главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги

Р.С. Липец. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. М.: 1984. Р.С. Липец

Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе.

// М.: 1984. 264 с.

 

Часть I. Батыр.

 

Воинские игры.

 

Одно из главных воинских достоинств в тюрко-монгольском эпосе — меткость при стрельбе, сказывающаяся и в его охотничьих подвигах, тренирующих воинов. Одним выстрелом стрелок попадает в две (и больше) цели. Гесер убивает одним выстрелом сороку и лису (Гесериада, 55) или буйвола, лошадь и собаку (Там же, 83).

 

Стрелок должен ценить своё оружие. Насмешки над охотниками заключаются в том, чтобы изломать у них луки и стрелы или заставить сделать это их самих. Так, Гесеру удается убедить их сжечь на топливо свои луки и стрелы, так как якобы близко есть Луко-стрельная река, где можно набрать луков и стрел сколько угодно (Там же, 81-82). При этом они по указанию Гесера, сжигая оружие, варят на огне ужин, составив свои собственные колени, как таганы.

 

Воин должен уметь не только метко стрелять, но и искусно избегать стрел, то привставая на стременах, то притворно падая навзничь (Ястремский, 24). Причём конь также увертывается от стрел, делая прыжки и пр.

 

Проверкой искусства владения оружием являются воинские игры. По существу это бой со сменой оружия или состязания другого рода. Многократно и подробнейшим образом описаны в монгольском, ойратском, тувинском эпосе фантастические состязания в стрельбе из луков, но реальность в них — прославленная меткость конных стрелков у кочевников и дальность полёта пущенной стрелы. Рогмо-гоа в «Гесере» должна выйти замуж за победителя трёх её стрелков и трёх борцов, причём стрела была «должна угодить именно в то место, где находилась голова» стрелка. У первого из них стрела, выпущенная ранним утром, возвратилась на землю, когда солнце свершило больше трёх четвертей своего

(85/86)

пути», у второго — пока можно было сварить два раза чай, у третьего — «один чай». Такова дальность полёта их стрел! Стрела же Гесера — победителя в состязании — пришла только к концу дня на то именно место, куда было условлено, а он успел отстраниться от неё (Гесериада, 70-71).

 

На поминках по Кокетею в «Манасе» разнообразные воинские игры переходят в настоящее сражение с чужеземными гостями. Последовательность состязаний чоро Манаса между собой и с другими подробнейшим образом описана в этом эпосе. Видное место в них занимает стрельба в цель двух видов. В одном из них стрела приходит к мишени через ряд отверстий в различных предметах, зажигает степь, расщепляет деревья и т.п., а под конец герой догоняет и ловит стрелу.

 

В тувинском эпосе, чтобы достичь цели и выполнить сложные условия состязания, «Хан-Буудай убежал на такое расстояние, которое всадник проедет только за год, отточил остриё чёрной боевой стрелы и стал натягивать тугую тетиву чёрного лука. С утра натягивал до самого вечера, с вечера натягивал до самого утра — с кончиков пальцев кровь потекла, на конце стрелы вспыхнуло пламя, — и тогда пустил стрелу. Взвыла тетива. Стрела срезала верхушки ста лиственниц. Хан-Буудай с быстротою ястреба понёсся за нею и собрал в полу своего халата все шишки, падавшие с лиственниц. Стрела его прошла сквозь отверстие верблюжьей лопатки, сквозь ушко большой иголки, отколола верхушку железного синего изваяния, подожгла кучу дров, привезённых на ста быках, зажгла необозримую глазом жёлтую степь. Когда стрела пролетала над дальним её краем, Хан-Буудай с проворностью ястреба догнал её и поймал». Это была «правильная победа» (Гребнев, 1950а, 45). В сказании о Кара-Когеле герой ловит летящую ещё стрелу арканом, а не догоняет её (Там же, 115).

 

В ойратском эпосе в состязании «победившим должен быть тот, чья стрела, пущенная с расстояния в полдня пути, пройдёт через ушко тонкой иглы, пройдёт через отверстие большой иглы, перебьёт стебель ковыля, пройдёт через отверстие таза лисицы, затем пройдёт под кривым деревом и вдребезги разобьёт большой валун-камень» (Владимирцов, 1923, 245).

 

От состязаний, где стрела должна пройти сложную трассу, отличается вторая их группа, где мишень только одна. В алтайском эпосе стреляют в «золотой камень с большой палец величиной», находящийся на вершине горы («Аносский сборник, 80). В киргизском эпосе мишень — «золотая джамба» (слиток золота или монета и пр.), привешенная на нити или на нескольких шнурах к вершине дерева, столбу (из ство-

(86/87)

лов 600 елей, нарощенных один на другой). Чтобы срезать её, надо попасть выстрелом именно в эти нити. Цена джамбы — сто рабов. Судья состязаний — дед Кошой — за шиворот отшвыривает отстрелявшихся: «Отстрелялся — не мешай, в седло садись и отъезжай!». Каждый из 40 чоро сбил по шнуру, на которых держалась джамба, из ружей; попал в джамбу Манас. С тех пор имя Манаса, добавляет сказитель, произносят при «игре в джамбу». Идет стрельба по очереди в тебетей — шапку, которой два или три часа не дают упасть на землю (Манас, 66-69, 79-84).

 

Каждый вид схватки предваряется ударом золотого барабана Манаса. 84 его «лучших батыра» демонстрируют воинские игры: разделившись на две партии, открывают стрельбу друг по другу, и все падают «наземь в тот миг с коней», как убитые, а по следующему удару барабана, «ног не вставляя в стремена, вскакивают на своих коней». Затем воины четырёх отрядов попарно сбивают друг друга с коней и, бросив на свои сёдла побеждённых, мчатся с ними, как с добычей (Там же, 71-76).

 

Затем следует стрельба из лука двух шеренг (по 42 человека); срезают только кисточки с колпаков, а все стрелки невредимы (Там же, 76-77).

 

В рубке клинками 40 чоро, «доблестных волков», скрежеща зубами, норовят попасть в шею друг друга, — искры летят, лязгает булат, сходятся сорок раз, — и не оцарапали друг друга, так как каждый «ударом отводил удар». Так умели тогда владеть клинком! Манас предупреждает, что, если кто-нибудь будет оцарапан, «не отбив чужой булат», — будет «виноват» перед Манасом. Бойцы сами забывают в азарте, что это «лишь боевая забава» (Там же, 77-78).

 

Бой на пиках происходил на следующий день состязаний. На шесте — знамя Кокетея. Манас — великий мастер пики — участвует в этой игре сам и побеждает (Там же, 116).

 

Следующая «забава» — борьба, за победу в которой назначены огромные призы: сто верблюдов и шестьсот лошадей, двести коров и пятьсот баранов (Там же, 119). Победитель Кошой призы раздаёт беднякам, сиротам и вдовам, не оставив себе «ни единой головы» (Там же, 164). Земля на майдане разрыхлена их ногами, «как омачом» (Там же, 153-154).

 

Пыль от борьбы закрывает майдан, и по просьбе киргизов Алмамбет низводит дождь и град, чтобы прибить её. Ночью зажигают светильники, а зрители на конях ждут исхода борьбы, «в сёдлах отсидев зады» (Манас, 155-159). Не случайно зрители-иноземцы, долго враждовавшие с киргизами, напуганы этими играми:

(87/88)

 

Рубясь друг с другом так, — говорят, —

Как рубиться будут с врагом!

(Там же, 79)

 

Вот каков смысл этой тренировки для профессиональных воинов и для их коней!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги