● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

А.П. Манцевич. Золотой гребень из кургана Солоха. Л.: 1973. А.П. Манцевич

Золотой гребень из кургана Солоха.

// Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа. 1973. 28 с.

 

A. Mantsevitch. Peigne provenant du tumulus Solokha.

Фотографии А.П. Булгакова.

[ Содержание ]

 

Русский текст. — 3 ]

Peigne provenant du tumulus Solokha. — 8

Иллюстрации. — 11

 


(/3)

 

В Государственном Эрмитаже, в богатейшем собрании древних ювелирных изделий, состоящем главным образом из находок в курганах скифской эпохи, хранится знаменитый золотой гребень из кургана Солоха.

 

Скифами древние греческие авторы называли различные племена, которые в VII-III вв. до н.э. жили между Доном и Дунаем. Племена эти занимались земледелием и скотоводством. Своей письменности они не имели, и их образ жизни и культура известны нам со слов греческих авторов, главным образом историка Геродота (V в. до н.э.), и по добытым во время археологических раскопок чрезвычайно обильным и разнообразным вещественным находкам.

 

Скифы, как и другие древние племена, представляли себе смерть каким-то подобием сна и считали, что человек и после своей физической кончины продолжает жить. Поэтому в могилу с умершим клали пищу, предметы быта, украшения. Воинов хоронили с оружием, а при похоронах знатных скифов убивали их слуг, коней и даже любимых жён и погребали их в том же кургане.

 

Геродот сообщает, что на пространстве между Днепром и Доном в его время обитали так называемые «царские скифы», подчинившие себе окружающие племена. Царские скифы хоронили своих «царей», как называет их Геродот, а вернее — племенных вождей, «в области Герры», недалеко от Днепровских порогов. И действительно, в этом районе на обоих берегах Днепра сосредоточены наиболее богатые курганы V-III вв. до н.э., а на левом берегу близ с. Каменки находится и большое городище, представляющее собой, по мнению археологов, остатки центрального поселения царских скифов.

 

Исследование памятников этой области началось ещё в середине прошлого века и привело к открытию целого ряда богатейших погребений, отличающихся сложным погребальным обрядом. При раскопках найдено большое количество вещей из золота и серебра, художественных изделий, отчасти привозных, греческого происхождения,

(3/4)

отчасти же местных, главным образом с изображениями животных, исполненными в так называемом скифском зверином стиле.

 

Особого внимания заслуживает серия предметов из драгоценных металлов, выполненных выдающимися мастерами в античном стиле. Предметы эти изготовлялись специально для варварской знати 1[1] чрезвычайно любившей роскошь. О таком их назначении свидетельствуют сюжеты изображений, взятые из жизни ближайших соседей Греции — варварских племён. Своей формой эти изделия также указывают на связь их с варварским миром и вместе с тем сочетают в себе и мотивы, и стилистические особенности античного искусства эпохи его расцвета.

 

К памятникам этой группы, представленным наиболее богато в Эрмитаже, относятся такие исключительные по художественному совершенству изделия как золотой гребень из кургана Солоха, серебряная Чертомлыкская и электровая (т.е. из сплава золота и серебра) Куль-обская вазы и ряд других предметов.

 

Курган Солоха — на левом берегу Днепра ниже города Никополя, в Запорожской области — раскопан в 1912-1913 гг. известным русским учёным Н.И. Веселовским.

 

В кургане было два захоронения, близкие по времени. Первое (центральное) погребение знатной женщины (открытое в 1912 г.) под насыпью высотой около 15 м оказалось расхищенным. О его богатстве можно получить представление по уцелевшей могиле двух лошадей, уздечки которых украшали золотые рельефы (на деревянной основе): налобники в виде рыбы и нащёчники в виде крыльев. Из окружавших женщину предметов сохранились только золотая игла и нашивные бляшки (для платья), серебряный килик (чаша) и бронзовый кубок. В особом помещении стояли бронзовые тележка и огромный котёл с пищей. Спустя 10-20 лет в этом же кургане было совершено «царское» захоронение, для чего в южной половине кургана была снята часть насыпи.

 

После похорон уже над обоими погребениями был сооружён более высокий курган. В момент раскопок высота его достигала 18 м, а первоначально была больше.

 

Местоположение второго погребения под насыпью не является обычным, поэтому оно не было замечено кладоискателями и сохранило подлинную обстановку скифской эпохи.

 

В этом боковом захоронении вместе с «царём» были погребены оруженосец (он же и виночерпий) и слуга. Несколько поодаль находилась могила пяти лошадей с конюхом. Вокруг умершего вождя были положены оружие, посуда, золотые и серебряные бытовые предметы как, например, золотая чаша (фиала), служившая символом власти, и три бронзовых котла с пищей. На левой руке погребённого было

(4/5)

надето два, а на правой — три золотых браслета. На шее у него было золотое кольцо (гривна), украшенное львиными головками. У головы покойника лежал бронзовый шлем, а близ него массивный золотой гребень — прекрасное произведение искусства, работа выдающегося художника древности, имя которого осталось нам неизвестно.

 

Высота гребня 12,3 см, ширина 10,2 см, вес 294,1 г. Ряд длинных четырёхгранных зубцов соединён фризом из пяти фигур лежащих львов, а над ними великолепная скульптурная группа сражающихся воинов.

 

С живой непосредственностью передана сцена битвы двух всадников и пехотинца. Раненый конь одного из всадников упал; прикрываясь щитом, спешившийся воин пытается отразить натиск противника в момент, когда тот направил на него копьё. Довершит победу пехотинец, который бросается на врага с обнажённым мечом. Исход битвы ясен: гибель спешившегося всадника неминуема.

 

В композиции много условностей, характерных для античного искусства архаической эпохи: в то время как головы и ноги воинов переданы в профиль, их туловища изображены в фас, при этом имеет место полная симметрия боковых фигур. Но эти условности не ослабляют, а, наоборот, усиливают экспрессию сцены сражения.

 

Наряду с этим фигура всадника выглядит эпически спокойной, лицо его сосредоточено и сурово, тогда как фигуры его помощника и противника выражают порыв; на их лицах — гнев и ярость. Пеший воин будто с криком устремился на обречённого врага.

 

Подобно изображениям людей, с поразительным реализмом исполнены фигуры зверей и животных: мы как бы слышим ржание скачущего коня, рычание львов. Мы видим предсмертные судороги поверженного коня, из ран которого струится кровь.

 

Костюм, причёска, вооружение воинов рисуют нам внешний вид соседивших с греками варварских племён. Одежда воинов состоит из шаровар и рубах с длинными рукавами. На всаднике и на его противнике поверх рубах надеты панцири, а на пехотинце — меховая безрукавка с откинутым на спину капюшоном.

 

Волосы у этого воина сзади подрезаны, а надо лбом собраны в виде небольшого валика или чуба; у двух других волосы ниспадают на плечи. Их шлемы и щиты различной конструкции и формы. У всех изображённых на гребне варваров чешуйчатые пояса, к которым прикреплялись ножны меча (у спешившегося воина) или налучья — гориты со стрелами и луком (у двух других). При этом вооружение всадника дополняют поножи (кнеми́ды).

 

Исполнение гребня — образец высокого мастерства и тонкого искусства. Отдельные части его — фигуры воинов, лошадей, львов, поводья и предметы вооружения (мечи, щиты, копьё, ножны, гориты) — чеканены из отдельных кусочков металла и спаяны, затем весь предмет был подвергнут полировке. Заострённым инструментом отделаны

(5/6)

пряди волос, бороды, а также узоры в виде крестиков и детали на одежде и вооружении (например, застёжки панциря спешившегося воина, голова кабана на ножнах его меча, уздечки коней). Другим инструментом, острый конец которого имел форму дуги, нанесён на одежде орнамент в виде кружков.

 

Несмотря на отмеченные условности в композиции и постановке фигур, гребень поражает зрителя совершенством исполнения — так легки и изящны движения воинов, так грациозен скачущий конь, так тонко передана мускулатура оскаливших пасти львов, как бы проступающие сквозь кожу кровеносные сосуды коней, кровоточащие раны поверженного животного или, наконец, небритые щёки пешего воина.

 

Чтобы подчеркнуть мощность фигур всадников, мастер уменьшил размеры коней. Однако это не снижает эффекта, который производит на зрителя изображённая сцена. Мастерски трактованные складки одежды не только гармонируют с движением и его подчёркивают, но и передают фактуру ткани. Это особенно заметно на шароварах и рукавах рубах. Видно, что они сделаны из мягкой материи с мелкими складками, тогда как на плотной безрукавке пехотинца (скорее всего сшитой из меха) складки почти отсутствуют.

 

Гармоничное распределение фигур отвечает высокой технике исполнения гребня. Фигура всадника, в которой сосредоточено высшее напряжение, составляет центр композиции, законченной боковыми фигурами, как бы повторяющими одна другую. В сторону движения победителей направлена и средняя фигура льва. В то же время фриз львов имеет и чисто орнаментальный характер, смягчая контраст перехода от монотонных линий зубцов к сложному движению фигур сражающихся воинов.

 

Гребни подобной формы, но менее тонкой техники, костяные или деревянные с облицованной золотым листом верхней ажурной частью, украшенные головами птиц, кабанов или пальметками, были найдены и в других курганах того же времени: в Куль-обском в Керчи, втором Семибратнем на Таманском полуострове и в одном из группы Частых курганов вблизи Воронежа.

 

Гребень из кургана Солоха наиболее ярко представляет ту группу золотых и серебряных предметов, найденных в курганах V и IV вв. в Северном Причерноморье, на которых с большим художественным вкусом и мастерством исполнены бытовые сцены из жизни варваров. К числу таких предметов принадлежат и найденные вместе с гребнем налучье с изображением битвы, и сосуд со сценами охоты, а также ваза со сценами дрессировки лошадей из Чертомлыкского кургана, шейное кольцо с полуфигурами всадников, и знаменитая ваза с изображением сцен перевязки ноги, «лечением зубов» и т.д. из Куль-обского кургана и целый ряд подобных им памятников. Все они выполнены в традициях и стиле античного греческого искусства.

(6/7)

 

Главная масса предметов с изображениями варваров и сцен из их жизни была найдена на территории Северного Причерноморья, поэтому принято считать, что эти предметы сделаны греческими мастерами, которые работали на территории Боспорского царства 1[2] а сюжеты их представляют изображения скифов. Новые находки близких по стилю ювелирных изделий в курганах Болгарии (Башова и Кукова могилы, Мезек, Рахманлий, Радювене), а также найденные там клады (например, Панагюриштенский и др.) позволяют высказать предположение, что подобные предметы могли быть изготовлены и в других областях античного мира, например в Македонии или Фракии. Здесь, как и на Боспоре, существовало также тесное взаимодействие греческой и варварской культуры и, кроме того, широко велась добыча золота и серебра. Однако окончательное решение этого вопроса — дело будущего.

 


 

[1] 1 Варварами греки называли соседние племена чуждой культуры, говорившие на непонятных для греков языках.

[2] 1 Боспорское царство — могущественное государство, которое возникло в V в. до н.э. на Керченском и Таманском полуострове. Под эгидой архонта-царя оно объединяло и основанные здесь греками города и поселения местных жителей. В течение нескольких столетий в нём правили фракийские династы Спартокиды. Культура Боспорского царства, возникшая на местной основе, носила ярко выраженный античный характер.

 


 

(7/8)

 

PEIGNE PROVENANT DU TUMULUS SOLOKHA.   ^

 

L’Ermitage possède une collection unique au monde d’anciens objets d’or trouvés dans les riches tumulus royaux, datant de l’époque scythique, des steppes de la région septentrionale de la mer Noire. L’un des plus remarquables objets de cette collection est le peigne provenant du tumulus Solokha, oeuvre d’un grand artiste de l’antiquité ayant vécu vers la fin du Ve siècle avant notre ère.

 

Les « Scythes » était le nom collectif donné aux diverses tribus qui habitaient, aux VIIe — IIIe siècles avant notre ère, le territoire qui s’étend entre le Danube et le Don; on appelait « Scythes royaux » les habitants des steppes du bas Dnieper. D’après les témoignages de l’historien grec Hérodote, les Scythes — qui croyaient qu’une vie pareille à la vie terrestre continue après la mort — enterrant leur chef, tuaient et ensevelissaient avec lui sa femme favorite, ses domestiques, ses chevaux et mettaient aussi dans le tombeau les objets de ménage les plus précieux. Ensuite le tombeau était surmonté d’un remblai, aussi haut que possible, selon le nombre des sujets qui participaient aux funérailles de leur souverain décédé.

 

Le tumulus Solokha, qui fut exploré en 1912-1913, sert de juste exemple pour confirmer ces renseignements. On y a retrouvé le décor funéraire entièrement intact.

 

Au-dessous du remblai, d’une hauteur de 18 mètres, se trouvait la tombe de cinq chevaux et de leur palefrenier; à une profondeur de 6 mètres plus bas, était inhumé le roi en compagnie d’un jeune serviteur et d’un écuyer (qui était en même temps l’échanson). Autour du mort étaient placés ses armes, des vases contenant des nourritures et des boissons et aussi des objets de ménage; à droite, près de la tête du souverain, se trouvait un peigne d’or massif mesurant 12,3 cm de hauteur, 10,2 cm de largeur, 7 mm d’épaisseur et pesant 294,1 gr. Ce peigne est décoré d’une composition sculptée pleine de vie et exécutée avec beaucoup d’art. Elle représente une scène de bataille entre deux cavaliers: au centre, le vainqueur monté sur un cheval, accompagné d’un guerrier à pied, attaque son ennemi. L’ad-

(8/9)

versaire, dont le cheval est déjà blessé, reste étendu aux pieds de son maître, tâche vainement de repousser l’attaque. Ayant arraché son épée du fourreau, il est en train de se battre avec le cavalier. Mais sa défaite est proche; le cavalier a déjà dirigé sa lance contre son adversaire qui, pour éviter le coup, se couvre de son bouclier. L’autre guerrier, l’épée au clair, se dépêche au secours du cavalier. Le costume, la coiffure et les armures des guerriers nous montrent l’aspect extérieur des « barbares » — c’est ainsi que les grecs nommaient les tribus voisines du Nord et de l’Est qui avaient une culture étrangère à la leur et parlaient une langue incompréhensible pour eux.

 

Les traits caractéristiques de ces barbares sont les longs cheveux et les longues barbes ainsi que le costume, composé d’une chemise et d’une culotte bouffante. Le guerrier démonté est vêtu, au-dessus de sa chemise, d’un caftan en fourrure, sans manches.

 

Les cavaliers portent des cuirasses au lieu de caftans. Celle du vainqueur est à écailles (apparemment en métal); la cuirasse du vaincu est toute unie (probablement en cuir) et munie d’un plastron à écailles.

 

Les guerriers ont des chaussures souples attachées par des courroies. Leurs vêtements sont ornés de petits disques et de petites croix gravées; sur le dos et le long des culottes, on voit des raies plates ou couvertes de croix et de traits transversaux encadrés par des rangées de points (chez le cavalier).

 

Les armes principales des guerriers vainqueurs sont les arcs et les flèches qui se trouvent dans un étui («gorytos» selon la terminologie de Hérodote) attaché à la ceinture, ainsi que des boucliers de formes diverses. Les guerriers sont casqués; le casque du cavalier vainqueur est corinthien et celui du cavalier vaincu est macédonien. Le bouclier du vaincu, en forme de lune, — « pelia » — est d’origine thrace. L’armement du cavalier vainqueur est complété de cnémides (jambières) et d’une lance.

 

L’auteur de la composition décorant le peigne s’est montré un artiste plein de finesse en reproduisant aussi vivement le pathétique de la bataille. Comme il suivait encore les traditions de l’art de l’époque archaïque, il avait reproduit toujours le même personnage à pied, qui ne variait que dans les détails.

 

L’attaque impétueuse des vainqueurs est aussi soulignée par le fait que le lion central est tourné de leur côté; ce lion est étendu entre les deux paires symétriques de ces animaux.

 

En même temps, la frise des lions porte un caractère purement ornemental pour autant qu’elle atténue le contraste créé par le passage des lignes monotones des dents du peigne au dynamisme de la scène de bataille. Tous les personnages — guerriers, chevaux, lions — ainsi que les plus menues pièces, comme les armes et les brides, ont été ciselés séparément et ensuite soudés. Les cheveux, les yeux, les dessins des vêtements,

(9/10)

les bridons, même le fourreau du vaincu orné d’une tête de sanglier, ont été retouchés avec une aiguille.

 

Des peignes de forme identique, mais plus simples et moins précieux, ont été trouvés aux Ve — IVe siècles dans d’autres tumulus de la région nord de la mer Noire.

 

Le peigne provenant du tumulus Solokha — ainsi que les vases de Voronej, de Tchertomlyk, de Koul-Oba et d’autres objets qui représentent des scènes de la vie des barbares — appartient à un groupe particulier d’objets d’art trouvés dans les tumulus de la région septentrionale de la mer Noire. Tous sont exécutés en or ou en argent dans un style antique; c’est pourquoi on les considère généralement comme des objets faits par des artistes grecs sur la commande de la noblesse scythique, à Kertch — l’ancienne Panticapée, capitale du royaume Bosphoran. Ce royaume réunissait administrativement la population des villes, colonies grecques, et les indigènes des presqu’îles de Kertch et de Taman; il atteignit son apogée au Ve siècle avant notre ère.

 

Pourtant les découvertes faites dernièrement sur les territoires de l’ancienne Thrace et Macédoine (actuellement territoires de la République Populaire de Bulgarie, de la Grèce du Nord et de la partie européenne de la Turquie) avec leurs mines riches en or et en argent, avec leur haute culture originale qui était le résultat d’une longue et intime union entre les mondes grec et barbare, nous donnent le droit de faire une supposition: c’est que ce sont justement ces deux pays, peuplés jadis de tribus apparentées aux Scythes par leur culture, qui ont été le lieu d’origine du peigne et d’autres objets dont nous parlons plus haut et que nous pouvons placer dans la même rang.

(10/11)

 

Иллюстрации.   ^

 

 


(11/12)

Золотой гребень из кургана Солоха. Общий вид. Натуральная величина.

Peigne en or provenant du tumulus Solokha. Vue d’ensemble. Grandeur naturelle.

 

(Открыть в новом окне)

 


(12/13)

Золотой гребень из кургана Солоха. Общий вид. Натуральная величина.

Peigne en or provenant du tumulus Solokha. Vue d’ensemble. Grandeur naturelle.

 

(Открыть в новом окне)

 


(13/14)

Фигура всадника. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cavalier. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(14/15)

Голова всадника. Деталь гребня. Увеличено в 9 раз.

Tête du cavalier. Détail du peigne. Agrandie 9 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(15/16)

Фигура всадника. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cavalier. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(16/17)

Щит и горит всадника. Деталь гребня. Увеличено в 6 раз.

Boucher et carquois du cavalier. Détail du peigne. Agrandie 6 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(17/18)

Фигура спешившегося воина. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cavalier démonté. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(18/19)

Голова спешившегося воина. Деталь гребня. Увеличено в 9 раз.

Tête du cavalier démonté. Détail du peigne Agrandie 9 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(19/20)

Фигура спешившегося воина. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cavalier démonte. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(20/21)

Ножны меча спешившегося воина. Деталь гребня. Увеличено в 11 раз.

Fourreau du cavalier démonte. Détail du peigne. Agrandie 11 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(21/22)

Фигура раненого коня. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cheval blessé. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(22/23)

Фигура раненого коня. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Cheval blessé. Détail du peigne Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(23/24)

Фигура пешего воина. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Guerrier à pied. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(24/25)

Фигура пешего воина. Деталь гребня. Увеличено в 3 раза.

Guerrier à pied. Détail du peigne. Agrandie 3 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(25/26)

Голова пешего воина. Деталь гребня. Увеличено в 9 раз.

Tête de guerrier à pied. Détail du peigne. Agrandie 9 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


(26/27)

Часть фриза из львов. Деталь гребня. Увеличено в 10 раз.

Partie de la frise avec lions. Détail du peigne. Agrandie 10 fois.

 

(Открыть в новом окне)

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки