● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

М.К. Басханов. Русские военные востоковеды до 1917 г. Биобиблиографический словарь. М.: «Восточная литература». 2005. М.К. Басханов

Русские военные востоковеды до 1917 г.

Биобиблиографический словарь.

// М.: «Восточная литература». 2005. 296 с. ISBN 5-02-018435-7

 

Содержание

 

Предисловие. — 5-7

 

[ Словарь ]. — 8-282

 

Список сокращений. — 283-289

Печатные издания. — 283

Основные военные учреждения, научные сообщества и пр. — 286

Военные и другие общеупотребительные термины. — 287

Публикации. — 287

 

Содержание [=список словарных статей]. — 290-294

 

 


 

Предисловие.   ^

 

В свое время академик И.Ю. Крачковский заметил, что в России ещё мало знают востоковедов «из военной среды» и что «такие несомненно были, и нельзя их всех зачислять без разбора в группу переводчиков-практиков». В послереволюционный период русское военное востоковедение, его уникальная школа и традиции пережили упадок и забвение. Долгое время даже говорить о существовании в России военного востоковедения как самостоятельного направления исследования Востока считалось научно несостоятельным.

 

Возникнув в России в первой половине XIX в. как прикладная, научно-практическая форма исследований, к 1917 г. военное востоковедение превратилось в самостоятельную отрасль знаний о Востоке в широком смысле этого понятия. Становление военного востоковедения происходило параллельно с расширением территориальных владений Российской империи в Азии. Два фактора имели принципиальное значение для развития военно-востоковедных исследований — военно-стратегический (выход России к границам сопредельных азиатских государств, военно-политическое соперничество мировых держав в Азии, потребность стратегического планирования и подготовки войск для азиатских театров военных действий) и военно-административный (обеспечение системы «военно-народного управления» территориями на Кавказе, в Туркестане, Сибири и на Дальнем Востоке, военно-статистическое и естественно-научное исследование азиатских территорий и народов).

 

Перед Первой мировой войной (в русской дореволюционной и зарубежной историографии — «Великая война») военное востоковедение в России оформилось в систему теоретических и прикладных исследований, которые внесли весомый вклад в русское востоковедение в целом. Появилось несколько крупных военно-востоковедных центров — в Санкт-Петербурге, на Кавказе (Тифлис), в Туркестане (Ташкент), на Дальнем Востоке (Хабаровск, Владивосток, Харбин). Системная подготовка кадров военных востоковедов велась на офицерских курсах восточных языков при Азиатском департаменте МИД (Санкт-Петербург), в Ташкентской офицерской школе восточных языков и на офицерском отделении Восточного института (Владивосток). Там было подготовлено более 500 военных специалистов-востоковедов. В начале XX в. в Русской армии появилась неизвестная ранее военная специальность — «офицер-востоковед» («офицер-ориенталист»), которая была включена в штаты пограничных военных округов, корпусов, дивизий, отдельных крепостей и постов. Появились и специальные военно-востоковедные издания: «Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии» (Санкт-Петербург), «Вестник Ташкентской офицерской школы восточных языков» и «Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом» (Ташкент), «Известия штаба Кавказского военного округа» (Тифлис), «Китай и Япония» (Хабаровск), «Материалы по Маньчжурии, Монголии, Китаю и Японии» (Харбин).

 

Русское военное востоковедение уникально по своей сути и по тому месту, которое оно занимает в истории Русской армии. Достаточно сказать, что подобного общественного института, а в более широком смысле — культурологического явления не было ни в одной европейской стране, ни в США, проявлявших свои стратегические интересы на Востоке. Русские военные востоковеды внесли исключительный вклад в изучение восточных окраин России, сопредельных азиатских стран и территорий — Турции, Персии, Афганистана, Индии, Китая, Монголии, Кореи, Японии. Часто они были первыми специально подготовленными исследова-

(5/6)

телями, которые посетили отдалённые малоизвестные области Азии и представили мировой общественности бесценные научные сведения. В первую очередь надо вспомнить громкие имена русских офицеров — Н.М. Пржевальского, М.В. Певцова, В.И. Роборовского, П.К. Козлова, Б.Л. Громбчевского, А.В. Каульбарса. Их заслуги в изучении Азии были высоко отмечены Российской Императорской Академией наук и Императорским Русским географическим обществом, иностранными научными учреждениями и обществами. Заметный след в истории нашей страны оставили такие военные востоковеды, как Н.Н. Муравьёв-Карский, М.Г. Черняев, М.Д. Скобелев, А.Н. Куропаткин, Л.Г. Корнилов, К.Г.Э. Маннергейм. Многие прославились на ниве научных исследований. Это историк, академик Н.Ф. Дубровин; первый директор Института востоковедения, автор концепции «практического военного востоковедения» академик А.Е. Снесарев; известный геодезист и математик член-корреспондент Российской академии наук А.А. Тилло; выдающийся специалист по Турции и теории военного страноведения профессор Н.Г. Корсун; признанный специалист по японскому языкознанию профессор В.М. Мендрин; выдающийся арабист, исследователь ислама А.Г. Туманский; замечательный лингвист и педагог И.Д. Ягелло; талантливый переводчик китайской литературы и составитель словарей и учебных пособий по изучению китайского языка П.В. Шкуркин и др.

 

Научное наследие русских военных востоковедов поистине бесценно — это тысячи работ по географии и статистике, общей и военной истории, этнографии, демографии, лингвистике, археологии и истории материальной культуры стран и народов Востока. В дореволюционной России многие труды военных востоковедов были изданы военным ведомством, Российской Императорской Академией наук, опубликованы на страницах научных и ведомственных изданий. Ещё больше уникальных экспедиционных отчётов, военно-географических описаний, материалов специальных миссий и лингвистических стажировок, переводов рукописей и литературных изданий, фотографических и картографических работ хранится в фондах различных архивов и ждёт своего исследователя. К сожалению, немалая часть военно-востоковедных работ была утрачена в годы гражданской войны и репрессий, распылена по зарубежью.

 

Цель настоящей работы — в рамках энциклопедического словаря попытаться собрать имена русских военных востоковедов, внесших существенный вклад в изучение стран и народов Востока. В словарь включены имена офицеров, получивших специальное военно-востоковедное образование, а также в силу продолжительной и специфической службы на азиатских окраинах России вовлечённых в процесс изучения Востока. Другая задача, поставленная в настоящем исследовании, — создать по возможности наиболее полную источниковедческую базу русского военного востоковедения в хронологических рамках со второй половины XVIII в. до 1917 г. По отдельным персонам военно-востоковедная деятельность прослеживается до 40-50-х годов XX в.

 

Словарные статьи (около 400) расположены в алфавитном порядке. Как правило, они включают фамилию, имя, отчество, годы жизни, социальное происхождение, образование, сведения о прохождении воинской службы и краткое описание военно-востоковедной деятельности. Биографические характеристики и служебные данные почерпнуты преимущественно из послужных списков, хранящихся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Каждая статья сопровождается библиографическим разделом, включающим сведения о печатных и рукописных трудах, фотографических и картографических работах, а также перечень работ других авторов, упоминавших данную персону. Чтобы наиболее полно представить круг интересов и увлечений конкретного исследователя, в библиографию помимо собственно востоковедных работ включены и другие печатные издания (по военному делу, литературные произведения и пр.). Работы перечисляются в хронологическом порядке, архивные источники предшествуют печатным. Многие печатные и рукописные труды были изучены автором de visu. Часть источников в силу их библиографической редкости, труднодоступности или отсутствия сведений о месте хранения описана на основе библиографических изданий и путеводителей по архивным фондам.

 

Все даты до ноября 1918 г. приводятся по старому стилю, после, как правило, по новому. Общепринятые сокращения и сокращения военных терминов используются преимущественно в той части статьи, которая относится к военной службе. При описании востоковедной деятельности сокращения не используются (кроме необходимых), чтобы облегчить восприятие

(6/7)

текста. Названия изданий русской периодической печати до 1917 г. и изданий русского зарубежья даются по принятым тогда правилам, т.е. все слова в названии пишутся с заглавной буквы. Названия изданий, выходивших после 1917 г., а также географические названия приводятся в соответствии с современными нормами. Географические названия в тексте статей имеют современное написание, а в списке публикаций и источников соответствуют традиции, существовавшей в России и в русской географической науке до 1917 г. Этот же принцип сохраняется при воспроизведении названий воинских соединений и частей, органов военного управления, военно-учебных заведений Русской армии, Белых армий и Русской армии в зарубежье.

 

Данная работа представляет собой первую часть труда по истории русского военного востоковедения, которая будет продолжена во второй части — «Очерках истории русского военного востоковедения». Автор вполне представляет новизну и масштабность поставленной задачи и возможность неточностей, ошибок, неполноты сведений. В связи с этим он с благодарностью примет все замечания и использует их в дальнейшей работе.

 

В заключение считаю своим долгом принести благодарность всем, кто на протяжении пяти лет работы над книгой оказывал мне содействие и поддержку. Большую помощь в подготовке словаря оказали сотрудники РГВИА, давшие ценные консультации по археографии русского военного востоковедения. С особой теплотой отмечаю содействие, оказанное Лидией Сергеевной Афанасьевой и Аллой Афанасьевной Бармаковой, которые помогли собирать необходимые документы и материалы. Добрые слова произношу в адрес Петра Петровича Вибе, директора Омского государственного историко-краеведческого музея, за предоставленные материалы, а также Марии Фёдоровны Матвеевой, заведующей архивом Русского географического общества (Санкт-Петербург), консультировавшей меня по фондам архива и предоставившей возможность работать с коллекциями, относящимися к деятельности военных востоковедов. Особую благодарность приношу Александру Антоновичу Колесникову, профессору восточного факультета Санкт-Петербургского университета, признанному специалисту по истории русского военного востоковедения, за ценные замечания и предоставленные материалы, за советы по общей концепции словаря.

 

В Ташкенте, который тесно связан с историей русского военного востоковедения, автор нашёл всестороннюю поддержку и содействие со стороны сотрудников Национальной библиотеки Республики Узбекистан им. Алишера Навои — Ирины Закировны Маминовой и Фариды Сабировны Шамухамедовой. Большое содействие оказал директор Центрального государственного архива Республики Узбекистан Эркин Абдуллаев, предоставивший допуск к уникальным фондам и давший ряд ценных рекомендаций. Выражаю всем им свою благодарность и надеюсь, что наше сотрудничество будет продолжительным и плодотворным.

 

На заключительном этапе работы над словарём автору посчастливилось познакомиться с Владимиром Владимировичем Шкуркиным, внуком выдающегося военного востоковеда полковника П.В. Шкуркина. Он является хранителем уникального семейного архива Шкуркиных (Сан-Пабло, Калифорния, США) — ценной коллекции документов по истории русского востоковедения и эмиграции на Дальнем Востоке. В.В. Шкуркин предоставил в распоряжение автора уникальные материалы, относящиеся к военно-востоковедной деятельности П.В. Шкуркина и других слушателей Восточного института, к истории русского востоковедения на Дальнем Востоке и в Маньчжурии. Выражаю В.В. Шкуркину мою глубокую благодарность и признательность.

 

Благодаря любезному содействию известного грузинского востоковеда Нугзара Константиновича Тер-Оганова, долго и плодотворно занимавшегося изучением Персии и русско-персидских отношений, мне удалось получить материалы личного фонда капитана К.Н. Смирнова, хранящиеся в Институте рукописей им. К.С. Кекелидзе Академии наук Грузии. Выражаю Н.К. Тер-Оганову большую признательность за предоставленные уникальные материалы и ценные консультации.

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки