главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Н.Ю. Кузьмин

Курган у деревни Новомихайловка.

Проблемы изучения культуры стенных племён Енисея V-III вв. до н.э.

/ Раскопки на дорогах Хакасии. Вып. 1. / Археологические изыскания. Вып. 15. СПб: 1994. 60 с. ISBN 5-201-01158-6

 Н.Ю. Кузьмин. Курган у деревни Новомихайловка. Проблемы изучения культуры стенных племён Енисея V-III вв. до н.э. / Раскопки на дорогах Хакасии. Вып. 1. / Археологические изыскания. Вып. 15. СПб: 1994.

Оглавление

 

Вступление. — 3

 

Глава I. Описание раскопок кургана. — 5

Глава II. Погребальный обряд как цикл последовательных действий. — 19

§ 1. Обряды, предшествующие похоронам. — 19

а) выбор места для сооружения курганного могильника. — 19

б) определение местоположения кургана в структуре могильника. — 20

в) возведение ограды кургана. — 21

§ 2. Похороны: сооружение могил, процесс погребения. — 22

§ 3. Поминальные обряды. — 24

а) окончательная консервация кургана. — 24

б) поминки. — 24

Глава III. Инвентарь, вопросы относительной и абсолютной хронологии. — 26

Глава IV. Проблема реконструкции социальной структуры тагарского общества. — 29

Глава V. Некоторые аспекты изучения религиозно-мифологических представлений. — 32

 

Заключение. — 35

Литература. — 36

Список сокращений. — 38

Иллюстрации. — 39

 


 

Вступление   ^

 

В 1985 году Общество охраны памятников Хакасии обратилось в ЛОИА АН СССР (сейчас ИИМК РАН) с просьбой провести исследования кургана тагарской культуры, попадающего в зону дорожного строительства. С этого года в соответствии с Законом «Об охране и использовании памятников истории и культуры» охранные раскопки на дорогах Хакасии ежегодно проводят сотрудники Среднеенисейской археологической экспедиции ИИМК РАН: с начала организации работ по настоящее время — Н.Ю. Кузьмин, с 1989 г. — Н.А. Боковенко, в 1992-93 гг. в раскопках принял участие И.П. Лазаретов.

 

В процессе исследований выявились основные проблемы, связанные с планированием, организацией и проведением подобных работ. В предшествующие годы (до 1985) предварительные разведки в зонах предполагаемого дорожного строительства проводились лишь эпизодически. В следствие этого на ряде дорог некоторые из памятников (чаще всего — курганы) были уничтожены, другие подверглись значительному разрушению. В основном нарушения происходили при прокладке новых трасс и реконструкции старых — спрямлении поворотов, выемке щебня для насыпи вдоль дорог, прокладке объездных дорог, углублении кюветов и пр.

 

В связи с этим были поставлены такие задачи, как полный учёт уже нарушенных памятников, проведение предварительных разведок в местах предполагаемого строительства, исследование уже нарушенных памятников и попадающих в зону предполагаемого строительства. Реально же удалось провести разведки и организовать плановые раскопки в зонах намеченного строительства и лишь частично исследовать памятники, нарушенные ранее при строительстве дорог. Раскопки последних осложняются из-за отсутствия финансирования дорог, сданных в эксплуатацию.

 

Несмотря на определённые трудности археологических исследований на дорогах — постоянное присутствие на раскопках проезжающих и жителей окрестных деревень (так, число «зрителей» при раскопках кургана у дер. Новомихайловка на трассе Абакан-Саяногорск в 1985 г. одновременно достигало 200-300 человек), необходимость круглосуточной охраны раскопа, облака пыли, поднимаемые проходящими автомашинами и т.д. — раскопки проводились по полной методике. Зона исследований была определена по 20 м с каждой стороны дороги.

 

По окончании раскопок в тех местах, где необходимо было провести земляные работы — спрямление поворота, изменение первоначальной оси дороги, углубление кюветов и т.д., остатки исследованных памятников сносились. В других местах, где они затрагивались лишь частично, после раскопок была проведена работа по воссозданию внешнего облика памятников: восстановление насыпей, каменных оград курганов, после чего внешне они приобретали первоначальный вид (курганы у села Верхний Аскиз). Эти работы достаточно трудоёмки и требуют дополнительных затрат, как правило, не предусматриваемых сметой, однако, все расходы окупаются тем, что окружающий ландшафт, неотъемлемой частью которого являются древние памятники, в частности, курганы, остается практически ненарушенным.

 

Ещё одной возможностью частичного сохранения памятника там, где это позволяют условия строительных работ, является его консервация и музеефикация на стадии окончания раскопок. Пример тому — крупнейший из раскопанных в Хакасии курган Салбык. Остатки его монументального наземного каменного сооружения вызывают неизменный интерес у многочисленных экскурсантов. Естественно, работы такого рода требуют привлечения дополнительных средств и сил.

 

Особой темой является оценка научных результатов охранных раскопок (Кузьмин, 1989). В ряде случаев они дополняют (зачастую довольно значительно) уже имеющиеся материалы, в других — дают новые, неизвестные ранее факты для реконструкции истории древних народов.

 

Информация о новых памятниках, исследованных на дорогах Хакасии, содержится в уже опубликованных статьях, на основе этих материалов прочитаны доклады на научных Региональных и Всесоюзных конференциях, также они входят составной частью в кандидатские диссертации сотрудников экспедиции. (Боковенко, 1989, с. 90-92; Боковенко, Кузьмин и др., 1986; Боковенко, Кузьмин, Лазаретов, 1993, с. 25-28; Кузьмин, 1987А, с. 252-253; Кузьмин, 1987Б, с. 68-71; Кузьмин, 1989, с. 22-24; Кузьмин, 1991, с. 146-155; Кузьмин, 1992, с. 125-130).

(3/4)

 

В начатой серии выпусков предполагается полное издание всех полученных материалов. В настоящее время готовятся к печати следующие выпуски серии под условными названиями: «Погребения эпохи поздней бронзы в урочище Кутень-Булук» (Н.Ю. Кузьмин); «Археологические памятники по трассе В. Аскиз — Кызлас» и «Археологические исследования на севере Хакасии» (Н.А. Боковенко).

 

Неоценимую помощь в планировании, финансировании и организации работ с самого их начала оказывал ныне покойный главный инженер Управления «Хакасавтодор» Владимир Алексеевич Нагибнев. Память о нём, его дружеской поддержке и участии навсегда сохранится в сердцах сотрудников экспедиции.

 

С 1990 г. организацией охранных раскопок на дорогах занимается главный инженер Управления «Хакасавтодор» Валерий Иванович Григорьев. Благодаря его энергии, деловым качествам, принципиальной гражданской позиции, в эти трудные для всей страны годы удалось сохранить и упрочить сложившиеся связи и традиции, продолжить планомерные археологические изыскания, сберечь от разрушения бесценные памятники древней истории Хакасии.

 

Сотрудники Среднеенисейской экспедиции считают своим долгом выразить искреннюю благодарность всему коллективу Управления «Хакасавтодор», начальникам и главным инженерам ДРСУ, начальникам участков и дорожным мастерам за постоянную помощь в проведении ежегодных полевых исследований во всех районах Республики Хакасия.

 


 

Заключение   ^

 

На рубеже VI-V вв. до н.э. происходят значительные изменения в культуре племён, населявших степи Среднего Енисея. Археологически они прослеживаются прежде всего по изменениям в погребальной обрядности.

 

В настоящее время достаточно сложно установить причины этого процесса. Не исключено, что ряд инноваций связан с появлением нового населения, пришедшего, скорее всего, с территории, расположенной к юго-западу от Минусинской котловины.

 

Видимо, эти события следует соотносить с распространением погребальных памятников биджинского типа.

 

Дальнейшее развитие культуры на сарагашенском этапе (V-III вв. до н.э.), вплоть до хуннской экспансии, шло постепенно, эволюционным путём.

 

Общая тенденция изменения погребальных сооружений и обряда в этот период отмечалась ранее разными исследователями: увеличение размеров насыпи, ограды и числа погребённых в могиле, уменьшение размеров вещей и др.

 

Однако, несмотря на достаточно большое число раскопанных сарагашенских курганов, обобщающих работ, посвящённых этому периоду, пока ещё не опубликовано.

 

Курган, исследованный у деревни Новомихайловка, является памятником, характерным для сарагашенского этапа тагарской культуры. В связи с этим, предложенная в работе полная реконструкция погребального обряда в определенной мере отражает погребальную практику племён, населявших степи Среднего Енисея в этот период.

 

Новым, на наш взгляд, является основанное на стратиграфических данных положение о том, что погребальные памятники для захоронения знатных лиц могли сооружаться ещё при их жизни. В оградах таких курганов первоначально захоранивались в боковых могилах родственники знатного лица, тогда как место для центрального погребения оставалось свободным.

 

Анализ всего Новомихайловского могильника позволил выявить тернарную систему, определяющую его структуру. Вывод подтверждается аналогиями в других сарагашенских могильниках.

 

В определенной мере тернарная структура прослеживается и в социальной сфере, организации высшей власти.

 

Такие факты дают возможность предположить тернарную структуру тагарской мифологической модели мира, отражённой в социальном устройстве и погребальном обряде.

 

В данном аспекте наиболее важным представляется структурное сходство тагарской, скифской и сакской моделей мира, что даёт основания для их сопоставления.

 

Во время раскопок Новомихайловского кургана были получены факты, ярко отражающие религиозно-мифологические представления того времени: захоронение очищенных костей двух человек, коллективное погребение в разной степени разложившихся трупов, погребения собак, устройство «выхода» из ограды кургана, оформленное двумя каменными фигурами баранов.

 

Наиболее полно эти факты могут быть интерпретированы исходя из зороастрийской погребальной обрядности и религии: выставление трупов с последующим захоронением костей в наусах и оссуариях, роль собаки в обряде «сагдид» и представлениях, связанных с потусторонним миром, образ барана, как одной из ипостасей фарна, помогающего душе умершего.

 

Вполне закономерно предположить, что распространение идей, близких зороастризму, в тагарской среде связано с инфильтрацией нового населения.

 

Наиболее сложным в настоящее время является вопрос датировки сарагашенских памятников. Для его решения предложена система относительной хронологии курганов V-III вв. до н.э., включающая три хронологически последовательные группы памятников, различающиеся степенью близости к более точно датированным курганам тесинского этапа (начало II в. до н.э.).

 

Следует, однако, признать, что абсолютные даты границ сарагашенского периода всё ещё достаточно условны.

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки