● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Т.И. Юсупова. Путешествие как образ жизни: исследователь Центральной Азии П.К. Козлов. СПб: «Нестор-История». 2016. Т.И. Юсупова

Путешествие как образ жизни:
исследователь Центральной Азии П.К. Козлов.

// СПб: «Нестор-История». 2016. 164 с., вкл. ISBN 978-5-4469-1067-0

 

аннотация: ]

Книга посвящена одному из самых ярких и успешных русских путешественников, исследователю Центральной Азии П.К. Козлову (1863-1935). Среди последователей Н.М. Пржевальского он занимает особое место — как по продолжительности экспедиционной деятельности, так и по её результативности. Привезённые им уникальные археологические и естественно-исторические коллекции обогатили российские музеи и положили начало новым специализациям в востоковедении (тангутоведение) и археологии (изучение хунну). В то же время яркая личность и многогранная деятельность П.К. Козлова сыграли важную роль в популяризации российских географических открытий, в формировании общественного интереса к региону исследований — Монголии, Китаю и Тибету, в привлечении общественного внимания к профессии путешественника.

На примере его жизни и деятельности в книге рассматривается социальный портрет «русского путешественника» и особенности организации экспедиций в Центральную Азию в конце XIX — первой трети XX века в России, а также международное признание заслуг П.К. Козлова в изучении Азиатского материка.

Для тех, кто интересуется историей изучения российскими исследователями Китая, Монголии и Тибета.

 

Содержание

 

Предисловие. — 3

 

Незабвенный учитель. — 7

«Центральная Азия стала для меня целью жизни»

Тибетская экспедиция В.И. Роборовского, 1893-1895. — 18

Монголо-Камская экспедиция, 1899-1901 гг. — 23

Случайности и закономерности в археологических открытиях: Монголо-Сычуаньская экспедиция 1907-1909 гг. и археологические раскопки в Хара-Хото. — 31

Международное признание заслуг П.К. Козлова в изучении Центральной Азии. — 42

Елизавета Владимировна Козлова — орнитолог, путешественница, жена путешественника (совм. с Т.Ю. Гнатюк). — 47

Природоохранная деятельность П.К. Козлова: Аскания-Нова (Т.Ю. Гнатюк). — 54

Испытание революцией. — 60

Наука и политика: Монголо-Тибетская экспедиция П.К. Козлова, 1923-1926 гг. (совм. с А.И. Андреевым). — 65

Случайности и закономерности в археологических открытиях: археологические раскопки в Ноин-Уле. — 75

Сотрудничество П.К. Козлова с Зоологическим музеем Академии наук. — 97

Встречи на тропах Центральной Азии: В. Фильхнер. — 102

Встречи на тропах Центральной Азии: Р.Ч. Эндрюс. — 107

Несбывшаяся мечта. — 114

 

Заключение. — 122

 

Приложение.

Документы по организации экспедиций 1923-1926 гг. и 1927 г. — 124

 

Именной указатель. — 140

Использованная литература. — 155

Список сокращений. — 162

 

[Фотографии: вклейки по 6 л. после стр. 64 и 96]

[Карта: вклейка после стр. 162]

 


 

Заключение.   ^

 

Петр Кузьмич Козлов с 1883 по 1926 гг. совершил шесть путешествий в Центральную Азию: участвовал в 4-й Центральноазиатской экспедиции Н.М. Пржевальского 1883-1885 гг., Тибетской экспедиции М.В. Певцова 1889-1890 гг., Тибетской экспедиции В.И. Роборовского 1893-1895 гг.; возглавлял в 1899-1901 гг. Монголо-Камскую, в 1907-1909 гг. Монголо-Сычуаньскую и в 1923-1926 гг. Монголо-Тибетскую экспедиции. Экспедиции Козлова обследовали Китайский Алтай, до Кобдо включительно, отдельные хребты Монгольского Алтая, северную, центральную и южную Монголию, Алашань и Алашаньский хребет, район озера Кукунор и прилегающие к нему хребты Наньшаня, Цайдам, озеро Лобнор, северозападную часть провинции Ганьсу, Северо- и Юго-Восточный Тибет — области Кам и Амдо. Привезённые им естественно-научные и археологические коллекции обогатили российские музеи и позволили приобщиться широкой аудитории к природе и культуре изученных им регионов Центральной Азии.

 

В Козлове удивительным образом сочетались прагматизм и романтизм, удачливость и точный расчёт, преданность учителю и собственные честолюбивые исследовательские амбиции. Его интерес к Центральной Азии был предопределён Пржевальским. Но, как нам представляется, являлся также и рефлексией «вызова неосвоенного пространства». Именно этот вызов заставлял его вновь и вновь идти в экспедиции, познавать и изучать неведомые ещё европейской науке территории. Путешествия стали для него основным способом познания самого себя и окружающего мира. Природу Козлов воспринимал как один из важнейших факторов, формирующих человеческую личность. Он считал, «что человек в тесном общении с природой делается лучшим. Своим обаянием природа захватывает человека и дольше сохраняет в нём чистоту, цельность и чуткость души. Среди природы человек легче дышит, шире мыслит, глубже чувствует, чище любит». [1]

 

Путешествия были не только формой, но и смыслом существования Козлова, источником его жизненной энергии, самым приемлемым для него способом организации своей жизни. При этом он был убеждён, что «в экспедицию нельзя идти ни по обязанности, ни ради славы, ни из-за выгоды <...>. Нужно всею душою любить это дело. Нужно с радостью отречься от комфорта цивилизованной жизни, от общества, от развлечений. Нужно там чувствовать себя лучше, чем здесь, — только тогда начинающий путешественник принесёт пользу науке». [2] Ещё один аспект, важный для Козлова: путешествие — не только удовлетворение собственных често-

(122/123)

любивых планов, но прежде всего принесение общественной пользы, чтобы оправдать «доверие и симпатии народа».

 

Один из почитателей Козлова в посвящённом ему стихотворении очень точно, на наш взгляд, выразил его жизненный путь: «Соединил с реальностью мечту». Счастливая встреча с Пржевальским определила жизнь Козлова. Работая с ним, он сформировался как профессиональный путешественник-исследователь, стал достойным преемником и продолжателем его идей и рекогносцировочного метода, крупнейшим специалистом по изучению Центральной Азии. Экспедиции Козлова завершили «эпический» период экстенсивно-описательного изучения Центральной Азии. Этот был, по определению непременного секретаря Академии наук С.Ф. Ольденбурга, «способ путешествий от Пржевальского до Козлова». Его Монголо-Тибетская экспедиция 1923-1926 гг. передала эстафету специализированным исследованиям региона Академии наук и другим научным учреждениям, которые продолжают и развивают традиции, заложенные российскими путешественниками в XIX — начале XX вв.

 


 

[1] Козлов П.К. Николай Михайлович Пржевальский, первый исследователь природы Центральной Азии. С. 73-74.

[2] Новая газета. 1907. 19 июля.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки