главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Труды Государственного Эрмитажа. Т. XIX. Культура и искусство народов Востока. 8. Л.: «Аврора». 1978. Б.Б. Пиотровский

Отдел Востока Государственного Эрмитажа

(к 50-летнему юбилею).

// ТГЭ. Т. XIX. Культура и искусство народов Востока. 8. Л.: 1978. С. 5-8.

 

Советом Народных Комиссаров летом 1920 г. вынесено решение о реэвакуации коллекций Эрмитажа, вывезенных в Москву в сентябре 1917 г. по указанию Временного правительства. С 18 ноября ящики с ценностями начали поступать в Эрмитаж, где их с нетерпением ожидали. Примерно за месяц до этого памятного дня по решению Совета музея было образовано отделение мусульманского Востока и И.А. Орбели назначен его заведующим. Так впервые было заявлено о вкладе народов Востока в мировую культуру: в Императорском Эрмитаже лишь античные и западноевропейские произведения считались памятниками искусства.

 

Создание отделения явилось насущной необходимостью и отвечало уровню развития передового русского востоковедения; кроме того, его крупнейшие представители Н.Я. Марр и С.Ф. Ольденбург, деятельные члены коллегии по делам музеев, принимали активное участие в научной жизни Эрмитажа. Образование восточного отделения в Эрмитаже следует рассматривать как непосредственный отклик на события, происходящие в молодой стране, связанные с самоопределением наций, входивших до 1917 г. в состав Российской империи. В сентябре 1920 г. был свергнут эмир Бухарский — в Средней Азии установлена Советская власть. Однако значительная часть Закавказья, Армении и Грузии находилась ещё в руках дашнаков и меньшевиков. Поэтому основное внимание при образовании восточного отделения музея было направлено на мусульманские страны. Началось интенсивное собирание восточных коллекций и их изучение.

 

В 1921 г. отделение мусульманского Востока было реорганизовано в отделение Кавказа, Ирана и Средней Азии, что значительно расширило поле его деятельности. В 1922 г. в Эрмитаже выставляются памятники сасанидского искусства. И.А. Орбели, определивший проблематику экспозиции, выдвинул вопрос о роли разных народов в создании сасанидского искусства, а также стремился показать социальную обусловленность творчества и выявить общие черты мировоззрения восточных народов. При решении вопроса о сложном процессе возникновения сасанидского искусства привлекался материал истории культуры народов, живших на территории бывшей Российской империи.

 

На следующей выставке — выставке мусульманских изразцов — последние рассматривались как художественные произведения сложной историко-культурной среды, а не как творчество одной народности или как явление мусульманской религии.

 

Таким образом, когда 30 декабря 1922 г. Первый съезд Советов Союза Советских Социалистических Республик утвердил декларацию об образовании СССР, сформулировавшую основные принципы объединения республики, Государственный Эрмитаж был уже подготовлен к реорганизации в общесоюзный музей, изучающий и экспонирующий памятники культурного наследия народов, вошедших в состав Советского Союза. И основа этому была заложена восточным отделением Эрмитажа.

(5/6)

 

В 1925 г. в Петровской и Романовской галереях музея была устроена третья выставка, посвящённая культуре Востока, средневековым памятникам Ирана и Средней Азии. На её экспонатах прослеживалась общность явлений в искусстве мусульманских и христианских стран. Выставка стала возможной благодаря поступлению в Эрмитаж национализированных коллекций памятников восточного искусства и материалов из раскопок.

 

К 10-летию отдела в 1930 г. И.А. Орбели и А.Ю. Якубовским была составлена записка о задачах постоянной выставки, показывающей культуру и искусство Ирана, Армении, Грузии, Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, Афганистана, Турции, Египта, Китая, Японии и других стран.

 

Темой предусматривалось общее изучение древней культуры народов Советского Союза и зарубежных стран. И не случайно первым Международным съездом по историческим наукам, собравшимся в 1935 г. в СССР, был III Международный конгресс по иранскому искусству и археологии. Съезд проходил в Ленинграде и Москве. Его основная работа протекала в Эрмитаже, в театре шли пленарные заседания, в залах музея демонстрировалась великолепная выставка памятников иранского искусства и культуры сопредельных стран, определивших иранскую культуру. Выставка была составлена из собраний музеев Советского Союза, Ирана и отдельных предметов из Лувра. Она размещалась в восьмидесяти четырёх залах и поразила участников конгресса богатством коллекций, добытых частично трудами советских археологов и дававших представление о путях исторического развития народов Востока.

 

В работах конгресса, организации выставки и подготовке изданий принимали участие не только сотрудники Эрмитажа, но и археологи союзных республик — Закавказья и Средней Азии, — а также и иностранные учёные. В Тегеране, в мавзолее Реза Шаха, среди его реликвий находятся значок и памятная медаль III Иранского конгресса, что свидетельствовало и о его политическом значении.

 

Отдел Востока Эрмитажа был в центре востоковедческой жизни страны, так как он не только хранил, но и изучал величайшие ценности культурного наследия. Работа отдела тесно связана с Институтом востоковедения Академии наук СССР и с его филиалами — Академиями наук на Кавказе и в Средней Азии. В Эрмитаже проходили практику и аспирантуру многие молодые учёные из союзных республик, ставшие теперь руководителями научных учреждений Закавказья и Средней Азии.

 

Эрмитаж был также в центре празднования юбилейных дат стран Востока. В 1934 г. И.А. Орбели руководил подготовкой и проведением в Советском Союзе торжеств в связи с 1000-летним юбилеем Фирдоуси, в музее была устроена выставка «Шахнаме и изобразительное искусство Ирана, Кавказа и Средней Азии», были выпущены книги по миниатюрам к поэме и переводы Фирдоуси. И.А. Орбели возглавлял советскую делегацию, направленную в Иран.

 

В 1937 г. Эрмитаж проводит большую работу к 750-летнему юбилею Шота Руставели, организует специальную выставку и издаёт сборник «Памятники эпохи Руставели». В предисловии, написанном И.А. Орбели, бросаются в глаза строки: «Понять Руставели по-настоящему, глубоко понять — это значит понять культуру Востока XII-XIII веков».

 

В подготовке празднования 1000-летия армянского народного эпоса «Давид Сасунский» в 1938 г. Эрмитаж принимает самое деятельное участие, помогая организовать в Ереване научную сессию и экспозицию в музее. Весной 1940 г. Эрмитаж устраивает выставку изобразительного искусства Армении, охватывающую огромный материал, начиная с древних рукописей и кончая картинами советских художников Армении, в частности, Агаджаняна, Сарьяна, Коджояна и других.

 

Участие Эрмитажа в праздновании юбилеев культурных событий в истории народов Советского Союза настолько органично вошло в его деятельность, что даже в трудные дни Великой Отечественной войны, в условиях блокады Ленинграда, продолжалась эта работа. Несмотря на тяжелую обстановку зимы 1941 г., в промерзших помещениях Эрмитажа были проведены два юбилея: 800-летие азербайджанского поэта Низами и 500-летие основоположника узбекской литературы Алишера Навои. На заседания некоторые участ-

(6/7)

ники прибыли в военной форме, прямо с фронта. Так пришли поэты Н.С. Тихонов, В.А. Рождественский, востоковед M.M. Дьяконов. В. Рождественский вспоминал, что он явился в Эрмитаж по предписанию батальонного комиссара.

 

Заседания в честь Навои состоялись 10 и 12 декабря 1941 г., когда уже сомкнулось кольцо блокады Ленинграда, когда погасло электричество, остановился транспорт, а город ежедневно обстреливали и бомбили фашисты. К юбилею Навои художник M.H. Мох расписал два фарфоровых предмета — бокал и коробочку — и обжёг их в муфеле. Энергию дал корабль «Полярная Звезда», стоявший на Неве, у Эрмитажа. Был составлен также сборник статей со знаменательной по дате резолюцией — «в набор».

 

В 1969 г. Эрмитаж отметил 100-летний юбилей армянского композитора Комитаса выставкой иллюстраций художника лауреата Государственной премии СССР Г. Ханджяна к книге, посвященной Комитасу. Рисунки предоставил Эрмитажу Комитет по присуждению премий еще до окончательного решения. Вместе с работами Г. Ханджяна были выставлены картины З. Шарамбаяна — пейзажи и исторические памятники Армении.

 

Эрмитаж принял деятельное участие и в организации археологических исследований в республиках Закавказья и Средней Азии. В 1929 г. И.А. Орбели начал разведочные работы в Армении, завершившиеся в 1936 г. раскопками Анбердского замка на горе Арагац; в этой экспедиции участвовали не только сотрудники Эрмитажа, но и молодые археологи Армении. С армянскими археологами в 1930 г. началось обследование древних крепостей, связанных с урартскими клинообразными надписями, что привело к совместным систематическим раскопкам Кармир-блурской крепости (древний Тейшебаини) и дало громадный материал по культуре древнейшего на территории СССР государства — Урарту.

 

А.Ю. Якубовский приступил к археологическому изучению Таджикистана, обратив внимание на Пенджикентское городище, ставшее ныне знаменитым. Он создал целую школу среднеазиатских археологов, продолживших успешно начатое им дело (M.M. Дьяконов, А.М. Беленицкий). Помог Эрмитаж также налаживанию археологических работ в Узбекистане (Термез, Варахша) и в Туркмении (древний Мерв). Эрмитаж в разной степени участвовал почти во всех крупных довоенных археологических экспедициях среднеазиатских республик, и это отразилось на коллекциях музея — они обогатились первостепенными памятниками древней культуры (Айртамский фриз, материалы из Нисы).

 

Роль Эрмитажа в изучении культур Средней Азии не ослабла и после Великой Отечественной войны, когда в республиках уже были созданы национальные археологические кадры. Продолжается участие нашего музея в раскопках Пенджикента, Аджина-тепе и Кара-тепе. Причем руководящую роль в сохранении памятников древней культуры играют реставраторы Эрмитажа, буквально спасшие такие замечательные настенные росписи, как росписи Пенджикента, Аджина-тепе и Шахристана в Таджикистане, где сохранились эпические композиции, изображения божеств и мифических сюжетов (волчица, кормящая детей, прямой аналог римской волчицы).

 

В Узбекистане без работников отдела реставрации Эрмитажа невозможно было бы сохранить и росписи Варахши, и раскрашенную скульптуру, и граффити Кара-тепе. Большую работу по консервации колоссальной фигуры лежащего Будды провели реставраторы Эрмитажа в Киргизии. Разработаны новые методы консервации, новые приёмы удаления солей, техника снятия росписей со стены. Эрмитажные лаборатории помогают росту кадров реставраторов в республиках; в частности, в Душанбе была создана реставрационная лаборатория, сотрудники которой прошли учёбу в Ленинграде.

 

Эрмитаж помогает республикам Средней Азии охранять памятники, находящиеся в зоне строительств. Так, Ферганская экспедиция Эрмитажа совместно с местными музеями исследовала древние памятники в зоне затопления Керкидонского водохранилища и в зоне строительства центрального Ферганского канала.

 

Отдел Востока проводит большую научную работу по истории народов Средней Азии и Кавказа. В научных сессиях по живописи Востока, культуре Дагестана, культуре народов Востока, Кавказа и Ирана в эпоху средневековья принимают постоянное участие работники республиканских учреждений, Академий наук и музеев. Большое количество

(7/8)

студентов проходит летнюю практику в Эрмитаже. Не потерял Эрмитаж своего всесоюзного значения и в организации выставок, связанных с международными конгрессами.

 

Когда в 1969 г. в Душанбе проходила конференция, созванная ЮНЕСКО по проблемам кушан, то Эрмитаж устроил к конференции проблемную выставку, составленную по материалам коллекций Эрмитажа и археологических экспедиций.

 

К 2500-летнему юбилею Иранского государства в 1971 г. была развёрнута большая выставка, показывающая взаимосвязь иранской культуры с культурами соседних стран. Эта экспозиция заслуженно получила высокую оценку в международной прессе.

 

Также положительный отклик получила и выставка, направленная в Токио в 1969 г., посвящённая древним связям Востока и Запада, так называемому Шёлковому пути и предшествующим ему путям, прослеживаемым по данным археологических изысканий.

 

Значительное место в работе Эрмитажа занимают издательская деятельность и устройство постоянных выставок. В настоящее время, совместно с Академией наук СССР, проводится большая работа по публикации ценнейших материалов экспедиций П.К. Козлова в Монголию (Хара-Хото) и С.Ф. Ольденбурга в Синьцзян. Ценные работы подготовлены и отчасти опубликованы в серии «Культура народов Востока», издаваемой Институтом Востоковедения АН СССР.

 

В экспозициях отдела, показывающих историю культуры народов Советского Востока (Закавказья и Средней Азии), положен исторический подход и обязательно ставятся и рассматриваются следующие вопросы: использование культурного наследия, широкие взаимные связи, классовый и национальный характер культур, оформление идеологии.

 

Совместные работы археологов и историков по раннему феодализму дали очень интересные результаты по истории культуры феодального города. Хорошим примером служат материалы из Пенджикента, частично экспонированные на постоянной выставке.

 

Обратимся к замечательным росписям этого города, открытым в разных зданиях, — во дворце, храмах, домах знатных жителей разного ранга. В этих росписях важное место занимают изображения божеств, тяготеющие к старым кушанским традициям, а также отражающие связи, с одной стороны, с Западом (античные персонажи), а с другой — с Востоком (индуизм). В росписях много внимания уделено темам о похождениях героев феодального эпоса. На место богов и царей выдвигается основная персона феодального мира — рыцарь. Сюжет повествует о деяниях если не самого, то двойника Рустема, воспетого через два века Фирдоуси.

 

Но, кроме изображений подвигов рыцаря, битв с врагами, занимающими значительные плоскости стен, имеются небольшие композиции, передающие фольклорные темы. Тут и сказка об освобождении девушки, заточённой в дереве, рассказ о скупце, который, желая получить золотое яйцо, зарезал чудесную гусыню, басня о том, как хитрый заяц заставил льва прыгнуть в колодец. Это уже искусство, связанное с более широкими городскими слоями. Археологические материалы из раскопок Пенджикента помогают выяснять характер города с его ремеслом, торговлей и социальным составом населения.

 

Арабское завоевание поколебало художественные традиции среднеазиатских народов, в частности, согдийцев, но не смогло полностью их уничтожить. В трансформированном виде они продолжали бытовать в Синьцзяне в VIII-X вв. (Турфанский оазис), а также и в Средней Азии (Мавераннахр, Восточный Хорасан), в последнем случае не только в монументальной живописи, но в скульптуре и миниатюре.

 

В работе отдела Востока значительное место заняли научная сессия, проведённая в 1965 г., и открытая в марте 1967 г. выставка «Живопись средневекового Востока». На конференции обсуждались вопросы традиции и новаторства, специфические черты искусства в разных областях, пути развития живописи в странах Востока. Особое внимание было уделено идеализации человеческого образа, прошедшего последовательные этапы: бог — царь — феодал — рыцарь — горожанин. Темы, разрабатываемые отделом, самым прямым образом относятся к основным вопросам истории культуры народов Востока, вошедших ныне в Союз Советских Социалистических Республик и создавших новую историческую общность людей — советский народ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки