главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Ранние кочевники Средней Азии и Казахстана. Краткие тезисы докладов на конференции. Ноябрь 1975 г. Л.: 1975. М.П. Грязнов

Некоторые вопросы хронологии ранних кочевников
в связи с материалами кургана Аржан.

// Ранние кочевники Средней Азии и Казахстана. Л.: 1975. С. 6-10.

 

1. Замечательное открытие царского кургана Аржан в Туве ставит перед археологами неожиданно некоторые новые вопросы по хронологии памятников ранних кочевников, важные в конкретно-историческом плане, а также в методическом и теоретическом отношениях.

 

2. На примере кургана Аржан можно видеть, что довольно широко распространённый приём датирования отдельных курганов путём поиска аналогий найденным в них вещам среди других датированных памятников может привести и уже привёл некоторых авторов к неправильным хронологическим определениям. Замечательной бляхе Аржана со свернувшимся в круг хищником нет аналогий раньше VII в.до н.э. В Минусинской котловине аналогии вещам Аржана находятся только в памятниках VI-V вв.до н.э., не раньше (бронзовый чекан, трёхжелобчатые бляшки и др.), а в степях Причерноморья наоборот — только в памятниках VIII-VII вв., не позже (те же трёхжелобчатые бляшки, бронзовые псалии черногоровского типа, бляшки из клыков кабана и др.). Очевидно, при сравнении памятников разных этапов одной культуры или хронологически близких культур надо сопоставлять не отдельные категории вещей, а их комплексы, и даже не отдельные памятники, а культурно-исторические комплексы, то есть культуры, этапы, представителем которых является изучаемый памятник.

 

3. Значит первая задача — установить место изучаемых памятников в системе археологической периодизации данного района по комплексу всех определяющих их данных (устройство, погребальный

(6/7)

обряд, вещи). После этого — определять дату по аналогиям с хорошо датированными типами вещей не отдельных памятников (курганов, могил и проч.), а всего этапа или культуры в целом.

 

4. При хронологических штудиях по материалам какого-либо памятника необходимо определить и учитывать уровень его информативности. Распространено представление, что вещи каждой могилы принадлежали погребённому в ней лицу и характеризуют на примере этого погребённого лишь ту социальную и этническую группу, представителем которой он являлся, что каждая могила — это только один закрытый комплекс. Подобное представление может быть правильным лишь по отношению к рядовым могилам, например, общинников скифского времени, но оно в корне неверно по отношению к так называемым царским курганам того же времени и курганам племенной знати. Во-первых, сложное могильное сооружение и большое количество положенных в могилу царя разнообразных предметов характеризуют не только и не столько быт социальной верхушки, сколько всего общества в целом. Значительно больше они говорят о жизни и деятельности основных трудовых слоёв общества и обо всём племени или народе в целом — о технике, хозяйстве, быте всего общества, о социальном строе, о культурных и экономических связях с народами других стран, о мировоззрении, религиозных представлениях, об искусстве. Во-вторых, значительная часть погребённых с царём ценностей ему не принадлежала, а, как показало исследование царских курганов в Пазырыке, представляла собой дары ему от нескольких разных общественных подразделений. Это было несколько разных закрытых комплексов. Значит царские курганы ранних кочевников по количеству и характеру содержащейся в них информации стоят на более высоком и качественно ином уровне, чем могилы рядовых общинников. В отличие от последних, они

(7/8)

характеризуют культуру всех слоёв общества и представляют собой не один закрытый комплекс, а несколько, соответственно числу принёсших погребённому свои дары общественных подразделений. Одна царская могила для целей датирования имеет такую же цену как 10, 14, 24 и т.п. отдельных обычных могил, так как в ней содержится 10, 14, 24 и т.п. разных комплексов (например, конских захоронений).

 

5. Особенно отчётливо это выражено в царском кургане Аржан. Вокруг усыпальницы царя с царицей расположено 15 человеческих захоронений в отдельных колодах. Все мужчины старческого и преклонного возраста (кроме одного молодого 18-20 лет), в богатых одеждах, с оружием, с золотыми украшениями. Это 15 закрытых комплексов, которые по заключённой в них информации равны 15 могилам одного обычного могильника с тем лишь отличием, что они не разновременны, а синхронны с точностью до одного дня.

 

6. Анализ конских захоронений в Аржане показывает, что в 7 камерах первого и второго кольцевых рядов срубов в восточном и южном секторах сооружения помещены кони с однотипным снаряжением, но в вещевом материале каждой камеры можно видеть и вполне выраженные этнографические отличия от материала остальных камер. Верховые кони и их снаряжение в этих камерах принесены 7-ю разными общественными (родоплеменными) коллективами, вероятно, входившими в состав одного племенного союза. Материалы конских захоронений в 6 камерах, расположенных во втором и третьем кольцевых рядах срубов в северной половине кургана, разнотипны. Они, видимо, принадлежат другим иноплеменным обществам, принесены в дар царю посланцами от 6-ти других разных стран.

 

7. Курган Аржан, по своему содержанию, сложный многосоставной памятник. Он состоит из могилы царя с царицей и 15 могил его

(8/9)

приближённых «вельмож», 7 массовых захоронений верховых коней, принесённых в дар от разных подвластных ему племенных подразделений и 6 таких же захоронений коней, присланных в дар от иноземных владык. Все эти 29 погребальных комплексов, датируемых «одним днём», являются памятниками разных районов страны, которой управлял погребённый (вероятно, вся площадь Тувинской и Турано-Уюкской степных котловин), а частично к соседних с нею стран. 29 памятников представляют собой вполне надёжный материал для изучения того периода времени, к которому относится курган Аржан, и для хронологического определения этого периода. Назовём этот период — аржанский этап эпохи ранних кочевников в Туве.

 

8. Аржанскому этапу нет места в существующей периодизации эпохи ранних кочевников в Туве. Типологически он предшествует алдыбельской культуре (А.Д. Грач) или I этапу уюкской культуры (Л.Р. Кызласов), определяемым VII-VI вв.до н.э., Предшествует и синхронным им майэмирскому этапу на Алтае и тасмолинской культуре в Казахстане. Отсюда аржанский этап следует определять временем не позже начала или середины VII в.до н.э., вероятно, временем VIII-VII вв.до н.э.

 

9. Кроме кургана Аржан, аржанскому этапу принадлежат, если не все, то в значительной своей части, оленные камни Тувы. Обломок оленного камня в Аржане — первый случай хронологической привязки оленных камней к погребальным комплексам. По установившимся к 1971 г. (год начала раскопок Аржана) взглядам, VIII-VII вв. — это доскифское или предскифское время. Но вся бронза Аржана и изобразительное искусство принадлежат формам вполне скифо-сибирского, в широком смысле, облика (стрелы, кинжалы, чекан, удила, изображения оленей, кабана, «пантеры», горного барана). Значит, в Саяно-Алтае культура скифо-сибирского типа существовала не с VII в. до н.э.,

(9/10)

а раньше. Ещё до этого она уже процветала в Туве. Вероятно также было и на Алтае, в Казахстане и Монголии, на что имеются некоторые указания (могильник Курту II на Алтае, оленные камни Монголии). Следует надеяться, что памятники, сходные с памятниками аржанского этапа в Туве, будут найдены в азиатских степях повсеместно.

 

10. В степях Причерноморья памятники VIII-VII вв. до н.э. известны. Их принято считать киммерийскими и называть предскифскими или доскифскими. Только А.А. Иессен в 1953 г. счёл возможным отнести их к начальному этапу скифской культуры, не решая вопроса об их этнической принадлежности. Эти памятники типа Черногоровки и Высокой Могилы по вещам имеют много общего с аржанским этапом. По аналогии с последним их надо вслед за А.А. Иессеном включить в состав культур скифского типа, не смущаясь отсутствием в них произведений искусства, выполненных в скифо-сибирском зверином стиле. Изобразительное искусство этого времени в Причерноморье нам пока неизвестно, но недавняя находка в Болгарии в кургане VIII-VII вв.до н.э. («Птичата могила» близ г. Варны) стелы круга раннескифских изваяний, ананьинских стел Приуралья и оленных камней Саяно-Алтая и Монголии, позволяет надеяться, что и другие памятники искусства скифского типа в Причерноморье со временем найдутся и тогда нам будет известна вся скифская триада — скифские сбруя, оружие и искусство.

 

11. Общий итог — как в Туве, так и Причерноморье, по всему поясу степей раннескифскому периоду VII-VI вв.до н.э. предшествует ещё один, более ранний, период культуры скифского же или скифо-сибирского типа. В Причерноморье это так называемый «доскифский» или киммерийский период VIII-VII вв., в Туве аржанский этап, в других районах степей памятники этого периода известны лишь в единичных случаях или совсем пока неизвестны. Культуры скифского или скифо-сибирского типа слагаются в степях в VIII в. до н.э.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки