● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

В.Д. Блаватский. Очерки военного дела в античных государствах Северного Причерноморья. / Причерноморье в античную эпоху. Вып. 7. М.: 1954 В.Д. Блаватский

Очерки военного дела
в античных государствах Северного Причерноморья.

// М.: 1954. 164 с. (Причерноморье в античную эпоху. Вып. 7.)

 

См. текст на сайте СНО.

Оглавление

 

Введение. — 3

 

Глава I. Военное дело киммерийцев, скифов, синдо-меотов и других племён Северного Причерноморья. — 7

Глава II. Военное дело в древней Греции. — 43

Глава III. Военное дело в античных государствах Северного Причерноморья с VI по I в. до н.э. — 64

1. Главные события военной истории северопонтийских государств. — 64

2. Войско, его организация, вооружение и техника. — 69

3. Фортификация и осадное дело. — 91

4. Военный флот. — 110

Глава IV. Военное дело сарматов. — 113

Глава V. Военное дело римлян в первых веках нашей эры. — 124

Глава VI. Военное дело в античных государствах Северного Причерноморья со второй половины I в. до н.э. до IV в. н.э. — 138

 

Список сокращений. — 160

Карты. — 161

 

 

 

 

 


 

Введение.   ^

 

Задача настоящей работы — дать краткий очерк истории военного дела античных государств Северного Причерноморья. Эти государства — Боспор, Херсонес и Ольвия, расположенные на северо-восточной окраине античного мира, — находились в особых исторических условиях. Растянувшиеся по краю северочерноморских степей, они были ближайшими соседями сильных местных племён: скифов, меотов, а позднее и сарматов. Такое соседство не могло не оказать значительного воздействия на различные стороны жизни северопонтийских государств; весьма сильно сказалось оно и на военном деле. Вместе с тем города Северного Причерноморья составляли одну из частей античного мира. Исторические процессы на Понте в основном развивались так же, как и на Эгейском побережье; Северное Причерноморье находилось в оживлённых экономических, политических и культурных связях со Средиземноморьем. Всё это способствовало тому, что достижения военного искусства античного мира Средиземноморья должны были проникать в государства Северного Понта. Ввиду этого при изучении военного дела античных государств Северного Причерноморья необходимо параллельно исследовать военное искусство и местных северочерноморских племен, и эллинов Средиземноморья.

 

Эти обстоятельства определили построение настоящей работы; её I глава посвящена военному делу киммерийцев, скифов, меотов, тавров и других местных племён в VII-II вв. до н.э., а II глава — военному искусству эллинов того же периода. Лишь после освещения этих вопросов нами в III главе рассматривается военное дело северопонтийских государств того же времени. Аналогичным образом построена вторая часть книги, где в IV, V и VI главах излагается военное искусство сначала сарматов и римлян, а затем античных государств Северного Причерноморья с I в. до н.э. по IV в. н.э.

 

Решение поставленной нами задачи в тех разделах, которые связаны с Северным Понтом, наталкивается на значительные

(3/4)

трудности. Современные исследователи уделяют сравнительно мало внимания военному делу Северного Причерноморья, и оно изучено далеко не достаточно и притом крайне неравномерно. Это обстоятельство вызвано прежде всего состоянием источников, в целом весьма скудных, более или менее освещающих только отдельные эпизоды военной истории Северного Причерноморья.

 

Дело в том, что ни один из древних авторов, специально занимавшихся вопросами военного дела (как, например, Эней Тактик, Витрувий, Аполлодор Дамасский, Афиней, Аноним Византийский или Вегеций), не проявил интереса к Северному Причерноморью. Правда, военные события на Боспоре и у соседних местных племён привлекали внимание Полиэна, но его сочинение не отличается достоверностью и иногда передаёт совершенно неправдоподобные известия. Недостаточная достоверность Полиэна тем более досадна, что изложение военных событий у названного автора нередко переплетается с интересными сведениями по социальной истории Боспора.

 

Наиболее ценные сведения о войнах и военном деле Северного Понта нам сообщают древние историки: Геродот, Диодор Сицилийский, Тацит и Аппиан. Весьма важные сведения по данному вопросу находим мы также в «Географии» Страбона и некоторых работах Арриана. Отдельные, подчас очень существенные указания мы встречаем у самых различных писателей древности; философа Платона, ритора Диона Хрисостома, поэта Овидия, историков Курция Руфа, Юстина, Дексиппа и Аммиана Марцелина, грамматика Макробия, а также Фронтина, перу которого принадлежали труды самого разнообразного содержания.

 

Значительную помощь в изучении военного дела Северного Причерноморья оказывают древние надписи на мраморных и известняковых плитах, найденных в Ольвии, Херсонесе и городах Боспора. Содержание их весьма разнообразно: они сообщают о победах или воинских подвигах, о строительстве оборонительных сооружений, упоминают о гибели павших в сражениях воинов. Некоторые надписи, хотя и не связаны с военными событиями, тем не менее весьма существенны для изучения военного дела в Северном Причерноморье. Таковы, например, посвящения наёмных солдат или надписи, в которых упомянуты те или иные военные должности.

 

Следующий большой раздел наших источников — это памятники археологические. К ним относятся развалины древних крепостных сооружений: стен, башен и ворот древних городов, оборонительные валы и рвы, которые защищали иногда довольно обширные территории. Весьма важны также предметы наступательного и оборонительного вооружения, найден-

(4/5)

ные при раскопках северопонтийских городов и особенно могильников. Эти находки не только знакомят нас с вооружением древних воинов; могилы, заключающие оружие, нередко позволяют нам сделать выводы о социальном и этническом составе вооруженных сил изучаемого города. Наконец, следует упомянуть изображения военных сцен или отдельных воинов, их оружия, снаряжения, коней, а также различных крепостных сооружений на памятниках искусства (в живописи, скульптуре, монетах и пр.).

 

Комплексное изучение всех сохранившихся источников позволяет восстановить более или менее полную картину эволюции военного дела на Северном Понте и показать его тесные связи как с местным, так и с эллинским и отчасти римским военным искусством.

 

При изучении военного дела необходимо полностью учесть положения марксистско-ленинской теории о том, что уровень и развитие как вооружения, так и военного искусства определяется прежде всего экономическими условиями. Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге» отмечал, что «насилие не есть просто волевой акт, но требует весьма реальных предпосылок для своего осуществления, а именно — известных орудий, из которых более совершенное одерживает верх над менее совершенным; далее, что эти орудия должны быть произведены и что уже вследствие этого производитель более совершенных орудий насилия, или попросту — оружия, побеждает производителя менее совершенных орудий; одним словом, что победа насилия основывается на производстве оружия, а производство оружия, в свою очередь, основывается на производстве вообще, следовательно — на «экономической мощи», на «хозяйственном положении», на материальных средствах, находящихся в распоряжении насилия». [1]

 

Важно не только учесть зависимость вооружения от экономики, но и иметь в виду, что «ничто не зависит в такой степени от экономических условий, как именно состав, организация, вооружение, стратегия и тактика армии». [2] Эта роль экономических факторов в производстве оружия и характере вооружения, определяющих собой в свою очередь военную тактику, должны полностью учитываться в любом исследовании по истории военного дела, в том числе, само собой разумеется, и по истории военного искусства древности.

 

В предлагаемой вниманию читателя книге всюду, где это было возможно в силу состояния источников, автор пытался

(5/6)

проследить связь между развитием экономики и изменениями в военном деле. К сожалению, эту задачу легче было поставить, чем выполнить; состояние наших источников, в особенности об экономическом развитии местных племён Причерноморья, таково, что часто приходилось ограничиваться лишь самыми общими предположениями там, где настоятельно требовалось показать тесную связь нововведений в военном деле с производством. Так, например, появление панцырной конницы у сарматов неизбежно предполагает довольно высокий уровень развития металлургии у этих обитателей степей между Волгой и Доном. Однако данных об этом у нас пока ещё нет.

 

Только дальнейшие успехи советских археологов, которые год за годом устраняют белые пятна в истории далекого прошлого нашей Родины, смогут в будущем накопить достаточно данных для восполнения этого и многих других пробелов в древней истории Причерноморья.

 


 

[1] Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. Госполитиздат, 1953, стр. 155-156.

[2] Там же, стр. 336-337.

 


 

Список сокращений.   ^

 

АА — Archäologischer Anzeiger.

APAW — Abhandlangen der Preussischen Akademie der Wissenschaften.

ВАН — Вестник Академии Наук СССР.

ВДИ — Вестник древней истории.

ВМУ — Вестник Московского государственного университета.

ГИМ — Государственный исторический музей.

ДАН — Доклады Академии Наук СССР.

D. S. — Ch. Daremberg et E. Saglio, Dictionnaire des antiquités grecques et romaines d’après les textes et les monuments.

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения.

ЗООИД — Записки Одесского общества истории и древностей.

ИАК — Известия Археологической комиссии.

ИАН ОЛЯ — Известия АН СССР, Отделение литературы и языка.

ПАН ООН — Известия АН СССР, Отделение общественных наук.

JDAI — Jahrbuch des Deutschen Archäologischen Instituts.

IOSPE — Inscriptiones Antiquae Orae Septentrionalis Ponti Euxini.

КСИИМК — Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР.

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР.

ОАК — Отчёты Археологической комиссии.

RE — Pauly – Wissowa – Kroll, Realencyclopaedie der classischen Altertumswissenschaft.

СА — Советская археология.

SC — (Scythica et Caucasica) В.В. Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе.

SHA — Scriptores Historiae Augustae.

УЗ МГПИ — Учёные записки Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина.

УЗ МГУ — Учёные записки Московского государственного университета.

CIL — Corpus Inscriptionum Latinarum.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки