главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Л.П. Сычёв, В.Л. Сычёв. Китайский костюм. Символика. История. Трактовка в литературе и искусстве. М.: 1975. Л.П. Сычёв, В.Л. Сычёв.

Китайский костюм.

Символика. История. Трактовка в литературе и искусстве.

// М.: ИВ АН СССР. 1975. 172 с. (133 с. + 31 табл.)

 

Содержание

 

Предисловие. — 5

 

Источники и литература. — 7

Костюм древнего Китая. — 7

Костюм средневековья и нового времени. — 10

 

Часть первая.

Эволюция символического декора и структуры некоторых форм торжественного китайского костюма.

 

Космологическая символика древних китайцев. — 15

Графическая символика диалектики мироздания. — 16

Символика чисел. — 18

Символика геометрических форм. — 19

Символика цвета. — 22

Чередование стихий. — 24

Символика живых образов. — 26

Переосмысление цветовой символики. — 29

 

Элементы китайского костюма. — 31

 

Символика кофты и плахты — и шан. — 38

Цвет сюнь и цвет сюань. — 38

Минские перемены. — 40

Неразрешимые пока проблемы. — 40

Символы шиэр чжан и формы ритуального облачения глубокой древности. — 41

Развитие форм облачения и переосмысление шиэр чжан. — 44

 

Структура и символика мянь. — 51

Чжэн Сюань о мянь. — 52

Цай Юн о мянь. — 53

Конструктивные основы головного убора. — 55

Эволюция головного убора цзиньсяньгуань. — 56

Эволюция головного убора тунтяньгуань. — 57

Эволюция головного убора путоу. — 59

 

Костюм эпохи маньчжурского владычества. — 62

Элементы мужского костюма. — 62

Элементы женского костюма. — 63

Мужская кофта гуацза. — 64

Буфан. — 64

Мужской халат чаофу. — 71

Мужской халат лунпао. — 74

 

Символический декор неофициального костюма. — 77

 

Часть вторая.

Трактовка костюма в китайской литературе и искусстве.

 

Костюм в романе Цао Сюэ-циня «Сон в красном тереме». — 81

 

Костюм в произведениях изобразительного искусства. — 90

Костюм в искусстве периода Поздняя Хань. — 90

Костюм у Янь Ли-бэня. — 95

 

Послесловие. — 97

 

Приложения

 

Список использованной литературы. — 101

Сводные таблицы знаков различия. — 105

Список иллюстраций. — 108

Объяснения к иллюстрациям. — 109

Словарь-указатель имён исторических лиц, мифологических и литературных персонажей. — 115

Словарь-указатель терминов, титулов, китайских выражений и географических названий. — 118

Ключ к указателям. — 129

 

Содержание. — 131-132 ]

 

Иллюстрации [ Табл. I-XXXI ]. — 133

 


 

Предисловие.   ^

 

Когда мы думаем о Европе XVIII в., в нашем воображении вместе с капризными завитками рокайля возникают локоны напудренных париков; когда думаем об античной Греции, каннелюры ионических колонн ассоциируются со строгими складками хитона.

 

Одежда, скрывая тело человека, раскрывает его душу, выражает его вкусы, настроения и подчас даже идеи и как одно из функциональных искусств, сливаясь с другими его видами, создаёт стиль эпохи.

 

Поэтому естественно, что изучение истории костюма имеет не меньшее значение, чем исследования в любой другой области человеческой деятельности: оно часто даёт ключи к решению ряда проблем как в областях знания, смежных с этнографией, к которой обычно относят историю костюма, так и в науках, весьма далеких от неё.

 

И, однако, костюму до сих пор уделялось очень мало внимания. Особенно не повезло костюму народов Азии, и в частности Китая: количество и качество посвящённых его изучению советских публикаций никак не отвечают современным требованиям.

 

Цель настоящей книги — положить начало восполнению этого досадного пробела и коснуться тех вопросов истории китайского костюма, необходимость разрешения которых давно уже назрела.

 

Вот несколько примеров, свидетельствующих о том, как разнообразны те области, в которых отрицательно сказывается неразработанность этой темы.

 

В Ленинграде в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого долгое время стоял манекен, изображавший якобы китайского принца, о чём говорила зрителю этикетка. На этом так называемом принце был надет мужской головной убор и свадебный халат императрицы, и никто из учёных-этнографов этого не подозревал.

 

Китайский историк Фань Вэнь-лань в своей книге «Чжунго тунши цзяньбянь» («Краткая история Китая») даёт репродукцию портрета якобы ханьского императора У-ди, жившего на рубеже II и I вв. до н.э. [128, II, 38[1] (этот портрет в 1960 г. входил в экспозицию пекинского Исторического музея Китая), хотя на самом деле это почти точная копия портрета цзиньского У-ди, жившего на четыреста лет позже.

 

В 50-х годах на страницах китайского журнала «Каогу» («Археология») развернулась дискуссия вокруг датировки Инаньской гробницы (пров. Шаньдун) [89; 110; 122; 138-140]. Причём одна из участниц дискуссии, Цзэн Чжао-юй, для того чтобы доказать раннюю датировку памятника, указывала на очень большие различия в трактовке костюма у инаньских мастеров и у одного из величайших художников Китая, Гу Кай-чжи, жившего на рубеже IV и V вв. [138; 140]. В то же время другой участник дискуссии, Ли Вэнь-синь, опираясь на якобы полное тождество трактовки одежды на плитах Инаня и на свитке Гу Кай-чжи, доказывал позднее происхождение гробницы [110].

 

Анализ интереснейшего свитка танского мастера Янь Ли-бэня (VII в.), проделанный Освальдом Сиреном в его капитальном труде по истории китайской живописи [79, I, 98-101], был бы значительно полнее и глубже, если бы были учтены особенности костюмов императоров, изображённых на свитке.

 

Наконец, многочисленные ошибки, возникшие при переводе на русский язык описаний костюма в романе Цао Сюэ-циня «Хунлоу мэн» («Сон в красном тереме», XVIII в.) [28], не только искажают внешний облик героев и характерные черты китайского быта, но и ослабляют выразительность идейной линии этого великолепного произведения. Это доказывает, что без знания форм костюма литературовед не может до конца понять всех красот литературного подлинника, а переводчик не может передать все его нюансы русскому читателю.

(5/6)

 

Итак, мы видим, что работа по китайскому костюму нужна и этнографам, и историкам, и искусствоведам, и филологам, и переводчикам, и многим, многим другим специалистам.

 

Переходя к содержанию настоящей книги, прежде всего приходится пожалеть, что за недостатком места нам пришлось ограничиться публикацией лишь небольшой части подготовленных к печати материалов. При их отборе мы руководствовались скорее принципом «всё о немногом», чем «понемногу обо всём», так как нам кажется, что такой метод лучше удовлетворит практические нужды исследователей. И все-таки нам пришлось детальные разработки отдельных вопросов несколько разбавить беглыми обзорами, чтобы дать наряду с насколько возможно полными сведениями о развитии некоторых специальных форм китайской одежды также и самое общее представление об эволюции костюма этой страны в целом. Из сказанного ясно, что книга представляет не плавное повествование с равномерным распределением материала, а ряд очерков, разных и по размеру, и по характеру. Книга написана двумя авторами: основная часть работы — Л.П. Сычёвым; «Костюм эпохи маньчжурского владычества» — В.Л. Сычёвым; «Трактовка костюма в романе Цао Сюэ-циня „Сон в красном тереме”» — Л.П. Сычёвым и В.Л. Сычёвым.

 

Поскольку мы рассматриваем костюм как одно из искусств, как своего рода «портативную архитектуру индивидуального пользования», главное внимание уделено в нашей работе торжественным формам одежды высших сословий и в том числе ритуальному облачению как наиболее интересному и по конструкции, и по богатству орнаментики. Но даже здесь нам пришлось предельно ограничить свою задачу, сосредоточив всё внимание на отражавшей миросозерцание древних китайцев семантике структуры и орнаментации костюма и на исследовании их эволюции в более поздние периоды истории, оставив в стороне чисто художественную проблематику, а также всё, что связано с техникой вышивки и ткачества. Эти вопросы настолько ёмки, что требуют специального исследования. [2]

 

Теперь об иллюстрациях. Вся работа построена на изучении памятников искусства и подлинных предметов одежды, хранящихся в наших музеях или опубликованных в зарубежных изданиях. Однако нам пришлось отказаться от публикации репродукций, так как это хотя и повысило бы эстетическую ценность книги и сделало бы её более документальной, но, с одной стороны, очень усложнило бы издание, а с другой — значительно снизило бы познавательную ценность изобразительного материала. Метод обобщающих перерисовок и реконструкций, который мы избрали, делает изображения более чёткими и доносит до читателя такие детали, которые остались бы незамеченными в документальных иллюстрациях. Кроме того, мы всегда делаем ссылки на источники, так что серьёзно заинтересовавшийся историей китайского костюма читатель может сопоставить наши иллюстрации с оригиналами, причём первые во многих случаях помогут ему расшифровать трудно читаемые изобразительные документы.

 

В заключение приносим самую искреннюю благодарность всем, кто горячим участием и добрым советом помог завершению данной работы.

 


 

[1] Здесь и далее цифры в квадратных скобках обозначают: первая арабская цифра — номер источника в библиографии, при веденной в конце книги; вторая арабская цифра (после знака №) — номер корешка в больших китайских изданиях типа «Сы бу бэйяо» и «Ту шу цзичэн» или номер журнала; римская цифра — номер тома в изданиях европейского типа или номер цзюаня в изданиях китайского типа; последняя арабская цифра, набранная курсивом, — номер страницы. Во всех остальных случаях при цифре даётся словесное обозначение, например: табл. — таблица, рис. — рисунок и т.д.

[2] О повседневной мужской и женской одежде самое общее представление можно будет составить по нашей статье «Китайский костюм» в первом выпуске сборника «Костюм всех времён и народов» (в настоящее время готовится к изданию Всероссийским театральным обществом).

 


 

Послесловие.   ^

 

В первой части нашей книги мы пытались описать официальный торжественный костюм древнего и средневекового Китая, каким он нам представляется на основании изучения классической и комментаторской литературы, а также описаний одежды в различных китайских энциклопедиях, с внесением некоторых поправок, подсказанных изобразительными материалами и археологическими находками.

 

Этот костюм мы рассматривали как произведение искусства, отражающее в своих формах, красках и орнаментации идеологию своего создателя и носителя, художника и заказчика, причём в противоречивых толкованиях одних и тех же форм иногда находили отражение противоречий между миропониманием первого и последнего или же отражение столкновения идеалов различных эпох.

 

В развитии костюма мы видели извечную борьбу двух тенденций: с одной стороны, желание сохранить традиции глубокой древности, а с другой — стремление к новизне, ломающее традиционные формы. Из этой борьбы вырастала третья тенденция — хотя бы формально освящать традицией вновь рождающиеся формы.

 

Мы видели, как символы древней ритуальной одежды, в зримых образах воплотившие миропонимание земледельца, чтившего силы природы, дающие ему хлеб насущный, с течением веков переосмыслились и стали служить идеалам абсолютной монархии, превратившись из системы философских символов в знаки иерархических различий, и, наконец, проследили деградацию последней, выразившуюся в оскудении вкуса, чувства меры, чувства стиля, чувства пропорций, что ярко демонстрирует линии развития декора нагрудно-наспинных знаков различия — буфанов и халатов лунпао от Цянь-луна до Цы-си.

 

Во второй части мы поставили себе совершенно другие задачи. Мы сосредоточили внимание на изображении костюма в художественной литературе и искусстве, с тем чтобы, опираясь на знания, изложенные в первой части книги, понять, какую роль играет трактовка одежды среди других средств выражения чувств и мыслей автора. Мы искали метод, при помощи которого можно было бы выяснить, в какой мере описанный художником костюм говорит об истинных модах того времени, когда жил художник, и в какой мере — о времени жизни изображённого персонажа, и что ярче отражается в изображении костюма — идеальная или реальная сущность эпохи, и почему художник изображает костюм таким, а не иным, и можно ли на основании изучения трактовки костюма в произведении искусства и литературы вскрыть замысел художника, острее понять его идею.

 

Решение всех этих вопросов помогло бы, с одной стороны, устранить некоторые ложные представления о костюме далёких эпох, сложившиеся под влиянием анахронизмов в его изображении, а с другой — знание истинных форм одежды того или иного времени и понимание закономерностей в отклонениях от реалии в произведениях искусства дало бы нам дополнительные ключи к датировке последних.

 

Конечно, мы не могли надеяться разрешить все эти вопросы в этой небольшой книге. Мы попытались сделать лишь первый шаг на этом пути, и читатель смог найти здесь скорее постановку проблем, чем их решение. Но мы надеемся, что книга найдёт отклик среди учёных — историков, этнографов, филологов, искусствоведов и заставит их задуматься над Этими вопросами и таким образом приблизить их решение, поскольку только большому и разностороннему коллективу исследователей такая задача под силу.

 

Москва, 1968 г.

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки