главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Л.П. Потапов

О статье Н.В. Кюнера «Восточные урянхайцы по китайским источникам».

// УЗ ТНИИЯЛИ. Вып. VI. Кызыл: 1958. С. 198-201.

Постраничная нумерация сносок сохранена в верхнем индексе.
См. также: Кюнер Н.В. Восточные урянхайцы по китайским источникам.

 

Статья покойного проф. Н.В. Кюнера, одного из крупнейших советских востоковедов, выдающегося знатока китайских исторических источников, извлечена нами из капитального труда Н.В. Кюнера «Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока», печатаемого под нашей редакцией Институтом Этнографии Академии Наук СССР, как фундаментальное дополнение к переизданному Институтом классическому труду крупнейшего русского синолога Н.Я. Бичурина (Иакинф) «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена». Как известно, этот труд Н.Я. Бичурина подготовлен был к переизданию самим Н.В. Кюнером 1[1]

 

Будучи в течение многих лет сотрудником Музея Антропологии и Этнографии, а затем и Института Этнографии Академии Наук СССР, Н.В. Кюнер стремился обогатить нашу историко-этнографическую литературу изданием неопубликованных китайских исторических источников, над переводом которых он неустанно трудился, чтобы расширить источниковедческие материалы для изучения этнической истории народов Советского Дальнего Востока, Южной Сибири, Центральной и Средней Азии.

 

Глубокий патриот советской науки Н.В. Кюнер, погружённый в свои сложные специальные исследования, всякий раз, как только находил новые данные для познания истории наших советских народностей, немедленно делился своими открытиями и весьма заботился о том, чтобы его источниковедческие изыскания были использованы в интересах советской науки. Если ему удавалось выбрать время, он сам писал специальные статьи по истории или этнографии отдельных народов. Так, например, появилась его ценная статья «Новые китайские материалы по этнографии кыргызов (хакасов) VII-VIII вв. н.э.», которую он охотно представил для напечатания в Учё-

(198/199)

ных Записках Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории 1[2]

 

Н.В. Кюнер был горячим сторонником развития местных научно-исследовательских учреждений, в частности в Сибири, и всегда выражал готовность сотрудничать в их научных изданиях. Ещё в процессе подготовки своего капитального труда «Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока» он сообщил нам о своих новых материалах и соображениях, которые являются содержанием его статьи «Восточные урянхайцы по китайским источникам». Тогда же Н.В. Кюнер выражал пожелание опубликовать их в местном издании. Однако при жизни Н.В. Кюнера это осуществить не удалось.

 

В настоящее время, когда Тувинский научно-исследовательский институт уже сложился в один из местных научно-исследовательских центров и организовал периодическую публикацию своих Учёных Записок, выполнение пожелания покойного Н.В. Кюнера показалось нам особенно необходимым. Мы извлекли из находящегося в издательстве упомянутого выше труда Н.В. Кюнера соответствующую часть, отредактировали, привели в порядок научный аппарат и представили её к напечатанию под названием «Восточные урянхайцы по китайским источникам». Зная в течение многих лет Николая Васильевича Кюнера, мы убеждены, что он, если бы это произошло при его жизни, был бы согласен с таким наименованием его работы и был бы очень рад её появлению в печати в серийном научном издании Тувинского научно-исследовательского института.

 

Несколько замечаний непосредственно по содержанию публикуемой работы Н.В. Кюнера. Статья весьма интересна и ценна тем, что даёт исторические документальные доказательства о наличии под именем урянхайцев части монгольских племён и устанавливает их генетическую связь с ранними монгольскими племенами, которые в китайских династийных летописях известны под наименованием Хи (Кумохи), являющихся потомками древних Шань-жун. Эти ценные материалы сыграют важную роль в выяснении древней этнической истории тувинского народа, в этническом составе которого участвовали и монгольские элементы.

 

Но не только для истории тувинцев интересны и важны публикуемые материалы, а также некоторые взгляды, изложенные в статье Н.В. Кюнера. Они в первую очередь важны для разработки этнической истории других соседних народов. В этой связи следует обратить внимание, например, на критику Н.В. Кюнером высказывания Г.Е. Грумм-Гржимайло о том, что названия «хакас» и «кэргиз» (енисейские киргизы) будто бы были в монгольскую эпоху XIII в. названием одного и того же народа. Н.В. Кюнер считает, что в это время оба упомянутых названия могли обозначать различные группы или части одного и того же народа.

 

К этому следует добавить, что в настоящее время накапливается всё больше и больше данных, свидетельствующих о невозможности отождествления «хагяс» и «кыргыз», о сложных в этническом отношении конгломера-

(199/200)

тах — «хагяс» и «кыргыз», о большом участии в этническом конгломерате «хагяс» самодийского элемента и т.п. О том, что термины «хагяс» и «кыргыз» в XIII в. были наименованием различных племён или народностей свидетельствует ценное и, кажется, мало известное сообщение из летописной части Юань-ши, в котором говорится, что в 1293 г., в период правления Хубилая, «Семьсот дворов киргисов, излишних у джирхахов, поселены в земле хас-ха» 1[3] Отсюда видно, что в конце XIII в. «киргисы» и земля «хас-ха» были различными понятиями, что «киргисы» путём административного переселения попадают в землю хас-ха.

 

В этой связи важно, конечно, выяснить, где находилась земля хас-ха и из каких этнических элементов она состояла. Ответ на эти вопросы нужно искать, прежде всего, в самом названии хас-ха. В этом слове хорошо передан этноним, сохранившийся у современных хакасов в названии сеока (рода) Хасха или Касха. В основе этого этнонима лежит термин хас или кас (гас), который как будто бы всеми нашими исследователями признаётся за самодийский этноним. Стало быть, земля хас-ха, вероятно, была землёй самодийских племён.

 

Где же могла находиться такая земля? Нам кажется, что ответ на этот вопрос дают русские исторические источники XVII в. Среди ясачных «землиц» обширного Красноярского уезда XVII в. была Качинская землица под Красноярском. Её ясачное население кач (каш), качи имело в названии этноним кас. То же самое можно сказать про кашинцев, или Кашинскую землицу, находившуюся в районе pp. Кана, Сыды и Комы (правые притоки Енисея). Потомки качинцев XVII в. до сего времени сохранили термин хасха или касха в названии некоторых родов (Тайджан хаска, Паратан хаска и др.). Затем, в XVII в., был ряд родоплеменных групп в Удинской землице (в бассейне верхнего течения р. Уды и по северным склонам Восточного Саяна) с названием кас, каш, кара-кас, сары-каш. Некоторые из них, как достоверно известно, ещё в XVIII в. говорили по-самодийски. Это относится к карагасам, самодийскоязычность которых зафиксировал в XVIII в. П. Паллас.

 

Упомянутый выше самодийский этноним кас, гас, хас и т.д. выступает и в китайском термине хагяс, зафиксированном летописной хроникой Танской династии (618-907). Наш выдающийся филолог-востоковед С.Е. Малов высказал предположение, что термин хагяс или хакас Танской летописи является китайской передачей термина «карагас» 2[4]

 

Таким образом, имеются основания считать, что бассейн Верхнего Енисея, особенно его правобережье по северным склонам Саян, до Большого порога, был землей хас’ов, или кас’ов (может быть, карагасов, как думает С.Е. Малов), т.е. самодийскоязычных племён, и в более ранние времена, чем XVII в., т.е. и в XIII в., когда эта территория обитания самодийскоязычных родоплеменных групп называлась в Юань-ши землей хас-ха. Если это так, то не исключена возможность, что енисейские киргизы XVII в. являются потомками переселённых на Енисей семисот семей «киргисов», как об этом говорится в летописной части Юань-ши.

(200/201)

 

В этой связи уместно заметить, что по данным русских исторических источников первой половины XVII в. численность енисейских киргизов была невелика. В документе 1616 г. говорится, что всех киргизов «самих человек с 300, а чёрных людей ясачных мужиков, а по киргизски киштымов с 1000 человек» 1[5] При этом, речь идёт, разумеется, только о взрослых мужчинах-киргизах.

 

Таким образом, новое для науки известие из летописной части Юань-ши имеет весьма важное значение для этнической истории современных хакасов — ближайших соседей тувинцев. Оно вполне оправдывает предположение Н.В. Кюнера, что термины «хакас» и «кыргыз» в монгольскую эпоху не были синонимами.

 


 

[1] 1 Издано в трёх томах. Москва-Ленинград, 1950-1953 гг.

[2] 1 См. Записки Хакасского научно-исследовательского института, в. II, Абакан, 1951.

[3] 1 Извлечение из летописной части Юань-ши, так назыв. Бень-дзи, книга XVII, год 30-й, перевод В.Н. Казина, сделанный им по нашей просьбе.

[4] 2 С.Е. Малов. Енисейская письменность тюрков. М.-Л., 1952, стр.7.

[5] 1 Центр. Госуд. Архив Древних Актов в Москве. Фонд Сибирский Приказ, Столбец № 30, лист 552.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки