главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Культура и искусство Киргизии. Л.: 1983. Вып. 2. С.Г. Кляшторный

Социальные категории древнетюркского общества

в памятниках рунической письменности Киргизии.

// Культура и искусство Киргизии. ТДК. Вып. 2. Л.: 1983. С. 30-31.

 

Десять лапидарных рунических эпитафий, открытые в долине Таласа в 1895-1977 гг., несмотря на скудость содержащейся в них информации и трудности интерпретации, всё же ясно характеризуют тип общества, их породивший — это одно из многочисленных древнетюркских государств Средней и Центральной Азии, возникших на заре средних веков и сохранивших свои основные черты в некоторых архаических институтах феодальной Караханидской державы, отражённые в поэме Кутадгу билиг (XI в.).

 

Эти памятники отражают и формулируют идеологию высших слоёв древнетюркской аристократии, для которой абсолютным императивом было стремление к подчинению иноплеменников и господству над ними. Те же мотивы звучат в декларациях тюркских каганов и полководцев VIII века. Вместе с тем, рунические памятники содержат немало свидетельств о существовавших внутри них социальных оппозициях. Одна из этих оппозиций порождалась неполнотой интеграций родо-племенной структуры общины (бодун) и военно-административной оганизации (эль). Хан, который «держал эль и возглавлял бодун» ради удержания в подчинении покорённых, ради новых походов, приобретений, был заинтересован в абсолютной покорности в своём племенном союзе. Но интересы племён и племенной аристократии (бегов) никогда полностью не совпадали с державными амбициями ханской власти, что порождало первую социальную оппозицию: проти-

(30/31)

востояние племенной аристократии и рядовых общинников высшей знати во главе с ханом.

 

Вместе с тем, общественное и имущественное неравенство, назревавшие социальные противоречия уже на ранних этапах истории породили вторую постоянно действовавшую оппозицию — противостояние «простого народа» (игиль кара бодун) «именитым» (атлыг), т.е. бегам и хану. Это ясно выражено в эпитафии-увещевании одного из енисейских кыргызских бегов: «Простой народ, будь усерден! Не нарушай установлений эля!».

 

Обе оппозиции не стали в архаичных государствах древнетюркской эпохи зрелыми классовыми противоречиями. Фиксируя позиции традиционных сословий, они скорее отражают борьбу этих сословий за свою долю материальных благ, получаемых общиной, нежели попытки изменения структуры.

 

Какими бы противоречиями ни характеризовались отношения между бегами и «прocтым народом», бодун в целом противостоял другой группе населения, входившей в древнетюркский эль — невольникам-кулам, которые, даже вливаясь в семьи своих хозяев, не стали членами древнетюркской общины.

 

Лейтмотивом ханских деклараций, запечатлённых руническими памятниками, было требование единства и сплочённости бегов и народа в их покорности трону. Это означало принятие такой политической структуры, при которой власть, а следовательно и богатство, добываемое путём внеэкономического принуждения и войной, принадлежали бы аристократии по крови, выделявшей остальной общине установленную традицией долю добычи и дани.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки