главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Г.Т. Ковпаненко. Сарматское погребение I в. н.э. на Южном Буге. Киев: 1986. Г.Т. Ковпаненко

Сарматское погребение I в. н.э. на Южном Буге.

// Киев: «Наукова думка». 1986. 152 с.

 

Оглавление

 

Введение. — 5

 

Глава I. Исследование кургана и сарматской могилы. — 9

Глава II. Украшения. — 27

Украшения личные. — 27

Предметы и украшения одежды. — 37

Остатки тканей и золотного шитья. — 46

Глава III. Погребальный инвентарь. — 52

Посуда. — 52

Предметы туалета и косметики. — 66

Предметы культа. — 86

Предметы другого назначения. — 104

Глава IV. Реконструкция костюма. — 112

 

Заключение. — 125

 

Приложения. — 131

Приложение 1. Ёлкина А.К. О тканях и золотном шитье из Соколовой Могилы. — 131

Приложение 2. Голиков В.П. Исследование золотных нитей шитья. — 135

Приложение 3. Голиков В.П., Устинов С.В. Анализ красителей. — 140

Приложение 4. Перечень предметов из драгоценных металлов и полудрагоценных камней из погребения Соколова Могила [1-54]. — 141

 

Примечания. — 144

 

 

 


 

Введение.   ^

 

Широкий размах археологических исследований, осуществляемых в последние десятилетия в зонах новостроек, привёл к значительному расширению источниковедческой базы по истории древнего населения нашей страны. Особенно ощутим приток новых материалов в южных областях Украины, в частности на Николаевщине, где в настоящее время изучены десятки древних поселений, а погребения давно уже исчисляются тысячами.

 

Существенный вклад в продолжающееся и сегодня накопление археологических источников на Николаевщине внесла Южнобугская экспедиция Института археологии АН УССР, проводившая с 1969 по 1975 г. под руководством автора охранные исследования в зоне строительства Очаковской оросительной системы. На правом берегу Южного Буга исследовано 55 курганов, содержащих около 470 погребений разных исторических эпох — от энеолита по XIII-XIV вв. н.э. Среди них уникальное погребение знатной сарматки в Соколовой Могиле, публикации материалов которого и исторической интерпретации посвящена настоящая книга.

 

Сарматский период в истории народов юга европейской части СССР занимает особое место. Родственные скифам, сакам и массагетам ираноязычные сарматские племена, первоначально обитавшие в Поволжье и Приуралье, в IV в. до н.э. достигают нового уровня общественно-экономического развития. Рост населения и связанная с ним интенсификация скотоводческого хозяйства, составлявшего экономическую основу сарматского общества, требовали расширения территорий, а приобретение последних в свою очередь приводило к дальнейшей имущественной дифференциации и углублению социальных противоречий, попытка разрешения которых при неразвитости производительных сил толкала на всё новые захватнические походы, что подтверждается открытым К. Марксом законом о давлении избытка населения на производительные силы. [1] Свидетельство Гиппократа (V в. до н.э.) о размещении савроматов — ранних сарматов — вокруг Меотиды (Азовского моря) квалифицируется исследователями как указание на появление их на правом берегу Дона именно в это время. О сарматских племенах в Северном Приазовье упоминает и Псевдо-Скилак (вторая половина IV в. до н.э.).

 

Однако массовое продвижение сарматов в Северное Причерноморье начинается только с конца II-I в. до н.э. Это находит

(5/6)

подтверждение как в письменных источниках (Лукиан Самосатский, Диодор Сицилийский, Полибий, Страбон), так и в распространении на территории Украины сарматских погребений этого времени. Под давлением сарматов основная часть скифских племён, господствовавших в северопричерноморских степях, вынуждена была отступить в Крым и за Дунай, где они образовали два независимых одно от другого политических объединения с одинаковым названием — Малая Скифия. Как сообщает Диодор Сицилийский, сарматы «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побеждённых, превратили большую часть страны в пустыню». [2] С этого времени название Скифия постепенно исчезает из сообщений античных авторов, заменяясь новым — Сарматия. В истории населения Северного Причерноморья начинается новый, сарматский, период. До I в. н.э., согласно карте М. [Марка] Агриппы, западная граница Сарматии проходила по левому берегу Днепра, а во II в. н.э. (карта Птолемея) — уже по Висле. Однако ещё в начале I в. н.э. Овидий упоминает о сарматах на западном берегу Понта (Чёрного моря), за Дунаем. Сильные «конём и далеко летящей стрелой», они опустошали «всё, что в хозяйстве своем житель убогий имел ». [3]

 

Говоря о населении сарматского периода на территории Украины, необходимо иметь в виду, что само название сарматы — собирательное, поскольку племенной состав их был далеко не однороден. В разное время среди них выделялись племена аорсов, сираков, аланов, язигов, роксоланов, волна за волной прокатывающихся по Северному Причерноморью. Материал по сарматской истории, к сожалению, не всегда даёт возможность связывать с конкретными племенами те или иные археологические памятники. Разрешить эту проблему можно будет только в результате дальнейшего накопления и изучения источников.

 

Как и в задонских степях, основой экономической жизни сарматского общества на новых территориях оставалось кочевое скотоводство. По свидетельству Страбона, «они идут за своими стадами, всегда выбирая местность с хорошими пастбищами, зимой в болотах вблизи Меотиды, а летом — и на равнинах». [4] Широкий набор предметов быта, вооружения и украшений, встречаемый в сарматских могилах, свидетельствует и о значительном развитии ремёсел — гончарного, кузнечного, бронзолитейного, кожевенного и т.д. Особое значение воен [войн] в жизни сарматского общества требовало постоянного совершенствования военного дела. Торговые и культурные связи сарматов с греческими городами Северного Причерноморья, государствами Передней Азии и Римом, а также связанный с кочевым хозяйством и постоянными военными походами подвижный образ жизни способствовали обогащению духовной и материальной культуры сарматского общества. Вместе с тем знакомство с рабовладельческим миром ускоряло начавшийся ещё в предшествующий период процесс его имущественной и социальной дифференциации. Имущественное неравенство разрушало старые родовые традиции. Из общин выделялась племенная знать. Однако в своём общественном развитии сарматы так и не пришли к созданию государства. Военная демократия со значительными пережитками матриархата стойко сохранялась до конца сарматской истории.

(6/7)

 

Сарматское завоевание оказало глубокое влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь как античных городов Северного Причерноморья, так и многочисленных местных племен на территории Украины. В их материальной культуре полностью исчезают скифские черты. Меняется сама этногеография региона. На политическую арену выходят новые силы, решающую роль среди которых начинают играть славянские племена.

 

Но в бесчисленных походах и нашествиях ослабевают, а с течением времени исчезают и сами сарматы. Конец сарматского периода в истории народов Северного Причерноморья связывается с нашествием в середине III в. готских племён из Прибалтики. Окончательный удар их владычеству в IV в. нанесли гунны.

 

Почти единственным памятником, оставленным сарматами на территории Украины, являются курганы. Большинство их сосредоточено в Степном Левобережье — в бассейне Северского Донца и на р. Молочной. Уникальный курганный могильник сарматского времени открыт у с. Усть-Каменка на правом берегу Нижнего Днепра, в Лесостепи, как правило, встречаются лишь разрозненные погребения. Значительное расширение источниковедческой базы сарматоведения связано с работами на новостройках юга Украины. Благодаря им стали известны сарматские погребения и могильники на Левобережье Днепра в Самарско-Орельском междуречье, Северном Приазовье, в междуречье Днестра и Дуная.

 

Отличительной особенностью памятников сарматского времени на территории Украины до недавнего времени была их принадлежность исключительно рядовому населению. Поэтому открытие богатейшего погребения знатной сарматки в Соколовой Могиле явилось настоящей сенсацией в сарматской археологии. Погребение к тому же оказалось не потревоженным грабителями. Наряду с разнообразным материалом для изучения обряда погребения сарматской знати оно дало образцы великолепных ювелирных изделий, художественной посуды, шёлковых тканей, золотного шитья, принадлежностей туалета и многочисленных предметов культа. Значение этих материалов для изучения торговых и культурных связей сарматов, их религиозных представлений и общественной жизни неоспоримо.

 

Курган был раскопан в 1974 г. под руководством автора. В его исследовании принимали участие Н.А. Гаврилюк, Л.А. Черных, А.А. Ельчиц, А.В. Загребельный, И.К. Сухова, художник Г.С. Ковпанепко, сотрудник ВНИИР А.К. Ёлкина; водитель А.И. Мерецкий. Действенную помощь и поддержку экспедиции оказал Николаевский обком Компартии Украины, мелиораторы Очаковской системы.

 

За годы, прошедшие после раскопок, совместно со многими научно-исследовательскими коллективами страны проведены всестороннее изучение материалов, а также их обработка, реставрация и консервация. В частности, реставрацию тканей выполнила А.К. Ёлкина, реставрацию предметов из металла — сотрудница Государственного Эрмитажа Н.П. Панченко, сосудов из алебастра — художники-реставраторы Государственного Русского музея Л.В. Андреева, Р.В. Старинова. Структурный анализ основ-

(7/8)

ных элементов в золотых нитях, их содержание и распределение и анализ состава красителей сделаны сотрудниками физико-химического отдела ВНИИР В.П. Голиковым и С.И. Устиновым, микрозондовый, рентгено-фазовый, оптический спектральный анализы выполнены соответственно сотрудниками Института геохимии и физики минералов AН УССР О.П. Шаркиным, Е.Г. Кулаковским, С.А. Козаком, определение образцов биологического происхождения — сотрудниками ИА AН СССР Г.Н. Лисицыной и ИА АН УССР Г.А. Пашкевич, а также сотрудником Киевского НИИ судебных экспертиз Д.С. Рудич. Определение камней и пробы золота проведено старшим пробирером Юго-Западной инспекции пробирного надзора в г. Киеве В.Г. Зотиной и сотрудником Музея геологии АН УССР Г.Ф. Король. Чертежи, рисунки и фотографии выполнены художником Г.С. Ковпаненко.

 

Первые итоги проведённого исследования освещались в предварительной публикации материалов погребения. [5]

 

Работа выполнена в отделе археологии раннего железного века ИА АН УССР. Большую помощь в её подготовке оказали сотрудники Государственною Эрмитажа И.П. Засецкая, О.Я. Неверов, К.М. Скалон, сотрудники ИА АН СССР К.Ф. Смирнов, М.Г. Мошкова, сотрудники ИА АН УССР Ю.И. Козуб, М.П. Вязьмитина, В.П. Корпусова, А.С. Русяева, К.Г. Гороховский, а также сотрудники библиотеки ИА АН УССР К.С. Корниенко и Л.И. Клочко.

 

Автор благодарит всех, кто принимал участие к подготовке материалов к публикации.

 


 

(/144)

 

Примечания.   ^

 

[1] Маркс К. Вынужденная эмиграция. — Маркс К., Энгельс  Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 567-568.

[2] Диодор Сицилийский. Библиотека, II, 43, 7.

[3] Овидий. Скорбные элегии, III, 10, 55, 60.

[4] Страбон, VII, 3, 17.

[5] Ковпаненко Г.Т. Сарматское погребение в Соколовой Могиле. — В кн.: Скифия и Кавказ. Киев, 1980, с. 168-183.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки