главная страница / библиотека / обновления библиотеки

И.В. Волков

Атрибуция нескольких вещей из золотоордынского Азака.

// Древности Северного Кавказа и Причерноморья. М.: 1991. С. 174-181 + 4 с. илл.

 

Древности Северного Кавказа и Причерноморья. Москва: 1991.Эта заметка посвящена определению характера использования нескольких предметов, найденных при раскопках золотоордынского слоя Азова. Эти предметы не связаны между собой. Они объединены в публикации только потому, что при их атрибуции были использованы древние изображения (главным образом на миниатюрах), а для металлических вещей — рентгеновские снимки. [1]

 

В Азове, как и на других золотоордынских памятниках, встречаются овальные костяные кольца (рис. 1. 1-4). [2] Здесь найдена даже сломанная костяная заготовка для такого кольца, свидетельствующая о существовании их местного производства (рис. 1. 5). Общепризнано, что такие кольца использовались для натягивания лука. Что касается конкретного способа их применения, в литературе имеются различные точки зрения. Ещё Д.Н. Анучиным был описан «монгольский» способ натягивания тетивы, при котором такие кольца надевали на большой палец правой руки. [3] Такая атрибуция была признана в литературе. [4] Это мнение представляется наиболее обоснованным, т.к. оно подтверждено описанием в анонимном арабском трактате XV в. по стрельбе из лука (замок 63). [5]

 

Зная текст упомянутого трактата, А.Ф. Медведев предложил иное объяснение: по его мнению такие кольца надевали на правый указательный палец. [6] Аргументов в пользу своей точки зрения А.Ф. Медведев не привёл. Тем не менее она была признана рядом исследователей. [7] Выяснить способ использования таких колец позволяют изображения на средневековых персидских и турецких миниатюрах.

 

На одной из миниатюр рукописи «Шах-Наме» 1370 г. есть изображение Заля, стреляющего в утку (рис. 2). [8] На большом пальце его правой руки изображено кольцо белого цвета (костяное), аналогичное по форме кольцам, найденным при раскопках. Оно надето на палец дальше его середины и безукоризненно демонстрирует способ его использования при стрельбе. На ряде других миниатюр также имеются изображения стрелков с кольцами на большом пальце правой руки, но они менее выразительны. [9]

(174/175)

 

Кольца на них изображены чёрными, вероятно материалом была кожа или металл. На миниатюре с батальной сценой 1530 г. часть лучников изображена непосредственно в процессе натягивания тетивы (а не в первый момент после выстрела, как обычно), что лишний раз демонстрирует характер использования колец. [10] В турецкой живописи XVI-XVIII вв. также встречаются изображения стрелков из лука с предохранительными кольцами на больших пальцах правой руки. [11] Это свидетельствует о продолжительности использования рассматриваемых предметов. [12] В целом изображения на миниатюрах убедительно иллюстрируют то, что кольца использовали при стрельбе именно «монгольским» способом (по Д.Н. Анучину).

 

Другой нуждающейся в атрибуции находкой являются 4 однотипные наконечника стрел, найденные при раскопках одного комплекса, представляющего собой древний котлован-карьер для разработки гончарной глины, засыпанный впоследствии мусором. [13] Общий комплекс находок датируется XIV в.

 

Упомянутые стрелы втульчатые, с остриём в виде трёхгранной пирамиды (рис. 3). Характерна длинная усечённо-коническая втулка и маленькое пирамидальное остриё, составляющее приблизительно 1/10 общей длины наконечника. Размеры наконечников сведены в таблицу (№№ по коллекционной описи КП21875 ОА288 Азовского музея):

 

Общ. длина

Длина втулки

Диам. втулки

Ширина граней

104

9,1

7,8

0,7-1,3

0,9-0,96

105

7,5

6,3

0,5-1,1

0,8

106

7,1

5,7

0,6-1,0

0,9-1,00

107

8,0

6,8

0,6-1,0

1,0-1,05

 

Наконечник № 104 имеет индивидуальную особенность. При реставрации его втулки была обнаружена медная прокладка, полностью покрытая ржавчиной. Эта медная прокладка хорошо видна на рентгеновском снимке (рис. 4). Этот приём обработки использовался при изготовлении втульчатых наконечников чрезвычайно редко. В целом он может быть связан со средиземномор-

(175/176)

ским миром.

 

Наконечник этого типа найден в кочевническом погребении Каменского могильника и определён А.Ф. Медведевым по выделенным им признакам как арбалетный. [14] Здесь он выглядит инородным, т.к. в кочевнических погребениях втульчатые наконечники вообще встречаются чрезвычайно редко. [15] Д.Н. Анучин отмечал, что вообще втульчатые наконечники характерны для Европы, а для Азии — черешковые. [16] Хотя летописи упоминают арбалеты у кочевников, существование этого вида оружия у степняков археологически не засвидетельствовано. Единственный наконечник арбалетного болта из Каракорума не имеет ничего общего с рассматриваемыми. [17] Древнерусские наконечники болтов также существенно от них отличаются — имеют перо преимущественно ромбовидного сечения. [18]

 

Ещё один экземпляр такого наконечника найден в Молдавии. [19] Точные аналогии известны также в крепости Фуна, в Судакской крепости, Мангупе, Каффе, на территории Добруджи. [20] Ареал находок свидетельствует о близости их к итальянским колониям и факториям. Арбалетами в Азаке (Тане) пользовались итальянцы. Многочисленными письменными источниками засвидетельствовано постоянное присутствие гарнизона итальянских арбалетчиков в Тане, а также отправка туда из Италии стрел вместе с другими видами оружия. [21] На картине Антонио Полайоло «Мученичество Св. Себастьяна» (1475) у арбалетчиков изображены подобные наконечники стрел. [22] Весьма вероятно, что рассматриваемые наконечники болтов принадлежали итальянцам и были использованы при обороне фактории в нестабильной обстановке конца XIV в.

 

В культурном слое Азака был найден линзообразный металлический предмет (рис. 5). Он имеет железную основу, покрытую бронзовой оболочкой толщиной около 2 мм. Рентгеновские снимки не выявили каких-либо внутренних конструктивных особенностей. Тем не менее, определение его назначения не вызывает трудностей. На массе синхронных европейских миниатюр и фресок изображены мечи с такими навершиями. Следовательно, это одна из немногих вещей, связанных с присутствием итальянцев в Азове.

 

В Азове, в комплексе ямы XIV в., был найден целый закры-

(176/177)

тый железный одноцилиндровый замок с дужкой на шарнире. На дужке сохранился пробой из дверного косяка, а сама дужка оказалась погнутой (рис. 6). Это свидетельствует о том, что замок не был открыт в древности и по каким-то причинам был выломан из двери. Следовательно, механизм полностью коррозированного предмета должен был целиком сохраниться внутри. Для его выявления была сделана серия рентгеновских снимков (рис. 7). На снимке видно, что внутри корпуса находится обычный закрывающий лепестковый пружинный механизм и выталкивающая спирально-ленточная пружина, соединённая диском с направляющим стержнем.

 

На средневековых памятниках Восточной Европы одноцилиндровые замки с дужкой на шарнире распространены широко. Они появляются здесь в IX в. Многочисленная их коллекция найдена в Саркеле. Эти замки бытовали в золотоордынских городах и древней Руси. [23] Традиционно считалось, что их конструкция принципиально не отличается от всех прочих систем средневековых цилиндрических и призматических замков (в торцевую часть корпуса вставляется закрывающий лепестковый пружинный механизм, который можно вытащить, только сжав лепестки пружины ключом).

 

Особенность рассматриваемых замков состоит в том, что они могли иметь только отдельный пружинный механизм. Судя по сохранившимся предметам, он не всегда имел части, заметно выступающие из корпуса замка, за которые его можно было бы взять в момент открывания. Этот недостаток был скомпенсирован особенной деталью устройства. Для вытаскивания пружинного механизма в корпус замка была вмонтирована специальная пружина, выталкивающая его в момент открывания. Подобный замок был найден в культурном слое Новгорода. [24] Рассмотренная находка позволяет полнее проследить изменения конструкции пружинного замка.

 

Повсеместно в культурных слоях золотоордынских городов встречаются костяные предметы, состоящие из двух частей, соединённых шарниром. [25] Азак в этом смысле не является исключением. [26] В литературе они получили условное название «щипчики», но конкретный способ их использования никем не рассматривал-

(177/178)

ся. [27] Основная масса находок представлена сломанными экземплярами, что затрудняло решение этого вопроса. В Национальном музее Уэльса хранится целый образец такого предмета, предположительно определённый издателями как турецкий. [28] Авторы вполне обоснованно характеризуют его как рычажные весы необычной конструкции для взвешивания монет. Это безупречно подтверждается тем, что на лопатках предмета сделаны специальные вырезы для монет с цифровыми обозначениями заданного веса (рис. 8). Вероятно, это усложнение конструкции было сделано уже в турецкое время.

 

Одна из таких находок о Селитренного городища (рис. 9) позволила провести опыт с серебряной монетой хана Токтамыша. Для этого с помощью измерительного циркуля коромысло было взято на уровне шарнирного штифта, а монета была положена на лопаточку. В таком положении монета соскальзывает с лопаточки, но если иголки измерительного циркуля сместить на 0,5 мм в сторону лопаточки, то коромысло остаётся в положении равновесия. Следовательно, такие костяные весы были вполне удобны для быстрого взвешивания золотоордынских серебряных монет, отличавшихся постоянством веса: полновесная монета, положенная на лопаточку коромысла, соскальзывала с неё.

 

Примечательна ещё одна особенность экспоната из музея Уэльса. На коромыслах-противовесах сделаны отверстия, предназначенные, вероятно, для вставления гирек. У большей части золотоордынских находок самого массивного коромысла было достаточно для противовеса. Однако в некоторых случаях встречаются и очень тонкие коромысла. В этих случаях на золотоордынских весах должны были быть аналогичные противовесы. Поскольку расположить на коромыслах-противовесах обычные гирьки невозможно, следует предположить, что они были снабжены специальными металлическими приспособлениями. Выделение последних среди металлических находок является делом будущего. Не исключено, что с рассматриваемыми костяными весами связаны свинцовые дисковидные грузики, также имеющие широкое распространение на золотоордынских городищах. [29]

(178/179)

 


    ^

[1] Волков И.В. Атрибуция нескольких золотоордынских вещей из Азова. Итоги исследований Азово-Донецкой экспедиции в 1987 году. — Тез. докладов к обл. семинару. Азов, 1988, с. 11-13.

[2] Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие (лук, стрелы, самострел) VIII-XIV вв. — САИ E1-36. М., 1968, с. 23; Фёдоров-Давыдов Г.А., Вайнер И.О., Гусева Т.В. Исследование трёх усадеб в восточном пригороде Нового Сарая (Царевского городища). — В кн.: Города Поволжья в средние века. М., 1974, с. 119, табл. V, 24; Чахкиев Д.Ю. Позднесредневековые предохранительные кольца и напалечники вайнахских лучников. — X Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тез. докладов. М., I960, с. 76-77; Его же. Оружие и вопросы военного искусства позднесредневековых вайнахов (XIII-XVIII вв.). Автореф. дисс. ... канд.ист.наук. М., 1986, с. 5; Фоменко В.П. Раскопки мавзолея и некрополя близ городища Орен-Кала в 1958 г. — МИА, 133, 1965, с. 53; Маргос А. Късносредновековните църкви «Св.Димитър» и «Св.Никола» в с. Пороище, Разградско. — ИНМВ, 1986, т. 22 (37), с. 119, табл. XVI, 7; Михайлов С. Разкопки на западната порта в Плиска. — ИБАИ, 1974, Кн. XXXIV, с. 237, обр. 35, 5. Кольцо из раскопок в Белгороде-Днестровском: БД-80, № 11 (ОАМ, 88076). Кольцо, происходящее из Ольвии (?): ОАМ-7830 (экспозиция).

[3] Анучин Д.Н. О древнем луке и стрелах. — Труды V АС в Тифлисе в 1881 г. М., 1887, с. 371, рис. 38-39.

[4] Иванов А. Кольцо Шах-Джахана. — СГЭ, 1972, Т. XXXIV, с.26; Абакаров А.И. Некоторые предметы вооружения монгольского времени из горного Дагестана. — В кн.: Древности Дагестана. Махачкала, 1974, с. 256-261.

[5] Arab archery. An arabic manuscript of about 1500 «A book exellence of the bow & arrow» / Transl. and ed. by Faris, A. & R.P. Elmer. Princeton, 1945, p. 123, pl. 1.

[6] Медведев А.Ф. Указ. соч., с. 26.

[7] Шеляпина Н.С., Панова Т.Д., Авдусина Т.Д. Предметы воинского снаряжения и оружие из раскопок в Московском Кремле. — СА, 1979, № 2, С. 218-221; Fyodorov-Davydov, G.A. The

(179/180)

culture of the Golden Hord cities. Oxf., 1984, p. 68, ill. 113. (= BAR, International Series. — Vol. 198 ) В последней работе ошибка связана с неточностью перевода: слово обозначает любой палец, кроме большого (thumb).

[8] Gray, В. La peinture Persane. Geneve, 1977, p. 42.

[9] Gray, В. Op. cit., p. 128, 131.

[10] Gray, В. Op. cit., p. 54.

[11] Renda, G. et al. Historié de la peinture Turque. Istanbul 1988, pl. 5, 62.

[12] Находка из Болгарии относится к XVII-XVIII вв., т.е. ко времени турецкого владычества. — Маргос А. Указ.соч.

[13] Волков И.В. Охранные раскопки в г. Азове по ул. им. газеты «Известия» в 1984 г. Итоги исследований Азово-Донецкой экспедиции в 1984 г. — Тез. докладов к семинару. Азов. АКМ, 1985, с. 8-9.

[14] Медведев А.Ф. Указ.соч., с. [не указано]

[15] Фёдоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 26-29.

[16] Анучин Д.Н. Указ. соч., с. 407-409.

[17] Беляева O.A. Южнорусские земли во второй половине XIII-XIV вв. (по материалам археологических исследований). Киев, 1982, с. 64-65, рис. 20.

[18] Киселёв C.B., Мерперт Н.Я. Железные и чугунные изделия из Кара-Корума. — В кн.: Древнемонгольские города. М., 1965, с. 193.

[19] Чеботаренко Г.Ф. К вопросу о классификации средневековых молдавских стрел. — В кн.: Материалы по археологии Северного Причерноморья. Одесса, I960, вып. 3, с. 142, табл. 1, 3. На мой взгляд, предложенная автором датировка (XII-XIII вв.) — весьма спорна.

[20] Мыц В.Л. Некоторые итоги изучения средневековой крепости Фуна. — В кн.: Архитектурно-археологические исследования в Крыму. Киев, 1988, с. 105-106. Сужение автором даты до XV в. преждевременно. Bixantini, romani si bulgari la Dunarea de Jos. Bucuresti, 1971, p. 391-392 (Din istoria Dobrogei, vol. 3 = Bibl. historica Romaniae, № 9). Пользуюсь случаем выразить благодарность Б.Г. Петерсу,

(180/181)

ознакомившему меня с коллекцией из его раскопок в Феодосии.

[21] Скржинская Е.Ч. История Таны. — В кн.: Барбаро и Контарини о России. Л., 1971, С. 47; Thiriet, P. Regestes des deliberations du Senat de concernant la Romanie. Paris — La Haye, 1958, Vol. 2, p. 10, 23, 97, 124, 154-155, 168, 175, 189, 193, 202, 218, 243-244; Vol. 3, p. 14, 37, 46-47, 57, 112, 130-131, 144, 166, 204, 216, 229, 235.

[22] Дворжак М. История итальянского искусства в эпоху Возрождения. XIV-XV столетия. М., 1978, табл. 81.

[23] Колчин Б.А. Чёрная металлургия и металлообработка в Древней Руси (домонгольский период). М., 1953, с. 154-158.

[24] Археологический музей кафедры археологии МГУ им. М. Ломоносова.

[25] Фёдоров-Давыдов Г.А. Монгольское завоевание и Золотая Орда. В кн.: Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981, табл. 98, 1-2.

[26] Полевой шифр одной из находок: Аз287, Лен. 29, кв. 4, я. 11а.

[27] Искренне благодарю Г.А. Фёдорова-Давыдова, консультировавшего меня по этому вопросу и сообщившего о находках аналогичных предметов в Сирии и Болгарии. В музеях Болгарии их определяют как весы.

[28] Sheppard, T.M.Sc. & Musham, J.F.F. Money scales and weights. (Reprinted from the Numismatic Circular, 1920-1923) L., 1923, p. 143, fig. 63.

[29] Это предположение может расцениваться только как догадка.

 


 

Страницы с рисунками в издании не пронумерованы. ]   ^

 

Рис. 1. Костяные предохранительные кольца для стрельбы из лука из Азова. Полевые шифры: 1 — Аз-84, Изв.81б, пом.1; 2-4 — Аз-79, Соц-, отвал; 5 — Аз-83, Ленина.

(Открыть Рис. 1 в новом окне)

Рис. 2. Миниатюра из рукописи «Шах-Наме» 1370 г. (Прорись по: Gray, В. La peinture Persane. Geneve, 1977. — P. 42).

Рис.3. Наконечники болтов из Азова. Полевой шифр: Аз-84, Изв.816, пом. 2.

Рис.4.Прорись по рентгеновскому снимку с наконечника № 104. Стрелкой выделена медная прокладка.

(Открыть Рис. 2, 3, 4 в новом окне)

Рис.6. Железный замок из Азова. Полевой шифр: Аз-86, Тана, я.2.

Рис.7. Прорись по рентгеновскому снимку с замка.

(Открыть Рис. 6, 7 в новом окне)

Рис. 5. Железное навершие меча с бронзовой оболочкой. Прорись по фотографии. Полевой шифр: Аз-83, Ленина.

Рис. 8. Костяные весы для монет из Национального музея Уэльса.

Рис.9. Фрагменты костяных весов с Селитренного городища. Полевой шифр: С.г.-90, Р.XVII; I — уч.33, шт. 2, № 40; 2 — уч. 24, шт.3, № 39.

(Открыть Рис. 5, 8, 9 в новом окне)

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки