главная страница / библиотека / обновления библиотеки

А.Г. Максимова

Курганный могильник в урочище Кызыл-Кайнар.

// Поиски и раскопки в Казахстане. Алма-Ата: 1972. С. 123-138.

 

Могильник Кызыл-Кайнар расположен на северном склоне хребта Киргизского Алатау, в 12 км к юго-востоку от ст. Ак-Чулак Джамбулской области. Могильник состоит из 23 курганов и выкладок, разделённых на две группы — северную из 9 курганов, составляющих цепочку, и южную — из 14, расположенных бессистемно. В северной группе раскопано 3 кургана (1, 4, 5), а в южной — 12 (10, 11, 13-16, 18-23). Кроме того, раскопана выкладка, расположенная на склоне горы, в 500-600 м от кургана 5 на юг. [1] Исследованные курганы и выкладки по материалу можно отнести к разным хронологическим периодам — к эпохе бронзы, усуньскому и тюркскому времени.

 

Выкладка 13 диаметром 4,5 м, без насыпи. Поверхность выложена камнем (рис. 1). На глубине 0,3 м к югу от центра обнаружены камни, которые, по всей вероятности, являлись остатками перекрытия ямы (рис. 1, 2). После снятия камней оконтурилась грунтовая могильная яма, ориентированная длинными сторонами в направлении СЗ-ЮВ. При расчистке ямы найдены кости человека — нижняя челюсть, рёбра, плечевые кости. Длина ямы 1,8 м, ширина 0,65 м. На дне (глубина 0,7 м) находился неполный скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на СЗ. Левая рука лежала вдоль туловища, кисть правой руки — на тазовых костях. Череп лицевыми костями повёрнут на СВ (рис. 1, 4). Около локтевого сустава правой руки находился сосуд баночной формы, плоскодонный, вылепленный от руки ленточной техникой. В глине имеется примесь шамота, поверхности серовато-коричневатые, у дна — следы закопчённости. В верхней части сосуда — орнамент в виде ломаной линии, прочер-

(123/124)

Рис. 1. Выкладка 13 и инвентарь из неё.

(Открыть Рис. 1 в новом окне)

(124/125)

ченной палочкой (рис. 1, 5). По форме, технике изготовления, орнаментации сосуд имеет аналогии среди сосудов эпохи бронзы. При расчистке ямы на глубине 0,5 м найден обломок лезвия бронзового ножа со следами дерева на конце слома — вероятно, следы рукоятки (рис. 1, 6). О первоначальной форме ножа судить трудно. Аналогичные обломки бронзовых ножей, насаженных на деревянную рукоятку, отмечены и в материалах из могил большереченской культуры БЕ VII, датируемых VII-VI вв. до н.э. [2]

 

Исходя из этого незначительного материала исследованную выкладку можно отнести к эпохе поздней бронзы, т.е. X-VIII вв. до н.э.

 

К усуньскому времени относятся погребальные сооружения 1, 5, 10, 11, 15, 16-18, 23 на склоне горы.

 

Курган 1 диаметром 5 м, высотой 0,1 м. Поверхность выложена камнем, по основанию — каменное кольцо (табл. I, 1-3). На глубине 0,3 м обнаружено два перекрытия из каменных плит и камней, положенных поперёк могильной ямы, которая чётко оконтурилась после снятия плит. Яма ориентирована длинными сторонами СЗ-ЮВ.

 

Погребение 1. Яма длиной 1,6 м, шириной 0,8 м. На дне (глубина 0,6 м), вблизи южной стенки стояла глиняная полусферическая чаша с округлым дном и прямыми стенками, изготовленная ручной лепкой (табл. IV, 1). При расчистке ямы встретилось несколько обломков трубчатых костей.

 

Погребение 2. Яма длиной 1,6 м, шириной 0,45 м. Под южную стенку, в юго-западной части ямы уходила ниша длиной 0,4 м, глубиной 0,22 м и высотой 0,3 м, в которой стояла глиняная полусферическая чаша с округлым дном и со скошенными внутрь стенками. Сосуд изготовлен ручной лепкой (табл. IV, 2). В западной части ямы находились череп и небольшой обломок плечевой кости левой руки, судя по расположению которых, погребённый лежал головой на СЗ.

 

Курган 5 диаметром 10-10,5 м, высотой 0,51 м. Насыпь каменная. Под насыпью, на дневной поверхности того времени, обнаружены два концентрических каменных кольца. На глубине 0,91 м от вершины, в центре внутреннего кольца, находился скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой почти на север с незначительным отклонением к востоку. Руки вдоль туловища. Без вещей. На этой же глубине обнаружены камни и каменные плиты от двух перекрытий, положенных в направлении З-В с незначительным отклонением западной стенки к северу (рис. 2).

(125/126)

 

Погребение 1. Под каменными плитами и камнями оконтурилась яма, ориентированная ЗСЗ-ВЮВ. На дне ямы, на глубине 0,9 м лежали в беспорядке кости человека (рис. 2, 4). В юго-западном углу — ниша длиной 0,48 м, глубиной 0,2 м. Около ниши стоял глиняный сосуд ручной лепки с округлым дном и петлеобразной вертикальной ручкой (обломана), расположенной в верхней части сосуда (табл. III, 2).

 

Погребение 2 находится к северу от погребения 1. Под каменными плитами оконтурилась яма, ориентированная ЗСЗ-ВЮВ. На

(126/127)

(127/128)

Рис. 2. Курган 5.

Табл. I. 1-3 — курган I; 4-6 — выкладка 10; 7-9 — выкладка 18.

Табл. II. 1-4 — выкладка 21; 5-10 — выкладка 23.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

(Открыть Табл. I в новом окне)

(Открыть Табл. II в новом окне)

 

(128/129)

Табл. III. Глиняные сосуды: 1 — кург. 5, погреб. 2; 2 — кург. 5, погреб. 1; 3 — выкладка на склоне горы; 4 — кург. 5, погреб. 2; 5 — выкладка 23, погреб. 2; 6 — выкладка на склоне горы; 7 — выкладка 21; 8, 9 — выкладка 23, погреб. 1.

(129/130)

Табл. IV. Глиняные сосуды: 1 — кург. 1, яма 1; 2 — кург. 1, яма 2; 3 — кург. 15; 4 — выкладка 10; 5 — выкладка 18; 6 — выкладка 21.

(Открыть Табл. III в новом окне)

(Открыть Табл. IV в новом окне)

 

дне ямы, на глубине 0,4 м, находился скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на ВЮВ. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая согнута в локте так, что кисть её лежала на правой половине груди. У левого плеча стоял изломанный сосуд — плоское днище с боковыми стенками (табл. III, 4). В ногах с левой стороны находился второй сосуд, плоскодонный, с выпуклыми стенками и отогнутым наружу краем венчика, образующим шейку сосуда (табл. III, 1). Длина ямы 2,1 м, ширина 0,5 м.

 

Выкладка 10 диаметром 5,5 м, без насыпи. Поверхность выложена камнем (табл. I, 4). На глубине 0,25 м от поверхности четко оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами З-В. Длина ямы 2,4 м, ширина 0,45 м. На дне ямы (глубина 0,65 м) лежал скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на запад. Погребённый слегка повёрнут на правый бок. Левая рука лежит на тазовых костях, а правая — вытянута вдоль туловища. Ноги слегка согнуты в коленях и повернуты вправо (табл. I, 6). Выше головы стоял глиняный кувшин с ручкой, округлым дном, изготовленный ручной лепкой (табл. IV, 4).

(130/131)

 

Курган 11 диаметром 9 м, высотой 0,15 м. Вся поверхность его выложена камнем. При снятии насыпи обнаружены обломки глиняных сосудов, изготовленных ручной лепкой. На глубине 0,3 м чётко оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами З-В. Длина ямы 1,8 м, ширина 0,6 м и глубина 0,6 м. При расчистке ямы ничего найдено не было.

 

Выкладка 14 диаметром 4 м, без насыпи. Поверхность его частично выложена камнем. На глубине 0,25 м в южной части чётко оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами СЗ-ЮВ. Длина ямы 1,7 м, ширина 0,5 м. На дне (глубина 0,3 м) находился скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на СЗ. Правая рука лежала вдоль туловища, кисть левой — на бедренной кости. Никаких вещей при погребённом не было.

 

Курган 15 диаметром 5,8 м, насыпь каменная. В центре кургана воронка длиной 2,3 м, шириной 1,7 м, глубиной 0,25 м. Воронка ориентирована длинными сторонами З-В. При расчистке её встречены отдельные разрозненные кости человека, обломки глиняной полусферической чаши, изготовленной ручной лепкой. На глубине 0,4 м от поверхности, в юго-западней части кургана, обнаружены кости ног человека, лежащие in situ. Судя по расположению костей, погребённый лежал в вытянутом положении, на спине, головой на СЗ. Приблизительно там, где должна быть голова, найден обломок глиняного сосуда с округлым дном, изготовленного ручной лепкой (табл. IV, 3). Чётких контуров могильной ямы выяснить не удалось.

 

Курган 16 диаметром 6 м, насыпь каменная. В центре кургана — воронка длиной 2 м, шириной — 1,5 м и глубиной 0,3 м. На глубине 0,25 м от поверхности обнаружен завал из камней, который являлся перекрытием могильной ямы, по-видимому, потревоженной грабителями. Под камнями оконтурилась могильная яма, стенки которой обставлены каменными плитами или камнями, дно грунтовое. В северной части сохранилось перекрытие из положенных поперёк каменных плит. Высота ящика 0,35 м, длина 2 м, ширина 0,5 м (рис. 3, 1, 2). На дне ящика находился скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на ЮЮВ. Руки лежали вдоль туловища (рис. 3, 3). При расчистке скелета на тазовых костях, с левой стороны, в области пояса, найден железный ножичек с вычлененной рукояткой (табл. V, 5), в области грудных позвонков — четырёхгранное железное шило (табл. V, 3). В ногах стоял глиняный кувшин с шаровидным туловом, плоскодонный (рис. 4, 2), изготовленный ручной лепкой. В верхней части тулова — круглые отверстия для починки сосуда. Около локтевого су-

(131/132)

Рис. 3. Курган 16.

(Открыть Рис. 3 в новом окне)

Рис. 4. Глиняные сосуды из кургана 16.

(Открыть Рис. 4 в новом окне)

(132/133)

става левой руки — глиняный горшок с уплощённым и отогнутым наружу краем венчика, плоскодонный, изготовленный ручной лепкой. Поверхности тёмные (рис. 4, 1).

Табл. V. Инвентарь:

1 — выкладка 18; 2 — выкладка 21; 3 — кург. 16; 4 — выкладка 28, яма 2; 5 — кург. 16.

(Открыть Табл. V в новом окне)

 

Выкладка 18 диаметром 4,5 м, без насыпи. Поверхность покрыта частично камнем (табл. I, 7). На глубине 0,3 м в центре обнаружено перекрытие из каменных плит, положенных поперёк могильной ямы. Под плитами чётко оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами ЗСЗ-ВЮВ. Длина её 1,65 м, ширина 0,4 м. В углу — небольшая ниша высотой 0,2 м, в которой стояла глиняная полусферическая чаша с округлым дном, изготовленная ручной лепкой (табл. IV, 5). На дне ямы (глубина 0,65 м) —

(133/134)

скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на ЗСЗ. Руки вдоль туловища. При снятии костей около сосцевидного отростка найдена серьга, состоящая из свёрнутой колечком проволоки и подвесной бусины из стекловидной массы (табл. V, 1).

 

Курган 19 диаметром 6-7,5 м, высотой 0,18 м. Насыпь каменная, правильной сферической формы. На глубине 0,45 м в восточной части кургана обнаружено перекрытие из камней, положенных поперёк ямы, под которыми оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами СЗ-ЮВ. Длина её 2,4 м, ширина 0,75 м, глубина 0,7 м. При снятии насыпи и расчистке могильной ямы ничего не найдено. Видимо, это кенотаф.

 

Выкладка 21 диаметром 4,8 м, без насыпи. На поверхности в направлении СЗ-ЮВ находилось несколько камней, при расчистке которых на глубину 0,2 м в северной части обнаружено перекрытие из каменных плит и камней в направлении ЗСЗ-ВЮВ. Под перекрытием чётко оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами ЗСЗ-ВЮВ (табл. II, 1-4). Длина её 1,88 м, ширина 0,45 м. В юго-восточном углу ямы — ниша длиной 0,4 м, глубиной 0,15 м, высотой 0,25 м. В нише стояли два глиняных сосуда — полусферическая чаша и миска — с округлым дном, изготовленные ручной лепкой (табл. III, 7; IV, 6). На дне ямы (глубина 0,7 м) находился скелет человека очень плохой сохранности, в вытянутом положении, на спине, головой на ЗСЗ. Руки лежали вдоль туловища. Череп лицевыми костями повёрнут к югу. Около сосцевидного отростка с левой стороны черепа — серьга из бронзовой проволоки, свёрнутой в колечко, и подвески из перевитой проволоки, концы которой свёрнуты в спираль в виде очков (табл. V, 2).

 

Выкладка 22 диаметром 4 м, без насыпи. На поверхности выложены камни в виде неправильного круга. На глубине 0,5 м от поверхности пошёл материковый слой. Никаких признаков захоронения не обнаружено.

 

Выкладка 23 диаметром 5,3 м, без насыпи. На поверхности отмечена не совсем правильной формы выкладка из камней (табл. II, 5). После снятия дернового слоя обнаружены два перекрытия из каменных плит и камней, положенных поперёк могильной ямы. После снятия перекрытия чётко оконтурились две могильные ямы, как бы заключённые в одну ограду со входом с восточной стороны (табл. II, 6), ориентированные ЗСЗ-ВЮВ (табл. II, 7).

 

Погребение 1. Яма длиной 1,8 м, шириной 0,4 м. В юго-западном углу имеется ниша длиной 0,5 м, глубиной 0,23 м, на дне которой (глубина 0,9 м) стояли глиняные миска и кубок с округлым дном, изго-

(134/135)

товленные ручной лепкой. На противоположных стенках миски имеются подковообразные и сосцевидные налепы, имитирующие ручки, расположенные крест-накрест (табл. III, 9). На дне миски лежали хвостовые позвонки барана, по-видимому, остатки погребальной пищи. Кубок — со скошенными внутрь стенками и вертикальной петлеобразной ручкой в верхней части (табл. III, 8). Погребённый был на спине, в вытянутом положении, головой на ЗСЗ. Левая рука лежала вдоль туловища, а кисть правой руки — на тазовых костях (табл. II, 9). Между сосудами, около правого плечевого сустава, найден позвонок барана, видимо, также остаток погребальной пищи.

 

Погребение 2. Яма длиной 2 м, шириной 0,47 м. Под южную стенку, в юго-западной части, уходила ниша длиной 0,7 м, глубиной 0,18 м, в которой на подсыпке стояла глиняная полусферическая чаша со скошенными внутрь стенками, округлым дном, изготовленная ручной лепкой (табл. III, 5). Погребённый лежал на спине, в вытянутом положении, головой на ЗСЗ, лицевыми костями повёрнут на север. Руки вытянуты вдоль туловища (табл. II, 10). Выше черепа лежала железная булавка (табл. V, 4).

 

Выкладка на склоне горы расположена в 500-600 м от кургана 5 на юг. Диаметр 4,3 м, без насыпи. Поверхность выложена камнем, а по основанию проходит как бы каменное кольцо. В южной части, на глубине 0,2 м оконтурилась могильная яма, ориентированная по длинной оси СЗ-ЮВ. На дне ямы, на глубине 0,4 м находился скелет человека в вытянутом положении, на спине, головой на СЗ. На правом плече стояло два сосуда, чаша и миска, с округлым дном, сделанные ручной лепкой (табл. III, 3, 6). На дне сосудов обнаружены отпечатки ткани от матерчатого шаблона. Длина ямы 1,9 м, ширина 0,45 м.

 

Все погребальные камеры рассмотренных курганов и выкладок представлены в основном грунтовыми могильными ямами, ориентированными З-В (10, 11), СЗ-ЮВ (1, 14, 15, 19, на склоне горы), ЗСЗ-ВЮВ (5, 18, 21, 23). Из них в 1 — яма 2, в 5 — 1, в 21 и 23 — ямы 1 и 2 имели небольшие ниши, уходящие под южную стенку (юго-западная часть ямы), в которые ставилась погребальная пища. Ямы в основном перекрыты каменными плитами, положенными поперёк. В одном случае имеем погребение в каменном ящике (курган 16). Несмотря на различия в наземных сооружениях, а именно: каменная насыпь (5, 15, 16, 19), насыпь, выложенная камнем и с кольцом по основанию (11), без насыпи (10, 14, 18, 21, 23 и на склоне горы) — много общего прослеживается в сооружении погребальных камер: грунтовая могильная яма с перекрытием из каменных плит или без него, ориен-

(135/136)

тировка З-В с отклонениями к северу или югу, — а также и в погребальном инвентаре. К сожалению, захоронения, за редким исключением, ограблены, так что полную картину погребального обряда восстановить трудно.

 

Погребальный инвентарь представлен глиняными сосудами: полусферическими чашами (табл. III, 5-7; IV, 1-3, 5), мисками (табл. III, 3, 9; IV, 6), кувшинами (табл. III, 2; IV, 4), кубками (табл. III, 8), горшками (табл. III, 1, 4). Большинство из них имеют округлое дно, изготовлены ручной лепкой. Кубки и кувшины имели вертикальные петлеобразные ручки, прикреплённые либо в центре, либо в верхней части тулова. На одной миске (табл. III, 9) в верхней части имеются подковообразные и сосцевидные налепы, расположенные друг против друга, и имитирующие ручки. На некоторых сосудах сохранились следы закопчённости, а в некоторых — остатки погребальной пищи в виде позвонков барана.

 

Глиняные сосуды находят близкие аналогии среди значительного керамического материала могильников усуньского времени начиная с III в. до н.э. по IV в. н.э. Необходимо отметить, что полусферические чаши, миски, кубки с прямыми стенками характерны для рубежа н.э., [3] а со стенками, скошенными внутрь, — для I-III вв. н.э. [4] Подковообразные налепы с насечками, появление которых относится к первым векам до н.э., [5] довольно часто встречаются на сосудах, датируемых I-III вв. н.э. [6] Подобные налепы получили более широкое распространение в тюркское время. [7] На основании приведенных аналогий, можно рассмотренные выше курганы усуньского времени отнести к I-III вв. н.э. Серьги, свёрнутые из бронзовой проволоки, с подвеской также находят аналогии в памятниках I-III вв. н.э. [8]

(136/137)

 

Исследованные нами усуньские курганы и выкладки, как уже отмечалось, [9] принадлежат какой-то локальной группе этого крупного племенного объединения, ибо устройство ниш в ямах встречено только в Таласской долине.

 

К тюркскому времени можно отнести курганы 4 и 20. [10]

 

Рис. 5. Инвентарь из кургана 4. (Открыть Рис. 5 в новом окне)

 

Курган 4 диаметром 5,3 м, высотой 0,15 м, с каменной насыпью. При снятии насыпи встречены обломки трубчатых костей и зубы барака. На глубине 0,6 м от вершины, в центре, оконтурилась могильная яма, ориентированная длинными сторонами С-Ю. Длина ямы 1,5 м, ширина 0,5 м. На дне ямы, на глубине 0,5 м, находился скелет человека очень плохой сохранности, лежащий на спине, в вытянутом положении, головой на север. Левая рука вытянута вдоль туловища, правая не сохранилась. У бедренной кости с правой стороны лежало пряслице из раковины (рис. 5, 3), а около голеностопных суставов — пряжки; бронзовая с подвижным язычком и щитком (рис. 5, 1) у левой ноги с внутренней стороны, а у правой — тоже пряжка, но иной формы (рис. 5, 2). По всей вероятности, обе они являлись застёжками на обуви. Судя по пряжке, которая имеет близкие аналогии в памятниках тюрк-

(137/138)

ского времени VII-IX вв., мы можем этот курган отнести к VII-IX вв. [11]

 

Таким образом, погребальные сооружения в урочище Кызыл-Кайнар хотя и относятся к разным хронологическим периодам, по внешнему виду и по характеру захоронения мало отличаются. Например, погребение эпохи бронзы имеет много общего с обрядом захоронения усуней и в характере погребального обряда: вытянутое трупоположение, головой на СЗ и кисть правой руки на тазовых костях. Все вышесказанное позволяет сделать предположение о преемственности в культуре племён, живших на этой территории и оставивших захоронения.

 

Несколько особняком стоит погребение в каменном ящике. Необходимо отметить, что захоронения в каменном ящике не характерны для усуней Семиречья, по-видимому, они связаны с традициями, сохранившимися от андроновских племён Казахстана.

 


 

[1] Работы проводились Таласским отрядом Семиреченской археологической экспедиции. Руководитель экспедиции К.А. Акишев, руководитель отряда А.Г. Максимова, ст. лаборант Г.Б. Демченко, фотограф В.А. Грошев, художник Т. Аверина, рабочие — школьники г. Алма-Аты.

[2] М.П. Грязнов. История древних племён верхней Оби. МИА, 1956, вып. 48, табл. XVIII, 17, 24, 26.

[3] А.Н. Бернштам. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. МИА, вып. 26, 1952, стр. 53, рис. 23.

[4] А.Г. Максимова. Усуньские курганы левобережья реки Или. «Известия АН КазССР, серия истории, археологии и этнографии», 1959, вып. 1, стр. 82, табл. 1, 10; Г. А. Кушаев. Культура усуней правобережья реки Или (III в. до н.э.) В кн.: К.А. Акишев, Г.А. Кушаев. Древняя культура саков и усуней долины реки Или. (Сводная таблица).

[5] А.К. Абетеков, Ю.Д. Баруздин. Сако-усуньские памятники Таласской долины. В сб.: «Археологические памятники Таласской долины». Фрунзе, 1963, стр. 22, табл. II, 3.

[6] А.Г. Максимова. Погребальные сооружения скотоводческих племён. Труды ИИАЭ АН КазССР, т. 14. Археология, 1962, стр. 112, рис. 13, 3, 4, 9.

[7] Е.И. Агеева. К вопросу о типах древних погребений Алма-Атинской области. Труды ИИАЭ АН КазССР, т. 12. Археология и этнография, 1961, стр. 35.

[8] А.Г. Максимова. Усуньские курганы..., табл. I, 7; её же. Погребальные сооружения..., стр. 104, рис. 5, 6, 7.

[9] А.К. Абетеков, Ю.Д. Баруздин. Сако-усуньские памятники Таласской долины, стр. 17-31; А.Г. Максимова. Цепочка курганов из могильника Караша 1. Сб. «По следам древних культур Казахстана», 1970, стр. 128.

[10] О кургане 20 см.: А.Г. Максимова. Средневековые погребения Семиречья. В кн.: «Новое в археологии Казахстана». Алма-Ата, 1968, стр. 146-158.

[11] В.И. Распопова. Поясной набор Согда VII-VIII вв. «Советская археология», 1965, 4, стр. 81, рис. 3, 8; Ф.X. Арсланова. Памятники Павлодарского Прииртышья (VII-XII вв.). В кн.: «Новое в археологии Казахстана», сводная таблица, 117.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки