. 268.

[10] Шер Я.А. Каменные изваяния Семиречья. М.; Л., 1966, табл. I-XXIX.

[11] Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния..., рис. 2, 6; 5, 10, 12, 15, 16; 6, 17-21; Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., рис. 1, 1, 3; 2, 4-6.

[12] Арсланова Ф.X. Бобровский могильник. — Изв. АН КазССР, 1963, вып. 4, с. 76, табл. I, 6; Она же. Памятники павлодарского Прииртышья. — В кн:. Новое в археологии Казахстана. Алма-Ата, 1968, с. 100, табл. I, 170, 191, 194, 195; Она же. Курганы с трупосожжением в Верхнем Прииртышье. — В кн.: Поиски и раскопки в Казахстане. Алма-Ата, 1972, с. 57, табл. I, 6-8, 11-15; VII, 9-12.

[13] Гаврилова А.А. Могильник Кудырге как источник по истории алтайских племён. М.; Л., 1965, с. 67, рис. 5 [надо: 9]; с. 71, рис. 11, 21-23, 38; Амброз А.К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. — СА, 1971, №3, с. 122, рис. 13, 24-26, 42-44.

[14] Ковалевская В.Б. Башкирия и евразийские степи IV-IX вв. (по материалам поясных наборов). — В кн.: Проблемы археологии и древней истории угров. М., 1972, с. 98, рис. 2, 23, 27, 28, 32, 33; с. 107, рис. 8 (VIII-IX вв.).

[15] Евтюхова Л.А. Каменные изваяния..., с. 87, рис. 24.

[16] Шер Я.А. Каменные изваяния..., табл. XVII, 74.

[17] Плетнёва С.А. Половецкие каменные изваяния, с. 45, 49, табл. 11.

[18] Там же, табл. 11, 43; 79, 1287.

[19] Амброз А.К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. — СА, 1971, №2, с. 121, рис. 8, 6, 16, 21, 36.

[20] Гаврилова А.А. Могильник Кудырге..., с. 77, рис. 14, 3.

[21] Смирнов Я.И. Восточное серебро. СПб., 1909, табл. XCVI, 195, 196; табл. XCIX, 203-211.

[22] Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., с. 155, рис. 3; 4 [надо: 3, и]; Шер Я.А. Каменные изваяния..., табл. III, 16; IX, 41; X, 45, 46; XI, 49.

[23] Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., с. 155, рис. 3 д.

[24] Лунина С.Б. О культурных связях средневекового Мерва. — В кн.: Средняя Азия в древности и средневековье. М., 1977, с. 129, рис. 32.

[25] Шер Я.А. Каменные изваяния..., табл. I, 4; VI, 24; XIV, 56, 57; Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния..., с. 222, рис. 2, 7; Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., с. 154, рис. 1, 1; 2, 5; Маргулан А.X. Третий сезон археологической работы в Центральном Казахстане. — Изв. АН КазССР, 1951, №108, вып. 3, с. 29, рис. 18; Кызласов Л.Р. Памятники поздних кочевников Центрального Казахстана. — Там же, с. 57, рис. 3; с. 61, рис. 5.

[26] Евтюхова Л.А. Каменные изваяния..., с. 119, рис. 71, 4; с. 97, рис. 46, 3; с. 100, рис. 49, 2.

[27] Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния..., с. 221, рис. 1, 3.

[28] Мажитов Н.А. Южный Урал в VII-XIV вв. М., 1977, табл. VIII, 1, 4, 8; XV, 8; XVI, 6; XXIII, 6, 9.

[29] Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., с. 154, рис. 2, 4; с. 155, рис. 3 з.

[30] Амброз А.К. Проблемы... — СА, 1971, №3, с. 123, 126.

[31] Шер Я.А. Каменные изваяния..., табл. XXV, 120, 122; XXVI, 124, 127; Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния..., с. 227, рис. 5, 12, 15, 16; Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры..., с. 158, рис. 6, 9; 7, 10-12.

[32] Арсланова Ф.X., Чариков А.А. Каменные изваяния..., с. 227, рис. 5, 13, 14.

[33] Сухарева О.А. Древние черты в формах головных уборов народов Средней Азии. — В кн.: Среднеазиатский этнографический сборник. М., 1954, 1, с. 300. (Тр. ИЭ АН СССР. Нов. сер. XXI); Белицер В.Н. Народная одежда мордвы. М., 1973, с. 147, 198.

[34] Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. — МИА, 1952, №26, с. 155, рис. 68; с. 161, рис. 70; Сенигова Т.Н. Средневековый Тараз. Алма-Ата, 1972, с. 80, табл. III, 7.

[35] Евтюхова Л.А. Археологические па-

(233/234)

мятники енисейских кыргызов (хакасов). Абакан, 1948, с. 61, рис. 109; с. 65, рис. 116 (к. 3); с. 93, рис. 181-183.

[36] Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. М., 1969, с. 80-81, рис. 26; 27, 1, 4.

[37] Плетнёва С.А. Половецкие каменные изваяния, табл. 31, 276.

[38] Шер Я.А. Каменные изваяния..., табл. XXIV, 111, 113; XXVI, 124; XXVII, 132.

[39] Гафуров Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. М., 1972, рис. на с. 422 (первый слева).

[40] Плетнёва С.А. Половецкие каменные изваяния, табл. 1, 4; 4, 18; 8, 52; 9, 34, 34, 285; 37, 317; 44, 683; 56, 1073; 79, 1288.

[41] Там же, табл. 1, 2; 9, 26, 27; 14, 46; 27, 250.

[42] Евтюхова Л.А. Каменные изваяния..., с. 108.

[43] Арсланова Ф.X., Кляшторный С.Г. Руническая надпись на зеркале из Верхнего Прииртышья. — В кн.: Тюркологический сборник 1972. М., 1973, табл. II (вклейка между с. 312 и 313).

[44] Беленицкий А.М., Бентович И.Б., Большаков О.Г. Средневековый город Средней Азии. Л., 1973, с. 87, рис. 53 (внизу справа).

[45] Попов А. Ещё одна находка. — Ленинская смена, 1962, 16 авг.

[46] Кызласов Л.Р. О назначении древнетюркских изваяний, изображающих людей. — СА, 1964, №2, с. 27-39; Фёдоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 191; Плетнёва С.А. Половецкие каменные изваяния, с. 74.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки