главная страница / библиотека

Е.Д. Паульс

Сожжение тагаро-таштыкских склепов: обряд или случайность?

// Курган: историко-культурные исследования и реконструкции. Тезисы докладов тематической научной конференции. СПб, 1996. С. 23-24.


В Минусинской котловине следы огня в погребальных церемониях фиксируются начиная с эпохи бронзы. Но в карасукских и раннетагарских курганах они представлены лишь мелкими древесными угольками в могилах — в том числе, в непотревоженных каменных ящиках. В курганах тагаро-таштыкской эпохи часто встречаются сгоревшие склепы. Распространено представление о том, что в это время акт сожжения по­гребальных склепов после окончания их функционирования совершался в качестве обрядового действия (Кызласов, 1960; Баранов, 1975; Марты­нов, 1979). Наличие несгоревших склепов объясняют тем, что они еще до
(23/24)
совершения предполагаемого обряда сожжения обветшали и рухнули, либо существованием различных вариантов обряда. М.П. Грязнов, не конкретизируя причины сожжения склепов, склонялся к мысли о поджоге их современниками (Грязнов, 1979).

По материалам раскопок создается впечатление, что к концу тагарской эпохи относительное количество сожжённых могил возрастает, а в таштыкское время известно лишь два несожжённых склепа. В связи с этим возникает принципиальный вопрос: можно ли утверждать, что скле­пы сжигались представителями коллективов, создавших их? Многолетние полевые наблюдения автора показывают, что в ряде случаев сожжение может быть в равной степени результатом как преднамеренного поджога, так и случайности, в других же (более многочисленных) случаях непреднамеренность поджога очевидна. Если бы сожжение склепов было обря­довым действием, то мы могли бы наблюдать какие-то закономерности в характере поджога и предполагать некую логику развития этого обряда во времени. Однако, с одной стороны, известны полностью сожжённые камеры с одиночными погребениями в раннетагарских курганах, с другой — негоревшие таштыкские склепы. Иногда фиксируются отдельные не­большие очаги горения, иногда от склепа остается лишь слой прокалён­ной земли. В некоторых случаях несомненен значительный хронологичес­кий разрыв между окончанием функционирования склепа и его поджогом. Наконец, нет никаких оснований предполагать прямую связь факта сожжения с этническим, социальным или иным статусом погребённых.

Как долго могли сохраняться перекрытия склепов? Я думаю, что при наличии мощных многослойных накатов из лиственничных брёвен, покры­тых изоляцией в виде нескольких слоев берёсты, а также при благоприят­ных микроусловиях, склепы могли в течении десятилетий, а то и столетия сохраняться в первозданном виде. Учитывая динамичность процесса культурогенеза этого времени в Минусе, мы вправе предполагать, что в связи с перераспределением территорий склепы зачастую отторгались от своих создателей. В них могли проникать представители иных коллекти­вов. Нам неизвестно, с какой целью это делалось — тут можно предпола­гать ограбление, осквернение, простое любопытство и т.п. Впрочем, с теми же целями склеп могли посещать и соплеменники. Но, в любом случае, мы вправе говорить лишь о проникновении в склепы и о последу­ющем их возгорании.

Что же касается утвердившегося в литературе мнения об обрядовом поджоге склепов, то оно, скорее всего, основано на недоразумении. Видимо, произошло логически неоправданное совмещение двух понятий: обрядового использования огня при кремировании трупов в таштыкской культуре и сожжения склепов. В действительности, утверждение о существовании в тагаро-таштыкскую эпоху сожжения склепов как обрядо­вого действия соплеменников представляется более чем сомнительным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

главная страница / библиотека