главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Древние культуры евразийских степей. Л.: 1983. А.Я. Щетенко

Раскопки средневекового городища Бажын-Алаак.

// Древние культуры евразийских степей. Л.: 1983. С. 45-47.

 

Городище Бажын-Алаак находится в 1.5 км к западу от пос. Чаа-Холь в Улуг-Хемском районе Тувинской АССР. Оно расположено на равнине, переходящей к северу в пойму Енисея, а на юге ограниченной цепью возвышенностей. К западу от городища течёт р. Чаа-Холь — приток Енисея. Городище имеет почти квадратную форму (302х305 м) и ориентировано длинной осью на ССЗ. По периметру четырехугольника прослеживаются остатки стен, принявших форму оплывших валов, ширина которых колеблется от 6-7 до 10-15 м, а максимальная высота от поверхности равнины достигает 2.5 м. По периметру и по углам городища выделяются массивные возвышения — остатки башен. Вход на поселение находился с восточной стороны, где прослежен разрыв вала.

 

Памятник был открыт в 1957 г. С.И. Вайнштейном. Им же произведены первые раскопки [Вайнштейн, 1959]. В 1967-1969 гг. исследования здесь проводились II отрядом Саяно-Тувинской экспедиции [Мандельштам, 1969, 1970]. В результате этих работ городище было впервые датировано уйгурским временем и на нём были раскрыты постройки из сырцового кирпича и землянки. Сырец был обнаружен и на центральной башне северной стены, гребень которой, по мнению Вайнштейна, был укреплён камнями и имел деревянную двухскатную крышу, опиравшуюся на деревянные столбы.

 

В 1975-1978 гг. работы на городище Бажын-Алаак были продолжены I отрядом Саяно-Тувинской экспедиции [Щетенко, 1976, 1977; Щетенко, Миняев, 1979]. Главная задача отряда — изучение фортификации городища, уточнение хронологии, выявление элементов внутренней планировки поселения и остатков материальной культуры его обитателей. Основным объектом исследования был выбран северо-восточный угол городища, где в раскопе на площади 1000 м2 вскрывались остатки угловой башни и примыкающих к ней стен — восточной и северной. Первая раскрыта на протяжении 6 м, вторая — 40 м. Внутри городище изучено на площади 700 м2, причём раскоп доведён до слоя уйгурского времени (один шурф пройден на глубину 5 м), а в двух местах траншеями прорезаны стены и вал городища до материка.

 

Впервые установлены конструктивные особенности защитных сооружений: башен, стен, платформы и рва. В основании северо-восточной башни и примыкающих к ней стен обнаружена глинобитная платформа, прослеженная затем по периметру городища. Цоколь стен сложен из пахсовых блоков прямоугольных очертаний (40x50x70 см) и покрыт сверху глиняными обмазками. Его высота 0.8-1.2 м, ширина в верхней части 2.5 м. По внешнему фасу цоколь обшит «рубашкой» из плоских глиняных кирпичей (70x30x10 см), а также укреплён деревянным тыном. 40 ямок от столбов диаметром 7-10 см, с интервалами 30-50 см расчищено вдоль внешнего фаса цоколя. В некоторых из них сохранились куски дерева. Сами стены также были сооружены из пахсовых блоков, но меньших размеров; их высота 3.5-4 м.

 

Вдоль северной стены городища на площади 15 м2 раскрыта кладка из камней средних размеров (20x30 см), замазанных слоем глины толщиной 3-4 см, После разборки кладки и зачистки культурного слоя выявлен ряд столбовых ямок диаметром 25-30 см, иногда парных, которые на равном расстоянии располагались по краю кладки с внутренней ее стороны. Здесь же открыты и хозяйственные ямы, содержащие кости животных. Тот факт, что кладка перекрывает их, позволяет предположить существование двух периодов в строительстве оборонительных сооружений. Наблюдения на разрезах стены и рва подтвердили это предположение.

 

Первоначальное поселение было окружено земляным валом с деревянным тыном и рвом шириной 3 м. Датировка этого сооружения весьма проблематична, но, учитывая находки каменных полированных топоров в шурфах центральной части поселения, его можно отнести ко II тыс. до н.э. Мощный выкид из древнего рва образовал земляной вал, который впоследствии, в уйгурское время,

(46/47)

был использован как основание для возведения на нем стен из блоков, описанных выше.

 

Культурный слой городища представляет собой гумусированную супесь, насыщенную прослойками золы и обожжённой глины. Его мощность от уровня древней дневной поверхности до глиняной обмазки толщиной 2-3 см, зафиксированная на многих участках раскопа, 80-90 см. На этой обмазке и выявлены столбовые и хозяйственные ямы. Их около 40. Интересна каменная вымостка округлой формы на площади 9 м2, выложенная из гальки диаметром 15-20 см. Она покрыта такой же глиняной обмазкой и развалом каменной кладки, что позволяет отнести их существование к одному времени. На вымостке лежало несколько фрагментов керамики, среди которых особенно интересен экземпляр с орнаментом в виде волнистых линий, напоминающий керамику, характерную для племён забайкальских сюнну (мнение С.С. Миняева).

 

Самую большую коллекцию составили кости крупного и мелкого рогатого скота, лошади (определение Н.М. Ермоловой). Керамика двух видов — лепная и изготовленная на гончарном круге. Последняя представлена сероглиняной посудой с вертикальным лощением. Характерен прочерченный орнамент с геометрическими рисунками, а также в виде штампованных ромбов, образующих широкие ленты на тулове сосуда. Формы — плоскодонные высокогорлые кувшины, горшки, миски с венчиками различной формы. Мелкие находки — бусина из зелёного стекла, изделия из кости (проколки, двухдырчатые псалии, рукояти ножей, накладки для луков, три типа наконечников стрел), пряслица и заготовки для них из стенок сосудов, фрагменты железных и бронзовых изделий. Весь комплекс вещей находит аналогии в материалах уйгурских погребений могильника Чааты-I, а характер фортификации Бажын-Алаака сближает его с уйгурскими городищами, расположенными близ г. Шагонара [Кызласов, 1969], хотя, по нашему мнению, реконструкции крепостей этого района, предложенные Л.Р. Кызласовым, в свете проведённых раскопок следует пересмотреть, отказавшись от европеизированного вида стен и башен, сооружённых из кирпичей, в пользу деревоземляных крепостей, известных по письменным источникам. В целом городище Бажын-Алаак нужно датировать VIII — серединой IX в. н.э., т.е. тем периодом, когда Тува входила в состав Уйгурского каганата.

 

Все исследователи сходятся во мнении, что городище погибло. Следы пожаров, обнаруженные на одном уровне на всей площади раскопа, свидетельствуют о конечной фазе существования укреплений. Вскрыты проломы (шириной до 10 м) в восточной и западных стенах, через которые враги могли проникнуть в крепость. На северной стене, около башни, расчищен скелет мужчины, возможно воина — защитника крепости, со следами насильственной смерти: в грудном позвонке его застрял наконечник железного дротика, в черепе зияли два отверстия от удара острым оружием. Все это в целом характеризует финальный этап в жизни городища и как будто подтверждает свидетельства письменных источников, которые говорят, что в 840 г. Уйгурский каганат пал под ударами кыргызов. Керамика последних в малом числе найдена на поселении, и это соответствует нашим наблюдениям, что жизнь в данном месте продолжалась ещё и после гибели крепости Бажын-Алаак.

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки