главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические отрытия 1979 года

Археологические открытия 1979 года. М.: 1980[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1979 года.

// М.: 1980. 504 с.

 

РСФСР.

 

Зарубежные экспедиции.

 

Волков В.В. Экспедиция в Монголии. — 485

Кляшторный С.Г. Эпиграфические работы в Монголии. — 486

Мунчаев Р.М. Исследования поселений Телль Магзалия и Ярымтепе III в Месопотамии. — 487

Плетнёва С.А. Болгаро-Советская экспедиция. — 489

Старков В.Ф. Раскопки на архипелаге Шпицберген. — 490

Титов В., Эрдели И. Кестхей-Фенекпуста. — 491

 

 

В.В. Волков

Экспедиция в Монголии.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 485-486.

 

Советско-Монгольская комплексная историко-культурная экспедиция продолжила полевые исследования в МНР. Одним из основных направлений её работ были поиски и исследование памятников эпохи бронзы и раннего железа. Отрядом, работающим по этой теме, осуществлялись разведки на западе и востоке республики и раскопки каменных курганов в Увс аймаке.

 

Продолжалось изучение одного из крупнейших скоплений наскальных изображений в среднем течении р. Чулуут (Архангайский аймак, Тарят-сомон). По левому берегу у впадения в Чулуут небольшого притока Алан-Герин-Гол обнаружены десятки новых сюжетов, в том числе более 20 изображений боевых колесниц и повозок. В местности Аршан-хад (Хэнтэйский аймак, Батширэт-сомон), известной прежде всего своими необычными наскальными рисунками, исследовалась группа оленных камней, расположенных рядом с могильником из плиточных оградок. Здесь наряду со стелами с крайне упрощёнными рисунками обнаружен один классический вариант оленного камня со стилизованными фигурками оленя. Он пока является самым восточным из камней со стилизованными фигурками животных, что важно для определения границ распространения камней данного типа.

 

В высокогорной долине Ургун-ширэг по северному склону Ханхухи (Увс аймак, Хиргис-сомон) начато исследование комплекса памятников. По краю долины располагается группа квадратных оградок с каменными изваяниями тюркского времени. В одном случае чётко прослеживается ряд балбалов, идущий от оградок к востоку. В центре долины находится несколько каменных курганов, вытянутых цепочкой с запада на восток. Самый западный курган типа керексура имел необычно вытянутую насыпь (24×10 м). Раскопками вскрыта восточная половина длинного кургана. Под ней на уровне древнего горизонта вплотную друг к другу были сложены из крупных каменных плит две «цисты», где находились отдельные, плохо сохранившиеся человеческие кости. Судя по их положению, погребённые были ориентированы на север. В одной из «цист» найдены каменная бусина и два кусочка берёсты. Несмотря на необычную форму, курган может быть отнесен к так называемым курганам монгун-тайгинского типа, довольно широко распространенным в Туве и северо-западных районах Монголии.

 

Восточнее длинного кургана находились две примыкающие друг к другу округлые каменные насыпи. Раскопана восточная. После снятия развала выявились контуры квадратного сооружения (6×6 м), наружная сторона стен которого, совершенно гладкая, выложена плитками в 8-10 рядов на высоту до 1 м. В центре сооружения имелась неглубокая овальная яма с остатками угля и золы. Возле западной стенки обнаружен оленный камень.

 

Самое восточное положение в группе курганов занимал керексур, напоминающий тувинские. От его центральной

(485/486)

насыпи к квадратной оградке, расходясь лучами, шли узкие вымостки-дорожки. На насыпи керексура лежали ещё два оленных камня. В 5-6 м к югу от керексура с лучами раскопано несколько плоских и малозаметных каменных вымосток. Под одной из них на глубине 1 м оказался каменный ящик. Погребённый был положен в сильно скорченной позе на правом боку, головой на север. Судя по обряду, данное погребение относится к скифскому времени. С этим погребением связана находка ещё одного оленного камня, использованного в качестве перекрытия ящика. Хорошая сохранность черепа впервые для Монголии позволила получить определённую привязку оленных камней к антропологическому материалу. По определению специалистов, череп несёт следы метизации, т.е. смешения европеоидных и монголоидных черт.

 

С.Г. Кляшторный

Эпиграфические работы в Монголии.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 486-487.

 

Эпиграфический отряд Советско-Монгольской историко-культурной экспедиции вёл работы в Средней и Восточной Гоби, в северо-восточной и южной части Хэнтэя и на юге Хангая, осуществляя поиск, фиксацию и исследование эпиграфических памятников раннего средневековья и связанных с ними погребальных сооружений.

 

В северо-восточном Хэнтэе (долина р. Хорхо), среди петроглифов по южному склону горы Аршан-хад, обнаружены наскальные надписи, врезанные в скалу (две однострочные древнетюркские рунические надписи, сопровождаемые тамгами) или нанесённые чёрной тушью (одна плохо сохранившаяся пятистрочная персидская надпись; три многострочные старомонгольские надписи). Обе рунические надписи вместе с тамгами, датируемые по их палеографии VIII — началом IX в., являются памятниками обычного права кочевников — свидетельствами закрепления богатых зимних пастбищ долины р. Хорхо за теми древнетюркскими родами (племенами?), чьи вожди высекли здесь свои надписи и знаки. В южной части Хэнтэя (в 25 км к северо-западу от Мурэн-сомона), на южном склоне горы Салбарын-бичигте-ула, обнаружена трёхстрочная киданьская надпись XI-XII вв., нанесённая по предварительной гравировке чёрной тушью по светло-красному песчанику под скальным навесом, на высоте 1,5-1,8 м от поверхности. Надпись сопровождается двумя тамговыми знаками. Это второе открытие памятника ещё не дешифрованного киданьского письма в Монголии.

 

На юге Хангая зафиксированы руноподобные знаки на отдельном камне по восточному склону горы Тэвш-ула (хребет Арц-Богдо) и двустрочная древнетюркская руническая надпись на отдельной плите по юго-восточному склону горы Хутухт-ула (западный берег р. Тацынгол).

 

Остатки разрушенного древнетюркского погребального комплекса обнаружены в 8 км к юго-западу от Их-Хэт-сомона (Восточная Гоби), в межгорной долине в 2 км к западу от вершины Бо-Ундер-ула. Местное название развалин — Алтан Цогт-харш («Крепость Золотой звезды»). Здесь сохранились четырёхугольная ограда (32×30 м), ориентированная стенами по сторонам света, сложенная из обработанных блоков светло-жёлтого песчаника-плитняка (толщина степы 3 м, высота — 2 м) и имеющая в восточной стене ворота шириной 4 м; земляная платформа (8×8 м) с округлёнными углами, выстланная песчаниковыми плитами; основание стен (три слоя сухой кладки из

(486/487)

песчаниковых плит) четырёхугольного здания (5×5 м), остатки кровли которого (тёмно-серая полуцилиндрическая черепица, изготовленная на матерчатом шаблоне) обнаружены на полу, разрушенном грабительской воронкой (засыпана плитняком и черепицей). За воротами ограды близ восточной стены лежала каменная черепаха (длина 1,3 м, высота 0,35-0,40 м) с прямоугольным отверстием (0,40×0,12 м) в верхнем щите для установки ныне утраченной стелы. Черепаха изготовлена из того же светло-жёлтого песчаника, что и само сооружение. Окрестные горы сложены тёмными базальтовыми породами. По указаниям местных жителей был найден ещё один из элементов комплекса — изготовленная из светло-жёлтого песчаника статуя сидящего в кресле мужчины (высота без головы 1,07 м); отбитая голова со сбитым лицом обнаружена рядом. В правой полусогнутой руке изваяния изображён (горельеф) кубок, левая лежит на подлокотнике кресла. Длинное одеяние перехвачено наборным поясом, на котором с левой стороны подвешены сумка и кинжал, а с правой — ещё одна сумка; ниже виден конец узкого ножа и крюк для подвешивания колчана (?). Сохранилось изображение левого уха с серьгой и зачёсанных назад длинных волос. Грудь и спина изваяния имеют многочисленные следы ударов острым орудием. Три аналогичных изваяния (два мужских и одно женское) обнаружены на крупных курганах в 2 км к западу от горы Сариг-Хайрхан в 50 км к северо-западу от Мандал-Гобь (Средняя Гоби). Все три изваяния — в креслах (на тронах), тщательно выделены детали богатых одеяний. Головы изваяний отбиты, но головы мужских изваяний обнаружены здесь же. Все три изваяния найдены не на первоначальных местах. Наиболее вероятная дата изваяний Восточной и Средней Гоби — вторая половина VI — начало VII в. (эпоха Первого Тюркского каганата). Сами изваяния изображают, как и некоторые «сидящие» изваяния Дариганги, высших представителей древнетюркской знати (каганов?), чьи погребальные сооружения были спрятаны в укромных местах Гобийской пустыни.

 

Р.М. Мунчаев

Исследования поселений Телль Магзалия и Ярымтепе III в Месопотамии.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 487-489.

 

Иракская экспедиция Института археологии АН СССР продолжала исследования поселения VIII-VII тысячелетий до н.э. Телль Магзалия и поселения V-IV тысячелетий до н.э. Ярым-тепе III близ г. Телафар в Синджарской долине, в Северо-Западной Месопотамии.

 

На поселении Магзалия, представляющем собой останец холма с мощным (толщиной до 8 м) культурным слоем, работы велись на вершине и у северного телля, на площади 600 кв.м. В северной части холма не обнаружены остатки крупных построек. Слой оказался беден и находками. На отдельных участках в предматериковом слое расчищены печи в виде овальных в плане ям длиной до 1,5 м и глубиной 0,6 м с сильно обожжёнными стенками. Они были заполнены золой и мелкими камнями.

 

Основные работы были сосредоточены на вершине холма, где вскрыто 400 кв.м на глубину 4 м. Исследовано четыре строительных горизонта. В период жизни поселения, соответствующий четвёртому строительному уровню, оно было окружено оборонительной стеной, прослеженной на протяжении более

(487/488)

Находки с поселения Телль Магзалия.

(Открыть в новом окне)

50 м. Нижняя часть стены сложена из поставленных вертикально каменных блоков, отдельные из которых достигают высоты 1,5 м. Вскрыты остатки нескольких жилых домов прямоугольной формы площадью до 100 кв.м, разделённых перегородками на отдельные помещения. В жилых комнатах (10-15 кв.м) открыты очаги и закрома для зерна, вдоль стен располагались скамьи и лежанки. Рядом с жилыми находились длинные узкие хозяйственные помещения. Собрана коллекция зёрен злаков, в том числе ячменя и пшеницы, кости диких животных. Среди находок — большое количество каменных зернотёрок, кремнёвых и обсидиановых вкладышей серпов и ножей, скребков, резцов, наконечников стрел, шлифованных каменных топоров, сверлёных булав и бус. Костяные орудия представлены плоскими лощилами для выделки шкур, шильями, иглами с ушком. Найдены глиняные стилизованные женские статуэтки и, что особенно важно, куски медной руды. Многочисленны обломки гипсовых и каменных мисок, горшков и кубков. Зафиксированы отпечатки плетёных циновок и корзин на гипсе и битуме.

 

На поселении Ярымтепе III продолжалось исследование слоя халафской культуры. На отдельных участках (I, II и VI) раскопы доведены до глубины 6 м. Вскрыты бытовые и хозяйственные

(488/489)

сооружения, относящиеся ко второму и третьему халафским строительным горизонтам. Интересен круглый дом — толос 138. Внешний диаметр его 7 м, внутренний — 5 м, толщина обводной стены, сложенной из пластов глины, 1 м. Две внутренние параллельные стены образовали коридор шириной 0,90-1,15 м, который отсекал два сегмента, разделённые в свою очередь пополам перегородками. Заполнение в разных отсеках толоса оказалось различным. Наиболее насыщены находками западные отсеки и центральный коридор. Среди находок преобладала керамика. Найдены каменные, обсидиановые и костяные орудия, отдельные украшения и кости животных. Не менее интересен и толос 137 диаметром 6 м. Стена его с внутренней стороны укреплена оригинальной конструкцией: к ней были пристроены четыре симметрично расположенных контрфорса со сторонами до 1,5 м.

 

Многочисленны и разнообразны находки с Ярымтепе III. Среди них имеются глиняные сосуды всех основных форм, известных для позднего Калафа, грубые сосуды из известняка и песчаника и изящные алебастровые чаши. Каменные изделия представлены клиновидными топорами, сверлёными навершиями и утяжелителями для палок-копалок, ступками, зернотёрками, тёрочниками, пестами, палетками для растирания красок, бусами и подвесками (одна в виде птицы), печатками. Много обсидиановых и кремнёвых лезвий серпов. Найдены костяные и роговые предметы — мотыга, шилья и лощила. Изделия из глины включают зооморфные (овца, собака?) и антропоморфные статуэтки, пряслица, расписанные колечками, ядра для пращи.

 

На Ярымтепе III заложен ещё один шурф (5×5 м) — у западного края холма, с уровня 6 м от вершины телля. Материк на данном участке поселения достигнут на глубине 11 м. Таким образом, мощность культурного слоя поселения достигает 11-12,5 м. С учётом данных двух других шурфов многометровый халафский слой Ярымтепе III состоит не менее чем из 10 строительных горизонтов. Среди находок в шурфе 3 отметим кусочек медной руды (на глубине 7,3 м) — первую находку металла на поселении.

 

С.А. Плетнёва

Болгаро-Советская экспедиция.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 489-490.

 

Экспедиция продолжала работы в древней столице Первого Болгарского царства — Плиске. В состав экспедиции входили С.А. Плетнёва, Т.И. Макарова, Г.Е. Афанасьев, И.Л. Кызласов, С.М. Йовков. С болгарской стороны в научной фиксации открытых архитектурных комплексов принимала участие архитектор Д.Василева. Всего вскрыта площадь более 600 кв.м.

 

Стратиграфический раскоп был продолжен на 50 м к северу, по направлению к центру Внутреннего города Плиски. На нем прослежены три слоя жизни города. К каждому из слоёв относятся остатки жилых сооружений различных конструкций, датирующиеся соответственно концом VIII — началом IX в., IX в., X — первой половиной XI в. Второй раскоп, направленный перпендикулярно первому, ставил целью исследовать открытые в 1977 г. фундаменты ранней крепостной стены Внутреннего города, датирующейся VIII — началом IX в. Фундаменты прослежены на протяжении 70 м и представляют собой две параллельные метровые канавы глубиной 2,8 м от древней дневной поверхности, заполненные слоями земли и камней. Расстояние между канавами

(489/490)

1,8 м. На эти своеобразные фундаменты опирались только панцири стены, сложенные, вероятно, из камня. Заполнение между панцирями было земляным, и для него фундамент не требовался. Общая ширина стены достигала 3,6-3,8 м. Стена разрушена в 811 г. императором Никифором, взявшим Плиску. Открыта перерезанная фундаментом полуземлянка юртообразной формы с печкой-каменкой у стенки и обломками кухонных горшков VIII в. На фундаментах стены, перекрывая их, в начале XI в. была возведена небольшая (3×4 м) одноапсидная церковь. Церковь данного типа — первая в Плиске. Аналогии ей известны в Преславе. К востоку от церкви обнаружено синхронное ей кладбище, погребения которого также перекрывают фундаменты древней стены.

 

В.Ф. Старков

Раскопки на архипелаге Шпицберген.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 490-491.

 

Экспедиция Института археологии АН СССР продолжала раскопки русских памятников на полярном Шпицбергене. Раскопаны два небольших посёлка поморов и лагерь экспедиции В.Я. Чичагова. Последний имеет особое значение как древнейший памятник русского арктического мореплавания. Лагерь был построен в 1764 г. в бухте Решерж (северный берег залива Бель-сунн) передовым отрядом экспедиции под командованием лейтенанта М.С. Немтинова на случай вынужденной зимовки. Раскопками здесь вскрыты 10 клетей, в одном случае сбитых в большой комплекс (четыре клети, трое сеней и баня), и остатки четырех массивных крестов. Среди находок выделяются многочисленные орудия промыслов: гарпуны, охотничьи ножи, рыболовные крючки, пули, пищальные кремни, остатки рыболовных сетей.

 

Поморские поселения раскапывались в двух пунктах: на берегу лагуны Гравшён и на мысе Слеттнесет. В первом пункте раскопаны два комплекса построек. Один из них представлял собой трёхчастную постройку (клеть, сени и баня с предбанником), а второй — двухчастную (клеть и сени). Неподалеку от построек обнаружено основание массивного креста, рядом с которым находились три коллективных погребения. Основная масса находок происходит из комплекса 1, где обнаружены различные орудия промыслов, фрагменты кожаной обуви, детали точильного станка, части судов, две доски с надписями. Первая надпись фрагментарна, вторая сохранилась почти полностью: «...преставися мирининнъ от город...» Интерес представляют многочисленные детали судов: бортовые доски с отверстиями под нагели, сшитые фрагменты судов, части шпангоутов и форштевня из кокор, носовая часть лодки. Судя по характеру находок, дом существовал в XVII в.

 

На мысе Слеттнесет раскопаны два дома и найдены остатки двух крестов. Один из крестов, лежавший на земле, сохранился почти целиком. Это большой пятиметровый восьмиконечный крест, срубленный из затесённых брёвен толщиной 20 см. Надписи не сохранились. Кресты — важный источник по истории поморского мореплавания. Наши двухлетние исследования на Шпицбергене показали, что они сопровождают практически все поморские постройки. Кресты, вероятно, были полифункциональны по своему назначению, но одна из их основных ролей — навигационные знаки. Среди находок в доме отметим фрагмент шахматной доски, незаконченную шахматную фигурку, детали токарного станка, полоз от нарты. Находки деталей поморских нарт вообще

(490/491)

довольно часты на Шпицбергене. Имеются полозья, копылья, нащепы, вязки. Эти детали говорят о том, что поморы пользовались низкими легкими прямокопыльными нартами.

 

Раскопки на Шпицбергене дали богатый материал по истории освоения этого полярного архипелага поморами. Полученные материалы уточняют археологическую карту Шпицбергена и уже сейчас позволяют говорить о расцвете поморской деятельности на Шпицбергене с начала XVIII в. Все раскопанные дома были обитаемы в течение долгого времени (если не постоянно) и группировались в небольшие посёлки. О постоянном обитании поморов на Шпицбергене говорит и такой факт, как наличие домашних производств, удовлетворявших их постоянные, повседневные нужды.

 

В. Титов, И. Эрдели

Кестхей-Фенекпуста.   ^

// АО 1979 года. М.: 1980. С. 491-492.

 

Венгеро-Советская экспедиция провела четвёртый сезон раскопок комплекса памятников в Кестхее-Фенекпусте (область Зала, ВНР). С венгерской стороны в раскопках участвовали И. Торма и Д. Янкович (Археологический институт ВАН), К. Шаги и М. Фреш (Музей Балатона, Кестхей), Я. Матолчи (Музей сельского хозяйства), с советской — К.А. Смирнов, Т.М. Потёмкина, П.Г. Гайдуков.

 

Работы велись на раскопах 2 и 10. На месте баденского позднеэнеолитического поселения и гото-аланского могильника вскрыто ещё 250 кв.м. На поселении расчищены разнообразные по форме и назначению ямы и часть жилища. Среди находок преобладает керамика: кувшины с высокой ручкой и украшенным каннелюрами туловом, характерного профиля чаши с орнаментацией по ребру, грубые горшки с орнаментом по венчику.

 

Кельтский период обитания Фенекпусты представлен несколькими ямами, в одной из которых находился скелет собаки. Самые крупные ямы относились к римскому времени и служили зернохранилищами. Обнаружен ров, который ограждал площадку прямоугольной формы шириной около 40 м. Полностью вскрыта южная сторона, частично — западная и восточная. Ров, вероятно, представляет собой остатки крааля для скота. Он не может датироваться временем позднее V в. н.э., так как его перерезают два гото-аланских погребения.

 

Открыто ещё 10 гото-аланских могил, в основном ограбленных. Все погребения, кроме одного, содержали черепа со следами искусственной деформации. В той могиле, где у погребённого череп не имел деформации, найден единственный в этом могильнике керамический сосуд — красполощёный кувшинчик.

 

На краю высокой террасы в восточной части римского города работы велись на раскопе 10 на площади 250 кв.м. Раскоп лишь частично доведён до материка. Под культурным слоем мощностью до 3 м находились врезанные в материк ямы, относящиеся ко времени от раннего неолита (культура линейно-ленточной керамики) до кельтского периода. Особенно интересны находки энеолитической группы Балатон, обнаруженные как в ямах, так и в культурном слое.

 

Наблюдения на раскопах 3 и 10 позволяют утверждать, что в этой части Фенекпусты в конце IV тысячелетия до н.э. существовало обширное поселение. В раскопе 10 открыта па протяжении 10 м оборонительная стена IV в. и найдено основание одной из круглых башен (около 17 м в диаметре). Внутри

(491/492)

Сосуды (1, 2) с поселения Фенекпуста
и кувшин (3) из гото-аланского могильника в Фенекпусте.

(Открыть в новом окне)

 

города открыты слои V в. и опущенные в них ямы-зернохранилища. В одной из таких ям на дне лежал скелет лося. Здесь было найдено значительное количество растительных остатков, среди которых, по определению палеоботаника М. Фреша, преобладает пшеница.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические отрытия 1979 года