главная страница / библиотека / обновления библиотеки

М.И. Артамонов. Очерки древнейшей истории хазар. Л.: Соцэкгиз. 1936. М.И. Артамонов

Очерки древнейшей истории хазар.

// Л.: Соцэкгиз. 1936. VIII+140 с.

 

Содержание

 

От автора. — V-VII

 

I. В-н-н-т-р’ы письма кагана Иосифа. — 1

II. Хазары и турки. — 50

III. Происхождение хазар. — 88

 

Хронологический указатель. — 135

 

Карта степной полосы Восточной Европы и Кавказа. — 137 ]
(Открыть карту в новом окне)

 


 

На обложке стоит: 1937; на титульном листе: 1936;
на с. 140 указано: «Подписано к печати 25 декабря 1936 г.», отсюда и разнобой.

 


 

От автора.   ^

 

В исторических обзорах, посвящённых древнейшей истории нашей страны, мы встретим упоминания о могущественном и обширном Хазарском царстве, указания на сообщение летописи о том, что некоторые славянские племена платили дань хазарам, сведения о том, что через Хазарию шли оживлённые торговые сношения восточных стран с богатым мехами севером, и пересказ некоторых наблюдений арабских географов о наиболее примечательных особенностях политического устройства и быта хазар. Но мы вовсе не найдём в этих обзорах попыток осмыслить роль хазар в историческом развитии нашей страны. Наша историография в отношении хазар живёт тем наследием, которое оставил XIX в., даже, точнее, первая половина XIX в. Серьёзная научная разработка истории хазар, начатая в ту эпоху, затем прервалась. Статьи востоковеда Григорьева, написанные несколько более 100 лет тому назад, до сих пор остаются наиболее солидными и наиболее полными обобщениями по истории хазар и до сих пор служат главнейшим источником для изложения истории этого политического образования в общих курсах и учебниках.

 

Чем объяснить отсутствие научного внимания к хазарам? Прежде всего, конечно, недостаточностью, а главное, недоступностью письменных источников. Данные о хазарах разбросаны в византийских, армянских и арабских хрониках и сочинениях. Они до сих пор полностью не изучены и не сведены. Кроме того, они отрывочны и случайны. Требуется большая предварительная работа для их критической проверки.

 

Но, конечно, одним недостатком письменных источников и затруднениями, связанными с их исследованием, слабую степень изученности истории хазар объяснить нельзя. Причины отсутствия внимания к хазарам коренятся глубже — в узком национализме русской дворянско-буржуазной историографии. Занятая исследованием истории Русского государства, дворянско-буржуазная историческая наука крайне неохотно касалась таких явлений прошлого, которые нельзя было связать с русским народом как важнейшей действующей силой. Как было русскому шовинизму примириться с политическим и культурным преобладанием Хазарии, выступающей в качестве государства, почти равного по силе и политическому значению Византии и арабскому халифату в то время, как Русь ещё только выходила на историческую арену и то в роли вассала Византийской империи. Как можно было допустить наличие у колониальных эксплоатируемых царской империей народов своего славного прошлого. В виду этого Хазария оставлялась в тени, даже те данные о ней, которые были доступны, оставались не использованными.

 

Традиционное пренебрежение к Хазарии полностью ещё не изжито и в наше время, и теперь нередко приходится сталкиваться с мнением, что хазары — это экзотика, что хазары для истории народов нашей страны не представляют существенного значения, что хазары — это эфемерное образование, которое не оставило после себя никаких

(V/VI)

следов. Это мнение ошибочно: оно свидетельствует о близорукости, о неизжитости традиционного пренебрежения к истории нерусских народов. В действительности, Хазарское государство, объединившее громадную часть нашей страны, конечно, не прошло бесследно. Оно наложило определённый отпечаток на всю дальнейшую историю. В его недрах началось формирование целого ряда народов, существующих поныне и теперь имеющих блестящую будущность.

 

Помимо всего прочего, необходимость и важность изучения истории хазар определяется той ролью, которую они играли в социально-экономическом, а в особенности в политическом развитии нашей страны, находясь на рубеже между доклассовым обществом и феодальным государством. В Хазарском государстве варварское общество юго-восточных степей впервые нашло форму классовой организации, не осложнённую привнесениями античной цивилизации. В этом своём виде оно оказало весьма сильное влияние на позднейшие аналогичные по своей социально-экономической природе образования, важнейшим из которых было Киевское феодальное государство.

 

Хотя Киевское государство и нельзя считать непосредственным продолжением Хазарского каганата ни в одной из форм связи, устанавливаемой некоторыми гипотезами, существовавшими в русской историографии (имею в виду как старую — Эверса-Юргевича — о хазарском происхождении Руси, так и новую — Пархоменко — о возникновении Русского государства в недрах Хазарии), всё же Хазарское государство нельзя не учесть как важнейшее условие образования Киевской Руси в тех конкретно-исторических формах, в какие это государство вылилось как в политическом, так и в культурном своём содержании. Ещё важнее роль хазар в истории Северного Кавказа и Поволжья, тех территорий, которые составляли основное ядро Хазарского каганата, и тех соседних областей, которые развивались под знаком хазарского политического и культурного влияния.

 

Недостаточность и отрывочность письменных известий о хазарах, казалось, давно бы должны были вызвать потребность в иного рода источниках исторического исследования в этой области, а именно, в вещественных памятниках. Однако, специальных разысканий в этом направлении до последнего времени, можно сказать, вовсе не производилось, а имеющийся случайный археологический материал столь же фрагментарен, как и данные письменных источников, и количественно ещё более беден. Достаточно указать, что из всех многочисленных хазарских городов, имена которых известны, определены местонахождение и остатки только одного — Саркела, 1сноска: 1 М.И. Артамонов, Средневековые поселения на Нижнем Дону, Изв. ГАИМК вып. 131, Огиз, 1935. ] что с нижней Волги, где находился политический центр Хазарского царства, вовсе нет сведений о памятниках хазарской эпохи, что восточно-прикавказский край, откуда, по словам Константина Багрянородного, шли «все средства к жизни и всё довольство хазар», в археологическом отношении почти совершенно неизвестен. Одно время хазарам приписывались памятники так называемой Салтовской культуры, распространённые в виде могильников и городищ в бывших Воронежской и Харьковской губерниях, т.е. вдали от центра Хазарии. Принадлежность этих памятников к хазарской эпохе несомненна, но какое отношение они имеют к хазарам и хазарской культуре — остаётся неопределённым.

 

Вещественные (археологические) памятники имеют весьма важное значение для истории Хазарского царства. Только посредством их можно учесть те отношения, какие существовали между осёдлыми и кочевыми племенами юго-востока, а также те процессы, которые происходили внутри кочевых племён и явились основою возникно-

(VI/VII)

вения государственной организации. К числу важнейших явлений эпохи возникновения Хазарского царства надо отнести развитие земледелия в степной полосе и оседание части кочевников. Зимовники кочевников окружаются пашнями, появляются земледельческие деревни. Рядом с данническими отношениями старых земледельческих племён образуется зависимое земледельческое население [ по списку опечаток: возникает зависимость земледельческого населения ] внутри кочевых обществ. К прежним формам эксплоатации присоединяются новые. Археологические исследования в одном из пограничных хазарских городков — Саркеле доставили важный материал для истории степей в хазарскую эпоху. Необходимо начатые здесь археологические исследования распространить на центры Хазарской державы — степи Северного Дагестана, Чечено-Ингушетии и на низовья Волги. Только в результате широких археологических исследований можно рассчитывать на удовлетворительное разрешение мало известной истории [ по списку опечаток: основных вопросов мало известной истории ] хазар и на полное выяснение роли хазар в историческом развитии Восточной Европы.

 

Автор предлагаемых вниманию читателей «Очерков древнейшей истории хазар» — археолог, отнюдь не считающий себя достаточно подготовленным для исследования лингвистических и литературных источников (тем более, написанных на восточных языках, которых он не знает). Занимаясь вопросами археологии хазарской эпохи и древней Хазарии, он вынужден был одновременно заняться разработкою и таких источников, которые до сих пор оставались недостаточно использованными и без учёта которых невозможно обойтись и в специально-археологических трудах, если сознательно не отрывать археологию от истории, не превращать её из исторической дисциплины, какой она стала в Советском Союзе, в пособие для коллекционеров.

 

Издаваемые очерки составляют часть задуманной автором работы. Они охватывают один из наименее изученных периодов в истории южной половины нашей страны, а именно, время от распадения гуннского племенного союза до образования Хазарского царства, являясь введением в историю последнего. Это период господства в степной полосе Восточной Европы гунно-болгарских племён, из среды которых вышли хазары, сделавшиеся центром уже не племенного, а государственного объединения.

 

Автор в данной работе опирается, главным образом, на письменные источники и занимается по преимуществу вопросами внешне-политической истории и исторической географии, имея целью посредством тщательного подбора данных различного происхождения и их сравнительного изучения разъяснить те противоречия и загадки, какие возникают при использовании скудных, отрывочных данных по исследуемому периоду. Установленные, таким образом, факты составят остов дальнейшего исторического построения, основанного на совокупности данных разнородных источников, в особенности археологических, и имеющего целью выяснение тех социально-экономических процессов, какие привели к возникновению хазарского государства, были основой его кратковременного расцвета и послужили причиной его гибели.

 

Автор надеется, что товарищеская критика будет способствовать не только исправлению публикуемых очерков, но и поможет ему избежать многих ошибок в дальнейшей работе.

Ленинград, 17 октября 1936 г.


 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки