главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Г.В. Длужневская, Д.Г. Савинов. Памятники древности на дне Тувинского моря. СПб: 2007.Г.В. Длужневская, Д.Г. Савинов

Памятники древности на дне Тувинского моря.

// СПб: ИИМК РАН — СПбГУ, 2007.198 с. ISBN 978-5-98683-068-1

 

В монографии впервые собраны данные о полевых исследованиях Саяно-Тувинской археологической экспедиции ЛОИА АН СССР (ныне Институт истории материальной культуры РАН) в зоне водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС (Республика Тыва), проводившихся в 1965-1984 гг. Рассматриваются памятники всех исторических эпох. Особое внимание уделено материалам древних и раннескотоводческих обществ — от эпохи бронзы до монгольского времени включительно. Даётся их историко-культурная оценка в культурогенезе народов Центральной Азии.

 

Оглавление

 

От редактора.5

Введение.7

 

Глава I. Центральная Тува — будущая зона затопления Саянской ГЭС. — 11

     1. Экологические особенности региона. — 11

     2. История изучения памятников (до начала работ СТЭАН). — 19

     3. Рекогносцировочная разведка 1962 года. — 28

     4. Аэрофотосъёмка. — 34

 

Глава II. От Хайыракана до Урбюна (краткий очерк развития древних культур). — 40

     1. Эпоха бронзы. — 40

     2. Скифское время. — 50

 

Глава III. Начало великого переселения народов (гунно-сарматское время). — 63

      [ Введение.63 ]

     1. Улуг-Хемская культура.65

     2. Следы пребывания хуннов и сяньбийцев в Центральной Туве.69

     3. Кокэльская культура.73

 

  [ Вклейка ]

 

Глава IV. Саянский каньон Енисея — сокровищница древних культур. — 83

     1. Разведка 1976 г. — 86

     2. Эпохи камня и палеометалла. — 92

     3. Памятники скифского времени. — 95

     4. Памятники гунно-сарматского времени. — 103

     5. «Дорога Чингисхана». — 108

     6. Вал у р. Голубой — Омайтура. — 113

 

Глава V. Культуры и этносы раннего средневековья. — 119

      [ Введение.119 ]

     1. Древние тюрки.120

     2. Уйгуры.131

     3. Енисейские кыргызы. — 145

     4. Монголы. — 160

 

Заключение.170

Приложение. Памятники, изучавшиеся в зоне водохранилища Саянской ГЭС. — 175

     1. Степная часть. — 175

     2. Саянский каньон Енисея. — 178

Литература. — 184

Список сокращений. — 197

 


 

От редактора.   ^

 

Тува. Раньше это имя вызывало представление о далёкой и загадочной стране где-то в горах. Оно манило и завораживало. Но прошли десятилетия с тех пор, как я начал работать в Туве, и она стала близкой, я изучил многие её уголки. Мне посчастливилось поездить по миру — такая работа у археолога-палеолитчика, позволяющая изучать древний каменный век и в Англии, и в Непале, и в Монголии. И с каждым годом я проникался мыслью, что в Туве есть что изучать, что мы только прикоснулись к познанию её истории. Ведь люди, в широком значении этого слова, появились в Туве примерно 300 000 лет тому назад, принеся откуда-то с юго-запада типичную ашельскую культуру. Шли сотни и десятки тысяч лет. и в Туве появлялись, развивались и иногда исчезали многие этносы. И это понятно, ведь Тува — истинная жемчужина в географическом центре Азии. Здесь и снежные вершины гор, и полупустыни в котловинах, огромные пастбища в долинах, и скалистые массивы гор — мир сибирских горных козлов и архаров. Недаром обитатели стоянок Нижний Иджир (поздний палеолит) и Усть-Хемчик III (поздний мезолит) охотились только на козерога — существовала своего рода специализация, насчитывающая не одно тысячелетие.

 

Пришло время, и в Туве появились кочевники со стадами, дающими всё для жизни. Это особый мир, требующий особых методов его изучения и восприятия. История Тувы сложна, особенно периода кочевнических обществ. Были и войны, и драматические события. Вот почему в предлагаемой читателю книге уделяется большое внимание тем суровым векам. Наша Саяно-Тувинская экспедиция была очень ограничена территорией для исследования — основная задача была изучить (найти, раскопать и задокументировать) те памятники, которые попадали в зону затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Для меня затопление огромных пастбищных территорий в Центральной Туве до сих пор представляется неоправданным, несмотря на какие-то политические выгоды (кстати, самые многочисленные могильники, насчитывающие сотни курганных захоронений, и городища с глинобитными стенами были расположены именно там). Но надо было исходить из реальностей. И мы постарались максимально, насколько удалось, спасти для науки, а значит и для

(5/6)

потомков, то, что было в наших силах. Пожалуй, лучше мы выполнили свою задачу в каньоне Енисея: в какой-то степени площади для разведки новых памятников там были меньше, и отчасти уже был накоплен опыт в равнинной зоне будущего водохранилища.

 

В предлагаемой читателю книге, написанной участниками и руководителями работ в Туве с 1962 по 1984 год, приводятся интересное повествование о Туве, истории её изучения, о разных видах археологических памятников, о развитии культур, предшествовавших гунно-сарматскому времени, о начале Великого переселения народов и о Туве в составе средневековых кочевых империй.

 

Конечно, полученные экспедицией материалы столь огромны, что потребуется опубликовать не одну монографию. Хотя многое уже сделано — прежде всего основателем экспедиции и великолепным знатоком Центральной Азии А.Д. Грачом. Но он рано ушёл из жизни, и теперь его ученики и коллеги продолжают выполнение программы, намеченной им. Предлагаемая читателю книга — тому пример.

 

С.Н. Астахов, доктор исторических наук,

Заслуженный деятель науки Республики Тыва


 

Введение. (Д.Г. Савинов)   ^

 

Эта книга о памятниках древней культуры, находящихся ныне на дне Тувинского моря (водохранилища одной из крупнейших строек второй половины XX века — Саяно-Шушенской ГЭС). В течение 20 лет (с 1965 по 1984 г.) здесь проводила полевые исследования Саяно-Тувинская экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР (ныне Институт истории материальной культуры РАН). Сокращенно — СТЭАН. В результате этих исследований были спасены для науки сотни ценнейших археологических объектов, во многом дополнена и конкретизирована периодизация древней и средневековой истории Тувы, [1] собраны уникальные археологические коллекции, характеризующие все этапы тувинского культурогенеза. При этом некоторые эпохи (палеолит, эпоха бронзы), по сути дела, были наполнены археологическим материалом впервые. По числу раскопанных памятников (примерно около 50 % от всех зафиксированных в Саянском каньоне и 15 % — в степной части) и целенаправленному характеру археологического обследования зоны будущего водохранилища, СТЭАН, наверное, занимает первое место среди всех других сибирских новостроечных экспедиций.

 

Вместе с тем, сейчас, по прошествии нескольких десятков лет после начала работ экспедиции, отчётливо видны объективные трудности и некоторые, тогда непредсказуемые, упущения в её деятельности. Первая разведка 1962 года проводилась только в степной зоне будущего водохранилища. Никто не ожидал, что Саянский каньон Енисея, где вообще не было известно каких-либо археологических памятников, окажется настоящим «Эльдорадо» древних археологических культур. Кроме того, любые рекогносцировочные исследования не могут учесть всего количества и многообразия объектов, подлежащих археологическому обследованию. Конечно, некоторые из них остались нераскопанными и навечно погребены под водами Тувинского моря. Отдельные погребения были обнаружены в процессе размыва берегов уже после заполнения водохранилища. Каждый год они исчезают и появляются вновь. Их систематическое изучение, своего рода археологический мониторинг — наиболее актуальная задача тувинской археологии.

(7/8)

 

Насыщенность зоны водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС археологическими памятниками не случайна. Это самая плодородная часть Центральной Тувы, служившая во все исторические времена местом притяжения носителей самых разных культурных традиций, своего рода «лаборатория» тувинского (и шире — центральноазиатского) культурогенеза. Благодаря исследованиям СТЭАН эта уникальная территория, несмотря на отмеченные выше потери и трудности, была изучена достаточно полно и, что самое главное, относительно равномерно по всем археологическим эпохам, начиная с палеолита до позднего средневековья включительно.

 

Посвященное работам СТЭАН стихотворение известного тувинского поэта Юрия Кюнзегеша заканчивается словами:

 

«Археологи, кончив раскопки уйдут

За пороги, где плещет простор Енисея.

Скоро даже природа изменится тут —

Вспыхнут звёзды, вода засинеет...».

 

К сожалению, всё действительно изменилось, но оказалось не столь «радужным», как казалось тогда. На месте Центрально-Тувинской котловины — от Хайыракана до Урбюна — обрезав подножия гор, образовалось обширное водохранилище, низкое и заболоченное, с разрушающимися берегами — своеобразный памятник эпохи, горечь и боль тувинского народа. Навсегда исчез с лица Земли уютный деревянный город Шагонар с садами и деревянной пожарной каланчой на площади. Новый Шагонар вынесен за пределы водохранилища, пыльный, неинтересный город, с выстроенными «по линейке» коробками блочных домов. Та же участь постигла и другой старинный тувинский город Чаа-Холь (бывш. Чакуль). Один из авторов этой книги (Д.Г. Савинов) проехал по зоне водохранилища уже после окончания здесь археологических работ, но до его полного наполнения (1986 г.). Прежде прямая, как стрела, дорога Шагонар-Чаа-Холь была заброшена и размыта. Города Чаа-Холь уже не было, на местах прежних домов виднелись редкие струйки дыма. Мост через речку Чаа-Хольку, как в фильмах о партизанской войне, был разрушен. Подхода к скальному святилищу с Буддой, главной достопримечательности этих мест, начиная с XV в., уже не было...

 

На этом печальном фоне результаты полевых исследований Саяно-Тувинской экспедиции выглядят особенно значительными. Были действительно спасены от небытия сотни ценнейших объектов культурного наследия, написаны заново многие страницы древней истории Тувы.

(8/9)

 

В предлагаемой вниманию читателей книге впервые даётся наиболее полный обзор этих материалов, [2] распределённых по конкретным историческим периодам. Подробно рассказывается об истории изучения тувинских древностей до начала работ СТЭАН. Приведены ранее неопубликованные фотоматериалы, а также карты археологических разведок стенной части водохранилища (1962 г.) и Саянского каньона Енисея (1976 г.).

 

Открытие палеолита в Туве стало одним из главных достижений Саяно-Тувинской экспедиции. Однако эти материалы, уже исследованные и введённые в научный оборот их первооткрывателем С.Н. Астаховым (Астахов, 1983, 1986 и др.), подробно в книге не рассматриваются. Что касается более поздних археологических эпох, то, несмотря на исключительно важное значение открытий в этой области, значительная часть материалов, полученных в результате деятельности СТЭАН, остаётся неопубликованной. Скорее всего, именно это обстоятельство привело авторов к мысли о необходимости краткого монографического экскурса в арсенал полевых открытий СТЭАН и значения их в культурогенезе Центральной Азии. Счастливое исключение в этом плане представляют исследования М.А. Дэвлет, опубликовавшей и продолжающей публиковать серию прекрасных монографий о наскальных изображениях Саянского каньона Енисея (Дэвлет, 1976; 1982; 1998 и др.).

 

Название данной книги заимствовано у М.А. Дэвлет («Петроглифы на дне Саянского моря», 1998). Можно было бы наименовать её иначе — более пространно и описательно, но ... лучше не скажешь!

 

Изложение фактического материала по степной зоне водохранилища даётся на широком фоне аналогичных культур соседних регионов степного пояса Евразии. При рассмотрении археологических памятников Саянского каньона неизбежно возникают некоторые повторы с материалами степной зоны. Сложная ситуация сложилась с материалами могильника Аймырлыг (раск. А.М. Мандельштама), наиболее крупного из исследованных СТЭАН, но находившегося вне зоны затопления [3] и до сих пор, кроме нескольких общих работ, не опубликованного.

(9/10)

 

Авторское разделение глав и разделов следующее: Г.В. Длужневская — Главы I, IV, Гл. V, разд. 2, 3 («Уйгуры». «Кыргызы»), Заключение; Д.Г. Савинов — Введение, Главы II, III; Гл. V, разд. 1 («Тюрки»); Г.В. Длужневская, Д.Г. Савинов — Гл. V, разд. 4 («Монголы»).

 

Организатором и начальником СТЭАН (до 1973 г.) был Александр Данилович Грач — один из самых видных исследователей археологии Центральной Азии, [4] с 1973 по 1984 г. — начальником СТЭАН являлся С.Н. Астахов. А.Д. Грач — блестящий организатор, разработавший уникальную в то время концепцию обследования территории будущего водохранилища с равномерным изучением памятников всех исторических эпох. Человек, обладавший ярко выраженной харизмой, одинаково свободно и уважительно общавшийся с министрами и чабанами, он был и остался самым популярным археологом из всех работавших в Туве. Трудно поверить, что в момент создания СТЭАН (1965 г.) ему было всего 36 лет. Во время проведения дней Санкт-Петербурга в Туве (1995 г.) мы посетили Музей А.Д. Грача в Новом Шагонаре, где с любовью и тщательностью собраны все доступные его организаторам материалы, связанные с деятельностью А.Д. Грача в Туве.

 

В 2008 году А.Д. Грачу исполнилось бы 80 лет. Предстоящему юбилею Александра Даниловича Грача посвящают авторы эту книгу.

 

вклейка между с. 10-11: Александр Данилович Грач. Саглы. 25 июня 1968 г. (открыть в новом окне) ]

 


 

[1] Современное название — Республика Тыва.

[2] Некоторые сведения об открытиях СТЭАН приведены в книге «Свод археологических памятников Республики Тыва», Кызыл, 1994, в разделах «Чаа-Хольский кожуун» и «Улуг-Хемский кожуун» (С. 155-168), составленным И.У. Самбу. Но, в основном, это данные о находках эпохи палеолита; сведения о памятниках остальных исторических эпох даны очень выборочно и неполно.

[3] Раскопки «внезонного» могильника Аймырлыг, проводимые А.М. Мандельштамом, послужили одной из главных причин разногласий, возникших в руководстве СТЭАН. Отчасти этот вопрос был затронут при обсуждении I тома трудов СТЭАН «Археология Центральной Азии», который так и не вышел. Протокол обсуждения (9/10) опубликован (см.: «Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербург». Материалы Всероссийской научной конференции, посвящённой 70-летию со дня рождения А.Д. Грача. СПб., 1998. С. 30-36).

[4] О жизни и деятельности А.Д. Грача см.: В.П. Дьяконова, Д.Г. Савинов. А.Д. Грач — исследователь Центральной Азии // Краткое содержание докладов Среднеазиатско-Кавказских чтений. Ноябрь, 1981 г. Л., 1981. С. 28-35; Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская. Этапы жизни учёного // Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербург. Материалы Всероссийской научной конференции, посвящённой 70-летию со дня рождения А.Д. Грача. СПб., 1998. С. 7-9: И.У. Самбу. С той весны... // Там же. С. 48-53; А.М. Решетов. Вспоминая Александра Даниловича Грача // Там же. С. 54-56; Я.А. Шер. Кое-что из жизни А.Д. Грача // Там же. С. 57-67; Д.Г. Савинов. Между двумя экспедициями // Там же. С. 68-77; Г.В. Длужневская. С Грачом и без Грача (полевые сезоны 1971 и 1972 года) // Там же. С. 78 84.

Некоторые характерные черты А.Д. Грача весьма точно отмечены в одной из статей М.А. Дэвлет (Из истории изучения петроглифов в Туве // Миропонимание древних и традиционных обществ Евразии. Сб. статей памяти В.Н. Чернецова. М., 2006. С. 198-211).

 


 

Заключение (Г.В. Длужневская)   ^

 

Книга о памятниках древней культуры республики Тыва, находящихся ныне на дне Тувинского моря, написана. Мы рассказали об истории изучения Центрально-Тувинской котловины, начиная с XVII в. (от первых походов сибирских казаков до исследований А.В. Адрианова и С.А. Теплоухова), об организации Саяно-Тувинской экспедиции ЛОИА АН СССР, первым шагом к которой явилась разведка 1962 года, аэроразведке, проведённой в 1965-1969 гг. под руководством А.Д. Грача, организатора СТЭАН и её начальника до 1973 г., когда в силу разных обстоятельств, о которых не хочется говорить, Грач был уволен из Института и руководителем назначен С.Н. Астахов. Под его началом экспедиция работала до самого конца её деятельности в 1984 г.

 

Мы рассказали об исследованиях Саяно-Тувинской экспедиции в степной части зоны водохранилища; памятниках, открытых в течение 20 лет, и том огромном научном вкладе, который был сделан сотрудниками СТЭАН в историю древней Тувы.

 

Едва ли не главным «открытием» СТЭАН можно считать обнаружение и изучение памятников в Саянском каньоне Енисея, который в экспедиции называли «трубой». Каньон был «покорён», пройден от его начала — долины Карабей до плотины, перегородившей Енисей в Карловом створе, близ пос. Майна, по другую сторону Саян. В 1965 г. это сделал С.Н. Астахов, в начале сезона 1971 г. — он повёл на ГЭС флотилию из трёх лодок (он сам, А.Д. Грач и Я.А. Шер). А.Д. возвращался на устье Хемчика, где стоял I отряд СТЭАН, 7 июля и перевернулся на выходе из Большого Порога. В конце концов, этот проход Пopoгa стоил А.Д. Грачу жизни... (Длужневская, 1998. С. 78-79). Через десять дней с Майны возвращались С.Н. Астахов и Я.А. Шер. Лодка Шера перевернулась ещё в подпорожице, что также довольно дорого стоило Я.А. — вскоре он был уволен из ЛОИА. Осенью того же года А.Д. повторил «поход» на Большой Порог, взяв с собой всех остававшихся в поле сотрудников своего отряда. Тогда мы увидели Порог впервые и были потрясены его мощью. Тогда же мы познакомились с «хозяином (или хранителем) Порога» — А.Г. Сухомятовым-«Парей-Блямбой», ставшим нашим другом и помощником «на всю оставшуюся жизнь». Вообще, немногочисленное

(170/171)

«население» каньона (егеря образованного в конце 1970-х гг. Саяно-Шушенского заповедника, геодезисты с ГЭС и многие-многие другие), жители Шагонара и Чаа-Холя, бывавшие в «трубе», относились к нам «по-отечески», подкармливали нас, выручали бензином и плавсредствами, если у нас барахлил мотор, и т.п. В этом немалая заслуга и «школа» Александра Даниловича.

 

В каньоне после 1968 г., когда туда «переселился» головной отряд А.Д. Грача, постоянно работали отряды С.Н. Астахова, И.У. Самбу, группы (потом отряды) М.А. Дэвлет. Г.В. Длужневской, Вл.А. Семёнова. Это было вызвано необходимостью исследовать памятники этого участка зоны, поскольку именно каньон должен был в первую очередь наполнен водой Енисея, на пути которого «вырастала» Саяно-Шушенская ГЭС с постоянно поднимавшимся все выше и выше огромным портретом В.И. Ленина.

 

С.Н. Астахов, главный исследователь палеолита в экспедиции, открывший для науки больше сотни памятников, в том числе и древнего палеолита, давно уже доктор исторических наук и Заслуженный деятель науки и культуры Тувинской республики, бесстрашный исследователь глубин каньона, сотрудник СТЭАН «первого призыва».

 

И.У. Самбу, Саша Самбу, ставший в 1965 г. заместителем начальника экспедиции, тувинский археолог и этнограф, кандидат исторических наук, тоже сотрудник СТЭАН «первого призыва». Он вёл самостоятельные археологические раскопки с 1966 г. Два Саши (Грач и Самбу), с небольшими перерывами, работали вместе с 1954 г. (Самбу, 1998. С. 48-53).

 

В отряде И.У. Самбу в течение четырех сезонов работал Сережа Шойгу (Сергей Кужугетович Шойгу — министр МЧС). В нынешнем 2007 г. на оз. Тере-Холь в городе-крепости Пор-Бажын начаты раскопки этого памятника. Идея проекта принадлежит С.К. Шойгу, а организация экспедиции в чём-то напоминает СТЭАН, в рамках которой существовал молодёжный лагерь «Аныяк Тыва» — «Молодая Тува». В Пор-Бажыне в раскопках принимают участие студенты разных российских ВУЗов; в СТЭАН, в основном, работали тувинские школьники, но отряды всегда были интернациональными и включали студентов из Москвы и Ленинграда. Когда в 1995 г. мы были в Туве, фотовыставку в Музее им. Алдан-Маадыр, посвящённую 30-летию Саяно-Тувинской экспедиции, посетили многие из бывших школьников. На глазах у них (и у нас тоже) были слёзы — и радости от встречи, и печали от потерь...

(171/172)

 

Нельзя не вспомнить Тамару Чашоловну Норбу, в те годы председателя Тувинского облсовпрофа. Её вклад в деятельность СТЭАН, начиная с 1968 г., «послестэановскую» судьбу Александра Даниловича и науку — археологию — лучше всего описан ею самой (Т.Ч. Норбу. Монолог длиною в жизнь. Кызыл, 2006. С. 184-200). Лагерь «Аныяк Тува» был организован при её помощи; она постоянно поддерживала А.Д. Грача, приезжала в экспедицию, когда он уже работал в других учреждениях; увлёкшись археологией, вместе с Грачом и самостоятельно вела раскопки разновременных памятников.

 

Михаил Александрович Петухов (Князь), архитектор, художник, работал с А.Д. Грачом ещё в Красноярской экспедиции в 1962-1963 гг. Они вместе «изобретали», как привезти в Эрмитаж саглынский сруб, чтобы потом его можно было восстановить и экспонировать. Во время исследований Улуг-Хорума в Саглах М.А. придумал «беспроволочный телеграф» — метод устройства бесшнуровой (мнимой) координатной сетки для выполнения графических работ на крупных археологических объектах. Эта статья должна была войти в I том трудов СТЭАН. С некоторыми перерывами он принимал участие в работах СТЭАН и тогда, когда начальником экспедиции стал С.Н. Астахов.

 

В руководящий состав СТЭАН в 1965 г., помимо А.Д. Грача, И.У. Самбу и С.Н. Астахова, вошли А.М. Мандельштам, долго работавший в Средней Азии и приглашенный А.Д. для исследования средневековых городищ; недавние выпускники кафедры археологии ЛГУ Д.Г. Савинов и Ю.И. Трифонов, право которых руководить отрядами в новой экспедиции А.Д. пришлось решительно отстаивать в ЛОИА. Одним из отрядов руководил М.X. Маннай-оол, археолог, сотрудник ТНИИЯЛИ, бывший в разведке с Грачом в 1954 г., о чём пишет И.У. Самбу (Самбу, 1998. С. 48). Несмотря на убеждённость А.Д., что «ни одна женщина не будет руководить отрядом в Саяно-Тувинской экспедиции» — начальником VII (этнографического) отряда уже в 1965 г. была С.М. Биче-оол. Долгие годы отрядом по изучению петроглифов руководила крупнейший исследователь этого вида памятников М.А. Дэвлет. Так получилось, что с 1972 г. отрядом А.Д. Грача довелось руководить одному из авторов этой книги — Г.В. Длужневской.

 

Изучением памятников рунической письменности в СТЭАН занимались С.Г. Кляшторный и Д.Д. Васильев (с 1971 г.). Вклад Д.Д. Васильева в деятельность СТЭАН и, вообще, древнетюркской письменности,

(174/173)

особо велика: Димдимыч занимался «вывозом» памятников с мест их первоначального нахождения, начатых сотрудниками Музея в Кызыле, продолженных А.Д. Грачом, но никто не сделал более в этой области, чем Д.Д. Васильев, ныне заведующий отделом Древней истории в Институте востоковедения РАН.

 

Одно время изучением наскальных изображений занимался Я.А. Шер.

 

В 1967 г. из Свердловска приехала Б.Б. Овчинникова, да так и осталась работать в Туве (раскопки могильника Аймырлыг III — Даг-Аразы, в каньоне на «дороге Чингисхана» и др.). Сначала в составе отряда А.М. Мандельштама, потом во главе отдельного отряда Уральского государственного университета, профессором которого, а также академиком Российской гуманитарной академии наук, она сейчас является.

 

Вл.А. Семёнов пришел в СТЭАН в 1974 г. Им раскопано много стоянок в каньоне Енисея, но главной из них стала многослойная стоянка Тоора-Даш.

 

Юрий Иванович Трифонов, археолог, исследовал разновременные памятники, у подножия хребта Аргалыкты. Темой его научных изысканий было древнетюркское время, но, в основном, пожалуй, главным являлось его необыкновенное искусство разборки каменных наземных сооружений, выявления конструктивных особенностей памятника. Г.В. Длужневская работала в его отряде с 1966 до 1971 г., и, пожалуй, этому умению и особой «любви» к изучению наземных сооружений — обязана именно ему. После 1974 г. Ю.И. переехал в Алма-Ату и около 15 лет работал в Казахстане. К сожалению, Юра бесконечно рано ушел из жизни (в 1989 г.), оставив много незавершённых дел.

 

Покинули этот мир художники Слава Филиппов и Валя Саяпин, незаменимый зам. начальника экспедиции С.Н. Астахова — Кирилл Александрович Соколов (Кирсаныч).

 

Практически невозможно вспомнить всех, кто работал в СТЭАН за 20 лет: это были археологи и художники, студенты и профессионалы, фотографы, в т.ч. известный сейчас В.С. Теребенин, математики, врачи (Б. Литвер и др.), тувинские и ленинградские школьники, команда шофёров из Москвы (в первые годы работы СТЭАН для Грача были подобраны наиболее опытные мастера своего «дела», за спиной которых остались Памир, Тянь-Шань и Кавказ) и многие другие. Пусть эта книга будет знаком благодарности каждому из них в отдельности и всем вместе.

(173/174)

 

Вспомним стихи Ю.И. Потёмкина, бывшего директора строительства Саяно-Шушенской ГЭС, посвящённые «Археологу Александру Даниловичу Грачу»: [21]

 

И нам сегодня забывать не надо

Что был в Саянах творческий актив,

Когда посланцы из Москвы и Ленинграда

Работали с Грачом в Сибири рядом,

Делами прославляя коллектив.

 

Но жизнь — есть жизнь, в ней радость и утраты

Всё есть, и нам не следует скорбить.

Ведь Грач пронес свой крест по жизни свято —

Святое невозможно позабыть.

 

И не беда, что здесь застоем веет

И не горит под вымпелом свеча.

Наступит день и мы ещё сумеем

Душевным словом помянуть Грача.

 


 

[21] Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербург, 1998. С. 85.

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки