главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1980 года.

Археологические открытия 1980 года. М.: 1981.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1980 года.

// М.: 1981. 508 с.

 

Зарубежные экспедиции.

 

Васильевский Р.С., Молодин В.И. Археологические исследования на Кубе. — 486

Волков В.В. Советско-Монгольская экспедиция. — 486

Кляшторный С.Г. Эпиграфические работы в Монголии. — 487

Макарова Т.И. Болгаро-Советская экспедиция. — 488

Мунчаев Р.М. Археологические исследования в Месопотамии. — 489

Старков В.Ф. Раскопки на Шпицбергене. — 490

Титов В.С., Потёмкина Т.М. Раскопки в окрестностях телля Херпай. — 491

Титов В.С., Эрдели И. Кестхей — Фенекпуста. — 492

 

Р.С. Васильевский, В.И. Молодин

Археологические исследования на Кубе.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 486.

 

В соответствии с планом научного сотрудничества между АН СССР и АН Кубы группа советских археологов работала на Кубе. Основными задачами, стоявшими перед группой, были методическая помощь в создании археологического атласа Кубы, изучение археологических коллекций, исследование безкерамических памятников острова.

 

В провинции Пинар дель Рио осмотрено более 10 памятников — стоянок открытого типа, богатых кухонными отбросами в виде дроблёных морских раковин и улиток, орудиями в виде тёрочников и пестов, разнообразными поделками из раковин (скрёбла, проколки, «наконечники»). На памятнике Куева де Карэнэро произведены небольшие раскопки. Обнаружены нуклеусы, пластинчатые отщепы, ножи, скобели, изготовленные из яшмовидной породы зелёного цвета, и изделия из раковин.

 

В провинции Камагуэй в горах Сьерра Кубитас осмотрены пещеры с наскальными рисунками Матиас, Пичардо, Мария Тереза, Генералес. Среди петроглифов имеются изображения антропоморфных фигур, сцены охоты, сложные геометрические фигуры, выполненные красной и чёрной красками. Наиболее ранними представляются изображения в пещере Пичардо. Фигура идола из этой пещеры напоминает рельефные изображения на глиняной посуде с поселений культуры Субтаина (1400-1500 лет назад).

 

В провинции Ольгин открыты самые древние из известных на Кубе стоянки Себоруко I-VI. Каменный инвентарь их характеризуется крупными пластинами и изделиями из них, чопперовидными инструментами, галечными, дисковидными, подпризматическими нуклеусами. Стоянки можно датировать периодом 8000-6000 лет назад.

 

В.В. Волков

Советско-Монгольская экспедиция.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 486-487.

 

Продолжала полевые исследования комплексная Советско-Монгольская историко-культурная экспедиция. Одним из основных направлений её работ оставалось изучение памятников каменного века Монголии. Новосибирский отряд академика А.П. Окладникова осуществил раскопки в Аршан Хад (Хентейский аймак). Аршан Хад известен как редкое для востока МНР скопление наскальных рисунков, которые, как представлялось ранее, частично перекрывались слоем с неолитическим кремнём. Однако раскопками установлено, что кремнёвые поделки просто смыты, переотложены с расположенной несколько выше петроглифов неолитической стоянки. Там же обнаружен слой с обработанным камнем верхнепалеолитического облика.

 

Продолжались разведки и раскопки памятников эпохи бронзы и раннего железа. В Хушотын Тал (Архантайский аймак) раскапывались плиточные моги-

(486/487)

лы с оленными камнями по углам. Как и в других пунктах, в могилах с оленными камнями совершенно отсутствовали кости человека. Несколько новых оленных камней обследовано разведочными маршрутами на Монгольском Алтае.

 

На территории Ноён сомона в Южной Гоби открыто крупное скопление наскальных рисунков. Среди них преобладают сравнительно молодые. В основном это фигурки верблюдов, всадников, но есть и достаточно древние, покрытые густым скальным загаром. Особенно выразительны крупные фигурки быков, напоминающие петроглифы р. Чулуут (Архантайский аймак), которые датируются ранней бронзой.

 

В окрестностях древнемонгольской столицы Кара-Корума, у подножия горы Мамуу-Толгой, при ирригационных работах обнаружен неизвестный ранее грунтовой могильник. Здесь удалось раскопать могилу, сохранившуюся на глубине 2,3 м. Гроб из лиственничных досок стоял на трёх поперечных плахах. Дно его изнутри было покрыто тонкой циновкой, на которой черепом на юг лежал скелет женщины. В области груди и таза найдено восемь медных китайских монет. Справа у черепа в остатках шёлкового мешочка найдены агатовое украшение и 10 человеческих зубов. Во рту обнаружены две серебряные монеты с арабскими надписями, возле шеи — обломки эсовидных серёг, над черепом — четыре заколки для волос из бронзы, серебра и позолоченной меди. У западного угла гроба стоял большой сероглиняный сосуд, почти доверху наполненный пережжёнными костями взрослого человека. Судя по монетам, это необычное для Монголии погребение датируется не ранее XII в. и, скорее всего, относится к периоду расцвета древнемонгольской столицы.

 

С.Г. Кляшторный

Эпиграфические работы в Монголии.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 487-488.

 

Основные работы эпиграфического отряда Советско-Монгольской историко-культурной экспедиции были сосредоточены в Северо-Западной Монголии, где продолжался поиск памятников тюркской рунической письменности. Этот обширный регион, лежащий на стыке трёх провинций тюркской рунической письменности (верхнеенисейской, горноалтайской и северомонгольской) считался малоперспективным для поисков эпиграфических памятников тюркского времени. Между тем наиболее дискуссионные вопросы — выявление генетических истоков, путей распространения и взаимовлияния письменных школ — не поддаются решению без выявления памятников тюркской рунической письменности в контактных и маргинальных зонах. Важнейшей из них является территория между северо-западными отрогами Хангая, южными склонами хребтов Танну-Ола и Цаган-Шибэту и северной оконечностью Монгольского Алтая. Здесь, в 17 км к юго-западу от оз. Ачит-нур, в горной лощине, обнаружен древнетюркский могильник (23 кургана и 18 погребальных оградок), в состав которого входили три стелы (Ачит-нур I-III) с нанесёнными на них одинаковыми тамговыми знаками. На двух из них (I, II) имелись рунические надписи. Все три стелы были установлены почти вплотную друг к другу, лицевой поверхностью на юго-восток/ Одна из них (I) обломана и лежит теперь надписью вверх. Поверхность стел, изготовленных из крупных обломков слоистого конгломерата, обработанных лишь в верхней части, подверглась сильной эрозии, вследствие чего пострадали знаки надписей. Тексты на стелах I и II нанесены на лицевой стороне, тамга на стеле I — также на лицевой стороне, ни-

(487/488)

же надписи. На стелах II и III тамга располагается на оборотной стороне. Надпись на стеле I двухстрочная (длина строк 135 и 90 см), на стеле II однострочная (длина строки 102 см).

 

Обе надписи являются краткими эпитафиями воинов, одного из которых (стела I) звали Шангыр (Шангар?), и палеографически датируются VIII-IX вв. Хотя стиль и палеографические особенности надписей ясно указывают на влияние верхнеенисейской (древнекыргызской) руники, всё же полное сходство между надписями Ачит-нура и Енисея не устанавливается. Локальные особенности северомонгольской эпиграфики свидетельствуют о существовании здесь относительно самостоятельной писцовой школы.

 

Т.И. Макарова

Болгаро-Советская экспедиция.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 488.

 

Болгаро-Советская экспедиция продолжала работы в Плиске — столице Первого Болгарского царства. В экспедиции с советской стороны принимали участие Г.Е. Афанасьев, И.Л. Кызласов, С.М. Йовков, с болгарской — архитектор Д. Василева (Археологический музей и Институт археологии БАН). Первый стратиграфический раскоп, заложенный к северу от сохранившейся до наших дней стены Внутреннего города Плиски и исследовавшийся экспедицией в 1977-1979 гг., в 1980 г. был засыпан с целью консервации. На нём было выявлено три периода жизни города, относящихся к концу VIII — началу IX в., IX в. и X — первой половине XI в.

 

Продолжены работы на втором раскопе, где в течение прошлых двух сезонов на протяжении 70 м были прослежены фундаменты древнейшей крепостной стены Внутреннего города. В 1980 г. они прослежены ещё на 12 м на площади в 150 кв.м. Это две параллельные метровые канавы, врытые глубоко в материке и заполненные камнями и землёй. Они служили фундаментом для внутреннего и внешнего панцирей стены, а почти двухметровое материковое пространство между ними служило естественным основанием забутовки.

 

Фундаменты стены на исследованном участке были перекрыты остатками разновременного каменного строительства — различными по строительной технике кладками. Одни из них сложены из плитняка на глине, другие — из белокаменных блоков на растворе, на фундаменте из мергеля. О характере построек, которым принадлежали открытые кладки, говорить преждевременно, так как все они уходят в борта раскопа. Однако разный уровень их залегания и взаимное пересечение делают ясной относительную хронологию предпринятого на исследуемом участке после разрушения оборонительной стены строительства. Самый ранний период строительства представлен кладкой, пересекающей верхние камни фундаментов стены, самый поздний — кладкой, открытой непосредственно под дерновым слоем. Последняя частично разрушила погребения кладбища, возникшего к востоку от открытой в 1979 г. церкви. Состав керамического материала и инвентарь погребений позволяет говорить о позднейшем периоде жизни Плиски, относящемся в XI-XII вв. и характеризующемся интенсивным каменным строительством.

(488/489)

 

Р.М. Мунчаев

Археологические исследования в Месопотамии.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 489-490.

 

Иракская экспедиция АН СССР продолжала в Северной Месопотамии исследования поселения Ярымтепе III, относящегося к халафской и убейдской культурам (V-IV тысячелетия до н.э.), и поселения докерамического неолита Телль Магзалия (VIII-VII тысячелетия до н.э.).

 

На Ярымтепе III, где вскрывались слои халафской культуры, работы были сосредоточены в центральной части холма на участках I, II и главным образом на участках IVa,с и VIa,с. Здесь завершены раскопки большого круглого в плане дома — толоса 137. Это наиболее крупная (диаметр 5,85 м) жилая постройка, открытая на данном поселении. Стены дома толщиной до 0,3 м, сохранившиеся на высоту до 2 м (на глубине 4,91-6,93 м), были сложены из сырца и обмазаны с двух сторон глиной. Изнутри они были укреплены приставленными на всю высоту стен контрфорсами, образовывавшими внутри дома четыре симметрично расположенных отсека размерами 2,20-2,35×1,55-1,70 м. В одном из них находилась печь типа мангала. Дверной проем размерами 0,80×0,45 м был устроен в стене южной части дома. С восточной и северо-восточной сторон к толосу были пристроены хозяйственные помещения прямоугольной в плане формы. Остатки таких же построек открыты и на других участках ниже уровня 6,50 м.

 

Добытый на Ярымтепе III материал включает каменные зернотёрки, тёрочники, песты, кремневые лезвия серпов, костяные шилья, проколки и другие орудия, глиняные пряслица, каменные сосуды, печати-подвески, бусы, керамику, палеоботанические находки и кости животных. Наиболее значительна коллекция керамики. Она содержит большую серию знаменитой халафской расписной посуды, отличающейся высоким качеством производства, разнообразием форм и многообразием мотивов росписи. Отметим расписной сосуд с изображением совы. До сих пор изображение этой птицы не было известно на древнейшей керамике Месопотамии. Коллекция антропоморфной и зооморфной терракотовой скульптуры Ярымтепе III включает не менее 20 фигурок различных животных (бык, свинья, баран, собака) и около 15 женских глиняных

 

Халафский расписной сосуд. Ярымтепе III.

(Открыть в новом окне)

 

фигурок, как сильно стилизованных, так и довольно реалистических.

 

На поселении Телль Магзалия работы велись на восточном, центральном и западном раскопах. На восточном раскопе вскрывались слои строительных горизонтов IX-XI, а на центральном — остатки хозяйственно-бытовых сооружений горизонтов IV-V. На участках западного и центрального раскопов продолжалось изучение каменной оборонительной стены, сохранившейся местами на высоту до 2 м. Стена вскрыта на протяжении 60 м. Это древнейшее оборонительное сооружение, известное до сих пор в Месопотамии, и один из наи-

(489/490)

более ранних фортификационных объектов вообще.

 

Разнообразен вещевой материал поселения. В нем преобладают каменные, главным образом обсидиановые, орудия труда — зернотёрки, тёрочники, песты, лезвия ножей и серпов, скребки, орудия для разделки туш и обработки шкур животных. Немало костяных орудий (проколки, шилья, игла с ушком). Пополнились коллекции каменных сосудов и кремнёвых наконечников стрел, браслетов и различных украшений, поделок из камня, глины и кости. Обнаружены оригинальные образцы глиняных антропоморфных и зооморфных фигурок. Большой научный интерес представляют палеоботанические и многочисленные палеозоологические находки, сделанные в истекшем сезоне на Телль Магзалии.

 

В.Ф. Старков

Раскопки на Шпицбергене.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 490-491.

 

Шпицбергенская экспедиция Института археологии АН СССР в 1980 г. наряду с раскопками вела широкие разведочные работы на Западном Шпицбергене и о-ве Сёркап. Разведками открыто 10 поморских домов и семь крестов. Интересен комплекс архитектурных сооружений на южной оконечности о-ва Сёркап. Ровная площадка мыса, на котором они расположены, окаймлена выходами могучих скал, уходящих в море; с северной стороны мыс ограничен большим пресноводным озером Сёркапваттнет. На вершине наиболее высокой скалы обнаружены остатки мощного креста в виде основания, обнесённого крепидой из бревен и камней. На расстоянии 90 м находился ещё один крест, от которого сохранилось основание диаметром 44 см, вкопанное в землю. Судя по затёсу на лицевой стороне, крест перекладиной был ориентирован по линии север — юг. В центральной части прибрежной полосы мыса располагался большой поморский двухчастный дом.

 

Среди обнаруженных памятников выделяется шесть домов, отличающихся своим топографическим положением. В отличие от раскопанных ранее построек, приуроченных к первой морской террасе, эти дома располагались в зоне прибойной полосы. Одни из них совершенно разрушены водами, другие перекрыты береговыми валами. Не исключено, что это особенности хронологического характера. К сожалению, один из таких домов, раскопанный нами, не дал никакого датирующего материала.

 

Раскопаны также две постройки на северном берегу залива Бельсунн и одна в районе мыса Лагнесет. В одной из построек в Бельсунне стены сохранились на высоту двух венцов. Пол был сложен из толстых плах. К жилому помещению с остатками кирпичной печи примыкали сени столбовой конструкции. Среди находок отметим китовый позвонок с вырезанными на нём русскими буквами (сохранилось только слово «ОНДРЕЙ»), детали нарт, деревянную шахматную фигурку (?), оконницу с остатками слюдяных пластин, железные топоры, кресало калачевидной формы, костяные поделки со следами обработки на токарном станке, ружейный кремень, серебряный нательный крестик, чернолощёную и сероглиняную керамику. Вторая постройка сохранилась фрагментарно. Учитывая характер построек и находки в них, обе могут быть датированы XVII-XVIII вв.

 

Комплекс сооружений у мыса Лагнесет включал двухчастный (сени — клеть) дом и крест. Крест срублен; от него сохранилось основание. Дом представлен остатками стен, сохранившихся на высоту двух-трёх венцов, дощатым по-

(490/491)

лом и развалом печи из кирпича. Находки немногочисленны: фрагменты оконного стекла, ручка лопаты с вырезанными буквами «К К», железные детали дверного снаряда и др. Ориентировочно комплекс датирован серединой — второй половиной XVIII в.

 

В.С. Титов, Т.М. Потёмкина

Раскопки в окрестностях телля Херпай.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 491-492.

 

В 1980 г. для раскопок был выбран небольшой холм (80×60 м), расположенный в 70 м к востоку от знаменитого телля Херпай и отделенный от него старицей р. Береттье (область Хайду-Бихар, ВНР). На этом холме были заложены раскоп (20×10 м) и траншеи по линии запад — восток. В силу специфики метеорологических условий этого лета раскоп не был доведён до материка, а законсервирован. Культурный слой холма Херпай III мощностью около 1 м относился к позднему неолиту, ранней и средней бронзе.

 

Поздним неолитом датируются остатки дома в северной части раскопа. Это развал обмазки, вероятно от стен и перекрытий, площадью 7×4 м, частично повреждённый вспашкой. Судя по этим остаткам, дом удлинённо-прямоугольной формы был вытянут по линии запад — восток с незначительным отклонением. Местами сохранилась тонкая плитчатая обмазка пола. Под развалом обмазки найдены ряды столбовых ям диаметром 15-20 см, вытянутые с запада на восток. В доме найдены многочисленные фрагменты керамики, орудия из кремня и обсидиана, в том числе довольно много скребков. Судя по этим находкам, дом относится к позднейшей фазе существования группы Херпай, т.е. к самому концу позднего неолита. Аналогичная фаза установлена и на самом телле Херпай. Исключительную важность имеет ряд фрагментов керамики культуры Тиса, происходящих из развала того же дома. Они доказывают параллельность существования культуры Тиса и группы Херпай в конце развития последней.

 

Никаких следов обитания на холме в эпоху энеолита не обнаружено, как и на главном телле. Но перед тем как было основано поселение эпохи ранней бронзы, на холме, как и на телле, видимо, была произведена известная нивелировка, в результате которой культурный слой был сдвинут к краям холма. Именно в этом перемещённом слое и были вырыты первые оборонительные сооружения в Херпае. Речь идет о рве, прослеженном на западной и восточной сторонах холма. Ширина рва в верхней части — 2,2-2,3 м, максимальная его глубина — около 1 м. Ров треугольный в сечении. На дне рва найдена преимущественно керамика культуры Отомань.

 

В периоды ранней и средней бронзы холм Херпай III использовался для размещения различного рода производств. Открыты ямы-мастерские, например, по обработке кости. Имеются остатки печи, несколько открытых очагов, но нет жилых построек, которые, видимо, были сосредоточены на телле. Среди находок из слоя эпохи бронзы наиболее часта керамика, позволяющая отнести эти слои на холме Херпай III к культурам Отомань и Дюлаваршанд. Кроме того, найдены костяные орудия и изделия, в том числе фрагмент конька, многочисленные проколки, подвески. Есть отдельные бронзовые изделия, среди которых отметим булавку с небольшой спиральной головкой.

 

Раскопки на холме Херпай III показали, что ни в один из периодов существования поселения на телле Херпай жизнь не ограничивалась территорией телля, а распространялась на окружающие холмы. Телль был лишь центром

(491/492)

более крупного поселения или даже комплекса, включавшего как поселение в прямом смысле слова, так и различные мастерские и производства, склады и амбары, расположенные на соседних холмах и имевшие даже свою систему укреплений. В этом отношении телль Херпай имеет определённое сходство с городищами культуры Ватья периода средней бронзы.

 

В.С. Титов, И. Эрдели

 Кестхей — Фенекпуста.   ^

// АО 1980 года. М.: 1981. С. 492.

 

В 1980 г. продолжались совместные советско-венгерские раскопки комплекса памятников Кестхей — Фенекпуста (область Зала, ВНР). Работы велись на четырёх раскопах, которые охватывали отложения значительного промежутка времени — от V тысячелетия до н.э. до X-XII вв. н.э.

 

Целая свита слоёв, залегающих под позднеримскими отложениями, обнаружена в восточной части римского города на высокой террасе над Балатоном. Здесь открыто обширное поселение среднего неолита, оставленное особой, «южнопаннонской» группой культуры линейно-ленточной керамики. Специфической чертой этой слабо изученной группы является сохранение в керамике многих черт старшей линейно-ленточной керамики в то время, когда к северу от Балатона уже существовала нотная керамика и группа Желиз — Железовце.

 

В начале медного века здесь располагалось поселение группы Балатон, вытянутое вдоль террасы над озером на 130 м. Промывка культурного слоя из ямы группы Балатон (фаза I) дала многочисленные материалы, позволяющие судить о хозяйстве обитателей поселения, в их числе остатки крупных рыб (сомы весом 150-200 кг) и зёрна пшеницы однозернянки, эммера, спельты (?), ячменя, чечевицы (определение М. Фреша). Это первые прямые свидетельства земледелия группы Балатон, полученные в Венгрии и Югославии (группа Балатон — культура Ласинья у югославских археологов). Здесь же вскрыто ещё одно погребение с трупосожжением ранней ступени культуры инкрустированной керамики и получена стратиграфия предримских и раннеримских отложений. Раскопки здесь вели П. Гайдуков и В. Титов.

 

На баденском поселении, к югу, изучались остатки крааля. Установлены размеры крааля (более 75×35 м), его баденская принадлежность, микрохронология крааля и поселения. На гето-аланском могильнике, врезанном в баденское поселение, открыто ещё шесть могил (общее число погребений могильника достигло 32). В инвентаре могил отметим сероглиняный сосуд германского облика, сделанный на гончарном круге, костяной двусторонний гребень с медными заклёпками. Раскопки па этих участках велись под руководством Т.М. Потёмкиной.

 

Начатые в 1976 г. раскопки одной из башен римского города продолжил сотрудник Венгерского музея Э. Тот. Установлено существование четырёх горизонтов, два из которых содержат следы крупных пожарищ. Время возведения башни определено второй половиной IV в. н.э.

 

Под руководством К. Шаги, Р. Мюллера и И. Эрдели продолжались раскопки могильника у южной стены. Здесь вскрыто более 50 погребений. Большинство могил относится к концу IV — началу V в. и лишь одна — к IX в. Среди находок отметим позолоченную фибулу начала V в., золотые бусы и стеклянные сосуды. Под одной группой могил у самой стены города обнаружена землянка IV в. н.э.

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1980 года.