главная страница / библиотека / обновления библиотеки

КСИИМК. Вып. XXIX. М.-Л.: 1949. А.П. Окладников

Очерки по истории Якутии

от палеолита до присоединения к русскому государству.

(Тезисы докторской диссертации, защищённой в Учёном совете исторического факультета Ленинград. гос. ун-та в мае 1947 г.).

// КСИИМК. Вып. XXIX. 1949. С. 116-118.

 

1. Представленная работа является первым опытом монографического исследования истории племён и народов, населяющих обширные простран­ства современной Якутской АССР и отчасти соседних с ней областей до их присоединения к Русскому государству.

 

В работе обобщены как ранее известные (преимущественно этнографи­ческие и лингвистические) материалы, так и обширные новые (главным образом археологические) данные, собранные в результате исследователь­ской работы автора в Восточной Сибири с 1924 по 1946 г.: на Лене, Ко­лыме, Хатанге, Ангаре и Селенге, в том числе в совершенно не исследо­ванных ранее археологами районах Якутии.

 

Открытые здесь многочисленные археологические памятники, в сочета­нии с различными источниками иного рода, впервые дают ясное и целост­ное представление о неизвестной ранее длительной и сложной истории на протяжении многих тысячелетий (рис. 29) этих отдалённых и суро­вых по их природным условиям областей Советского Союза.

 

2. Обнаруженные автором в 1927, 1941 и 1943 гг. палеолитические памятники Ленского края являются самыми северными из известных сейчас памятников этого рода. Они показывают, что уже в конце ледниковой эпохи палеолитические охотники, современники мамонта, впервые прони­кают на Лену. В это время на территории Восточной Сибири была распространена своеобразная культура арктического типа, по своим важнейшим признакам сходная с позднейшей этнографической культурой приморских зверобоев Крайнего Севера — осёдлых (чукчей, коряков и эскимосов. Таковы: а) осёдлый охотничий уклад, прочные полуподземные жилища и постоянные посёлки в наиболее удобных для охоты местах; б) своеобразная строительная техника с широким применением костей мамонта и носорога вместо дерева; в) «глухая» арктическая одежда; г) богатая резьба по кости, связанная с изобилием бивней мамонта, и оригинальное реалистическое искусство, памятником которого на Лене является единственное в своём роде для Азии изображение дикой лошади; д) древний матриархально-родовой уклад, отражением которого в религии является культ женских духов — «владычиц». Вместе с тем, эта древией-

 

(116/вклейка)

 

Рис. 29. Таблица археологических культур в Якутии.

Открыть верхнюю часть в новом окне.

Открыть нижнюю часть в новом окне.

(вклейка/117)

 

шая культура Северной Азии, к которой относится самое раннее палеоли­тическое поселение на Лене — у дер. Частинской, обнаруживает генетиче­скую связь с ориньяко-солютрейской и раннемадленской культурой Евро­пейской России, откуда, очевидно, в конце ледниковой эпохи и распростра­нились её носители.

 

Несколько позже в жизни древнейшего населения Якутии и других районов Сибири происходят крупные перемены. С исчезновением мамонта и носорога древняя полуосёдлая культура арктических охотников сменяет­ся новой, с лёгкими временными жилищами, новыми типами каменных и костяных орудий, иным — более подвижным образом жизни. В результате обособленного существования и связей с племенами Дальнего Востока одновременно оформляется новый антропологический тип — монголоидный. Древние племена Сибири — монголоиды — широко распространяются на север — до Олёкминска и Мархачана, а также и по пустынным северным областям Западной Сибири, по направлению к западу.

 

3. На следующем культурно-историческом этапе (время полированных орудий, керамики, лука и стрел) в соответствии с разнообразными местными условиями в Сибири определяется шесть больших культурно-исторических областей. В это время, около II-III тысячелетия до н.э. неолитические племена, потомки палеолитических обитателей Якутии, завершают первичное освоение её территории, расселяясь вплоть до берегов Ледовитого океана на севере и до Колымы на востоке. Тогда же здесь выделяются две самостоятельные культурные области. Первая — южная, на территории современных скотоводческих районов Якутии, население которой жило в более или менее постоянных (сезонных) поселках вблизи устьев рек и озёр; занималось первоначально главным образом охотой, а впоследствии — преимущественно рыбной ловлей и, отчасти, у Олёкминска, — скотоводством (разведение рогатого скота).

 

Культура этой области обнаруживает много оригинального в формах каменных орудий, типах керамики, а также в области искусства и верова­ний. Памятниками последних являются замечательные росписи на скалах, реалистический характер которых связан с первобытным конкретно-образ­ным мышлением и религиозными воззрениями лесных охотников неолита на ступени зрелого материнского рода.

 

В центре писаниц — образ лося, отражающий своеобразные космогони­ческие представления («лось — вселенная», «лось — небо», «лось — преис­подняя»), культ женского зооморфного божества — тотема («бугады» эвенков) и охотничью магию.

 

Вторая, субарктическая, культура принадлежала бродячим звероловам лесотундры и тундры Крайнего Севера, связанным не только с югом, но и с западом — вплоть до Прибалтики.

 

4. В конце II тысячелетия до н.э. в Якутии впервые появляются металлические изделия, а также широко распространяется искусство обработки металла — меди и бронзы, заимствованное от жителей соседнего Прибайкалья — «глазковцев».

 

Впервые на Севере появились только единичные и небольшие изделия из металла (иглы, шилья, простейшие украшения), и культура их, в об­щем, имела ещё неолитический характер. Около начала I тысячелетия до н.э. в Якутии появляется превосходное медно-бронзовое вооружение (мечи, наконечники копий) и такие же орудия труда (кельты). Местная металлургия меди и бронзы, опиравшаяся, повидимому, на собственные месторождения меди (Алдан, средняя Лена, верховья Вилюя) и олова (Верхоянье), достигает значительного совершенства.

 

Происходят важные сдвиги в общественном строе: материнский род уступает место отцовскому. Возрастают связи с другими странами,

(117/118)

особенно раннединастическим Китаем, отчасти — степными племенами Азии.

 

В субарктической области не прекращаются старые связи с арктиче­скими районами Европы, о чём свидетельствует сходство находок из Оленеостровского могильника на Кольском заливе с нижнеленскими.

 

5. В противоположность прежним взглядам, устанавливается, что же­лезо сравнительно рано, — около начала нашей эры, — распространяется из Прибайкалья в Якутию. Хотя бытовой уклад местного населения остаётся в I тысячелетии н.э. в основе прежним, в его культуре всё-таки отмечают­ся важные сдвиги. Есть основания предполагать, что резкие изменения в стиле писаниц объясняются вызреванием своеобразной раннеидеографиче­ской письменности, осколком которой может быть загадочная юкагирская письменность XIX в.

 

6. Важнейшим переломным событием в истории Якутии является про­никновение на север южных скотоводческих групп, в результате взаимо­действия которых с аборигенами возникла современная якутская народ­ность.

 

Наследием этих южных тюрко- и монголоязычных переселенцев в якутской культуре являются следы знакомства с южной фауной (лев, тигр или барс, кулан), следы степного скотоводческого быта и земледель­ческого хозяйства, связей с передовыми странами Востока, сравнительно высоко развитого классового строя, письменности; богатый эпос, искусство и религия якутов.

 

7. Ближайшим к Якутии очагом такой древнетюркской культуры является курыканское Прибайкалье I тысячелетия н.э. Культура древних курыканов (гулиганей китайских источников.), возникшая, повидимому, в результате вовлечения охотничье-рыболовецкой варварской периферии гуннского общества в процессе образования древнейшей кочевнической государственности, около X в. н.э. распространяется на север; следы её влияния прослеживаются почти вплоть до современного Якутска (надпись рунического типа у дер. Петровской). Такое распространение южной скотоводческой культуры связано было, несомненно, с расселением отдельных и неоднородных разрозненных групп пришлого населения (хоро, туматы, ураанхайцы, сахалары, сартолы якутского фольклора), большая часть ко­торых была, вероятно, потомками курыканов.

 

Этот длительный процесс мог быть усилен событиями 30-х годов XI в., большими передвижениями племен современной Монголии — уходом пле­мени кун и приходом на его место монголов, достигших в это время вер­ховьев Лены.

 

Последняя и наиболее значительная волна с юга имела место в XV — нач. XVI в., когда обитавшие в Прибайкалье (а ранее — к западу от Байкала) предки якутов — сахалары (потомки Эллея) под предводитель­ством тойона Баджея покинули гору Кюбюлюр у Качуга и ушли вниз по Лене.

 

8. В результате ассимиляции аборигенов (жители восточных улусов, часть племени нам, вилюйчан и т.д.) и взаимодействия с ними на средней Лене возникает затем новое этническое целое — якутская народность.

 

При внуке Баджея, сыне Мунньана, знаменитом герое якутских легенд Тыгыне, происходят новые важные события. Изжившие себя древние ро­доплеменные связи приходят в упадок. Несмотря на энергичную борьбу Тыгына с непокорными родами и временный успех, ему не удается удер­жать их в рамках старого племенного объединения. Ещё при жизни Тыгы­на в конце этого бурного времени, в «век кровопролитий», «кыргыс сана­та», на Лене появляются русские, и Якутия входит в состав Русского го­сударства: на Севере начинается время писаной истории и новый, во всех отношениях переломный этап исторического прошлого.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки