главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1976 года

Археологические открытия 1976 года. М.: 1977.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1976 года.

// М.: 1977. 608 с.

 

РСФСР.

 

V. Сибирь и Дальний Восток (с. 184-257)

 

Абрамова З.А., Лисицын Н.Ф. Исследование памятников эпохи камня на побережье Красноярского моря. — 184

Абрамова М.Б., Стефанов В.И., Тен В.В. Разведки в Тюменской и Омской областях. — 185

Аксёнов М.П., Ветров В.М. Исследования в горно-таёжных районах долины р. Витима. — 185

Алексашенко Н.А., Викторова В.Д., Панина С.Н. Раскопки жилищ на IX и XII участках Южного берега Андреевского озера. — 186

Архипов Н.Д. Ынгыр-хая — новая мастерская эпохи камня в Якутии. — 187

Архипов Н.Д., Романов П.Н. Наскальные рисунки Оленёка. — 188

Астахов С.Н. Работы в Саянском ущелье Енисея. — 189

Бобров В.В. Исследования Берчикульского отряда Кузбасской экспедиции. — 190

Боброва А.И., Гребнева Г.И., Кирюшин Ю.Ф. Разведка в Притомье. — 191

Боброва А.И., Кокорина О.Б., Синкина Л.А. Разведочные работы в Томской области. — 192

Болдин В.И., Семениченко Л.Е. Исследования на Николаевском II городище в Приморье. — 193

Виноградов А.В. Новый памятник раннескифского времени в Западной Туве. — 194

Голубев В.А. Исследования на Курильских островах. — 195

Горюнова О.И., Кузьминский А.В. Работы Маломорского отряда на Среднем Байкале. — 196

Грач А. Д. Петроглифы Алды-Беля. — 196

Гребнева Г. И. Исследования в бассейне р. Кети. — 197

Гричак Ю.В., Холюшкин Ю.П. Новое палеолитическое местонахождение в с. Усть-Кяхта. — 198

Грязнов М.П., Худяков Ю.С., Боковенко Н.А. Раскопки у горы Тепсей. — 198

Гуляев В.М., Белинский К.С. Палеолитическое местонахождение на р. Агул. — 200

Гусак А.В. Разведочные работы в долине р. Уды (Чуны). — 200

Дэвлет М.А., Студзицкая С.В., Зянков В.К., Шульгин В.Л. Петроглифы Саянского каньона Енисея. — 201

Елин В.Н., Зиняков Н.М. Разведочные работы в Горном Алтае. — 202

Кирюшин Ю.Ф. Работы в Среднем Приобье. — 203

Ковалёва В.Т., Варанкин Н.В. Новые памятники на оз. Андреевском. — 204

Коников Б.А. Исследования в лесостепном и таёжном Прииртышье. — 205

Константинов М.В., Константинова А.В., Сёмина Л.В., Лыцусь А.И. Изучение многослойного поселения Студёное в Забайкалье. — 206

Корякова Л.Н., Стефанова Н.К. Работы в Упоровском р-не Тюменской области. — 207

Косарев М.Ф. Разведки на Иртыше и Конде. — 208

Кубарев В.Д. Первые работы в долине р. Юстыд. — 209

Куйбышев А.В., Медникова Э.М., Могильников В.А., Неверов С.В., Суразаков А.С., Уманский А.П. Работы Алтайской экспедиции. — 211

Кулемзин А.М. Новые памятники в Кемеровской области. — 212

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л. Исследование замка в дельте Уйбата. — 213

Лапшин Б.И. Разведки в долинах рек Катуни и Бии. — 215

Леньков В.Д., Галактионов О.С. Раскопки на Екатериновском городище. — 216

Леонов О.М., Медведев Г.И., Уткин Г.С. Новое палеолитическое местонахождение в Среднем Приангарье. — 217

Мандельштам А.М., Стамбульник Э.У. Работы второго отряда Саяно-Тувинской экспедиции. — 217

Маннай-оол М.X., Монгуш В.Т. Исследования в Туве. — 218

Мартынов А.И., Абсалямов М.Б. Шестаковское поселение по материалам раскопок 1976 г. — 219

Мартынов А.И., Коротаев А.М., Абсалямов М.Б. Новые поселения тагаро-таштыкского времени в Южной Сибири. — 219

Мартынова Г.С. Тагарские земляные курганы у пос. Тисуль. — 220

Матвеев А.В., Колесин А.Н., Соболев В.И., Зах В.А. Работы Новосибирской экспедиции. — 221

Матющенко В.И., Косых Т.Н. Раскопки Иштанского могильника. — 222

Медведев В.Е., Копытько В.Н. Раскопки в Приамурье. — 223

Могильников В.А. Работы на Верхнем Алее. — 224

Могильников В.А., Колесников А.Д., Куйбышев А.В. Работы в Прииртышье. — 225

Молодин В.И., Нечепуренко Н.Я., Полосьмак Н.В., Добжанский В.Н., Лаптева П.Н. Раскопки могильника Кыштовка I. — 226

Монгуш В.Т., Грач А.Д. Обследование тайника в Пий-Хемском районе Тувы. — 227

Морозов В.М., Нифонтов А.А., Пархимович С.Г. Исследования на Среднем Тром-Агане. — 227

Морозов В.М., Стефанов В.И. Работы в Тюменской области. — 228

Орехов А.А. Исследование северо-восточного побережья Камчатки. — 228

Петрин В.Т. Раскопки палеолитического памятника на Оби. — 229

Петров А.И. Работы в Среднем Прииртышье. — 230

Пламеневская О.Л. Раннетагарский могильник у с. Лебяжье. — 231

Плетнёва Л.М. Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции. — 232

Подольский М.Л. Раскопки на Усть-Коксе и у с. Белоярск. — 233

Посредников В.А. Разведка в Горном Алтае. — 234

Потёмкина Т.М. Раскопки в таёжном Прииртышье. — 235

Пшеницына М.Н., Подольский М.Л. Работы Бейской экспедиции. — 235

Романова В.Д. Колесин А.Н. Работы у с. Седова Заимка. — 237

Рубан В.Н. Исследования на западном побережье Камчатки. — 237

Савинов Д.Г. Устинкинский могильник на севере Хакасии. — 239

Савинов Д.Г., Бобров В.В. Новый памятник ирменской культуры в Кемеровской области. — 240

Севастьянова Э.А. Работы у станции Аскиз. — 241

Семёнов В.А. О раскопках стоянок эпохи неолита и бронзы в Саянском каньоне Енисея. — 242

Сидоров Е.А., Соболев В.И. Раскопки памятника Чулым 2. — 243

Смотрова В.И., Смотрова Г.И., Горюнова О.И. Раскопки могильника Улярба на оз. Байкал. — 244

Стефанов В.И. Исследования в Среднем Прииртышье. — 244

Стрелова Е.А. Разведка в долине Нижней Тунгуски. — 245

Сунчугашев Я.И. Исследование памятников истории производства в Хакасии. — 246

Теин Т.С. Исследования в Чёртовом овраге на о-ве Врангеля. — 246

Троицкая Т.Н., Соболев В.И., Сидоров Е.А. Раскопки Новосибирской экспедиции. — 247

Федосеева С.А. Работа Вилюйского отряда Приленской экспедиции. — 248

Хлобыстин Л.П. Работы на севере Западной Сибири. — 249

Хорев В.А. Исследования на Ананьинском городище. — 250

Циркин А.В. Исследования в окрестностях г. Мариинска Кемеровской области. — 251

Чиндина Л.А. Раскопки на р. Саровке. — 252

Шавкунов Э.В. Работа Шайгинского отряда. — 253

Шемякина А.С. Раскопки в Тарском Прииртышье. — 254

Шмыгун П.Е., Сизиков А.М. Работы на Северном Байкале. — 254

Шубин В.О., Шубина О.А. Исследование памятников на о-ве Сахалин. — 255

Щетенко А.Я. Работы I отряда Саяно-Тувинской экспедиции. — 256

 


 

Абрамова З.А., Лисицын Н.Ф.

Исследование памятников эпохи камня на побережье Красноярского моря.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 184-185.

 

Палеолитический отряд Красноярской экспедиции продолжал работы на побережье Красноярского водохранилища. На левом берегу Енисея собран подъёмный материал в районе с. Первомайского Боградского р-на Хакасии на местонахождениях Подгорново и Первомайское I, II. Открыто новое местонахождение у подножия Афанасьевой горы, у бывшего села Батени. В раскопе (12 кв.м) на глубине 0,95-1,10 м от поверхности встречены микропластинки с усечённым концом и притупляющей ретушью мезолитического облика. В юго-западном углу раскопа каменный инвентарь залегал на слое из плиток песчаника и слабоокатанной гальки, который круто падает в северо-восточном направлении в соответствии с общим понижением склона; в восточной части находки встречены в суглинке.

 

В Новосёловском р-не Красноярского края собран подъёмный материал на мысу, образованном реками Чегерак и Енисей. С целью уточнения стратиграфии был заложен раскоп (10 кв.м). Основная часть предметов из камня встречалась под чернозёмом на глубине 0,45-0,55 м от поверхности в слое серого суглинка. Отдельные отщепы найдены на глубине 0,35 и 0,60 м. Коллекция насчитывает 2140 позднепалеолитических изделий, из них 862 — подъёмный материал. В котловине у пос. Дивный, где в 1975 г. обнаружены отдельные предметы из камня, у правого склона длинного лога собрана коллекция позднепалеолитических орудий. В 300 м ниже по течению Енисея, на правом склоне следующего лога, Дивный II, собрано 19 предметов послепалеолитического облика.

 

В Балахтинском р-не Красноярского края отдельные мезолитические орудия встречены на мысу, образованном Енисеем и правым берегом р. Ижуль. Три других пункта находок орудий, расположенных выше по течению, полностью уничтожены, как и местонахождение у с. Куртак. В 3 км к западу от с. Куртак, на правом склоне лога Донник, открыта новая стоянка (Куртак II). В раскопе (6 кв.м) в нижней части чернозёма и в суглинке серого цвета на глубине 0,37-0,38 м от поверхности встречены орудия мезолитического облика. Найдены микролитические конические нуклеусы, микропластинки с ретушью, микроскребок. Новое верхнепалеолитическое местонахождение открыто в 2 км от р. Куртак ниже по течению Енисея. Собрано 63 предмета: отщепы, осколки, обломки нуклеусов.

 

На правом берегу Енисея в Краснотуранском р-не Красноярского края отдельные каменные предметы найдены на дюнах у деревень Комарково, Потрошилово, у горы Тепсей. В котловине, расположенной в 3 км от с. Лебяжье, выше по течению Енисея, обследовано четыре пункта находок каменных орудий. Находки сделаны под обнажением на третьей террасе. Разновременные комплексы смешаны. В пункте I, расположенном у северного склона горы Туран, найдены крупный обломок бивня мамонта, каменный наконечник стрелы, остроконечник, микронуклеусы и галька со следами шлифования. В пункте II, в

(184/185)

100 м ниже по течению, собраны клиновидные нуклеусы, скребки, резец, в пункте III — обломок двусторонне обработанного орудия, под обнажением на пункте IV (в 750 м от первого) — отщепы, клиновидный нуклеус, скребло. На всех местонахождениях у с. Лебяжье встречаются обломки тагарской керамики.

 

Абрамова М.Б., Стефанов В.И., Тен В.В.

Разведки в Тюменской и Омской областях.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 185.

 

Разведочные группы Уральской экспедиции проводили обследование правого берега р. Тобол в Упоровском р-не Тюменской обл. и левого берега р. Иртыш в Большереченском и Саргатском р-нах Омской обл. с целью выявления и фиксации археологических памятников.

 

На участке правого берега Тобола между деревнями Поспелово и Коркино Упоровского р-на обнаружено 38 памятников: 16 курганных групп, 21 поселение и могильник, обозначенный на поверхности своеобразным «кольцом» в виде рва и вала с внешней стороны. На обследованном участке правого берега Тобола имеется большое количество стариц, старичных озёр и останцов первой надпойменной террасы. Сама терраса отходит иногда от Тобола на несколько километров; в некоторых местах река вплотную подступает к террасе и подрезает её край. Широкая пойма, сочетающая многочисленные водные зеркала с незаливаемыми в половодье участками суши, создавала удобные условия для обитания человека в древности практически при любом типе хозяйства. По краю надпойменной террасы, как правило совпадающем с краем основных или смешанных лесов, либо на останцах террасы в пойме расположено большинство памятников. Несомненный интерес представляют комплексы памятников близ дер. Боровушки, занимающие огромную площадь (Боровушки II — свыше 20 га, Боровушки IV — свыше 15 га), и дер. Осеево (селище Осеево I — свыше 7 га). 14 разновременных памятников (от позднего неолита до раннего железа) обнаружено в окрестностях дер. Ново-Шадрино. Богатый материал собран на поселении эпохи бронзы близ деревень Поспелово, Коркино, Ново-Шадрино.

 

В Большереченском и Саргатском р-нах Омской обл. дополнительно обследован участок первой надпойменной террасы левого берега Иртыша между деревнями Инберень и Сибирская Саргатка и верховья р. Старый Карасук (левый приток Иртыша). Открыто ещё 16 памятников (10 курганных групп и шесть поселений). Интересно поселение ранней бронзы Инберень X, где найдено большое количество керамики, изделия из рога, украшения из медвежьего клыка, кости животных. Полученный материал позволяет отнести поселение к кругу памятников кротовской культуры. Ещё одно поселение эпохи бронзы обнаружено недалеко от дер. Сибирская Саргатка в уроч. Дикий мыс. Большая курганная группа (свыше 30 насыпей) найдена в 4,5 км к юго-западу от дер. Андреевка.

 

Аксёнов М.П., Ветров В.М.

Исследования в горно-таёжных районах долины р. Витима.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 185-186.

 

Витимский отряд Ленской партии комплексной археологической экспедиции Иркутского государственного университета и Иркутского областного музея краеведения продолжил исследования в долине Витима. На протяжении 400 км обследован участок верхнего и среднего течения реки от дер. Усть-Ка-

(185/186)

ренга Читинской обл. до дер. Усть-Муя Бурятской АССР. Открыто 29 новых памятников, отражающих развитие материальной культуры местного населения в широком хронологическом диапазоне — от мезолита до палеометалла. Все обнаруженные местонахождения дислоцируются на террасах приустьевых участков притоков Витима.

 

Наиболее богатым по количеству памятников и содержащихся на них культурных остатков является приустьевой участок правого притока Витима — р. Каренги. ВУсть-Каренгский комплекс входят 14 местонахождений, большая часть которых многослойны. На всех местонахождениях проведены разведочные обследования; на Усть-Каренге 2 раскопом вскрыта площадь 54 кв.м, на Усть-Каренге 6-40 кв.м. Местонахождение Усть-Каренгского комплекса дислоцированы на террасах трёх уровней: 13, 16 и 20 м. Безотносительно к орографии стратиграфическая характеристика всех местонахождений аналогична. Культурные остатки повсеместно заключены в одинаковых подразделениях делювиальной пачки отложений. Верхний культурный слой залегает под маломощной таёжной почвой в сильно опесчаненной супеси бурого цвета на глубине от 5 до 20 см. В слое обнаружены изделия из халцедона, опала, сердолика, яшмовидных пород и диабаза, которые сопровождаются гладкостенной керамикой с косыми вдавлениями по венчикам сосудов. На основании сравнения с данными сопредельных районов, возраст верхнего культурного горизонта предварительно можно определить эпохой палеометалла. Нижний культурный слои заключен в палевых мелко- и тонкозернистых песках на глубине от 20 до 40 см. Инвентарь — кремнёвый. С морфологической стороны он аналогичен мезолитическим комплексам Прибайкалья (трансверсальные резцы, клиновидные и «гобийские» нуклеусы, тёсла с перехватом). Усть-Каренгский комплекс весьма перспективен для дальнейших исследований.

 

Перспективными в этом отношении являются и такие местонахождения, как Усть-Калакан, Усть-Калар и комплекс местонахождений в приустьевом участке р. Муи, где зафиксировано шесть новых памятников. На трёх усть-муйских. памятниках (старый Витим I-III) в отложениях красно-бурой супеси, залегающих непосредственно под маломощной таёжной почвой, кроме изделий из камня и фрагментов керамических сосудов с налепным валиком обнаружен обломок бронзового орудия и капли сплава.

 

В результате наряду с открытием памятников в ранее неисследованных труднодоступных районах выявлены комплексы чётко стратифицированных местонахождений, которые определяются как опорные для обширного горно-таёжного района Восточной Сибири. Прежде всего это Усть-Каренгский и ранее открытый Усть-Юмурченский комплексы многослойных памятников.

 

Алексашенко Н.А., Викторова В.Д., Панина С.Н.

Раскопки жилищ на IX и XII участках южного берега Андреевского озера.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 186-187.

 

На участке IX раскопаны три жилища, расположенные близ северной кромки коренного берега. Два из них (18 и 19) принадлежат к комплексу боборыкинских построек. Размеры котлована жилища — 18-72 кв.м; в западной части фиксируется коридорообразный выход. Жилище 19 — самое большое из раскопанных на участке IX восьми построек боборыкинского типа. Его размеры 174 кв.м; в северной, восточной и южной частях котлована расположены выступы, возможно выходы. Края котлованов жилищ неровные, форма котлова-

(186/187)

нов овальная. Глубина котлованов от уровня современной поверхности — 1,4-1,6 м. На дне, на расстоянии 1,2 м (жилище 18) и 2,8 м (жилище 19) от стен зафиксирована центральная углублённая часть. По её периметру, а также в центре расположены глубокие ямки и канавки, вероятно от столбов, несших конструкцию, а также большое число неглубоких канавок и ямок различных форм и размеров неизвестного назначения.

 

В придонной части жилища найдены фрагменты сосудов и раздавленные сосуды боборыкинского типа, сланцевые орудия и отщепы, изделия из серого кремня. Отметим различие форм и орнаментации сосудов из жилищ. Керамика со дна жилища 19 представлена фрагментами сосудов горшечной формы с плоским дном и слегка отогнутой шейкой. Шейка, плечики и кромка дна украшались рядами ямок, прочерченными горизонтальными линиями и зигзагами. Керамика из жилища 18 преимущественно баночной формы. Верхняя часть сосуда украшалась широкими горизонтальными поясками или большими треугольниками, нанесёнными неглубокими ямочными вдавлениями.

 

Жилище 24 расположено юго-западнее боборыкинских и занимает северозападную окраину поселка логиновского типа, исследованного в предшествующие годы. Оно имело подквадратную форму и размеры 5,2х5,4 м. Котлован был углублён в материковый песок на 0,30-0,35 м. В северо-западном углу, возможно, располагался выход. Столбовых ям мало. В заполнении найдена керамика логиновского типа в виде обломков сосудов баночной формы, орнаментированных гребенчатыми зигзагами. Под центральной частью жилища расчищены остатки сооружения более раннего времени. Оно имело размеры 4х3,2 м, овальную форму и заполнение (серо-голубой суглинок), содержащее неолитическую гребенчатую керамику и кремнёвые изделия.

 

На участке XII вскрыто жилище (5,5х7 м) подпрямоугольной в плане формы, углублённое в грунт на 0,35-0,40 м. Зафиксированы канавки, столбовые ямки, остатки очага в центре. В заполнении жилища и на его дне преобладали фрагменты тонкостенных неолитических сосудов с приострённым дном, с разреженным волнистым орнаментом, выполненным техникой отступающей палочки. Найдены также глиняный утюжок с волнистым орнаментом и изделия из камня, среди которых преобладают сланцевые заготовки шлифованных орудий и отщепы. Есть тесло и черешковый наконечник стрелы.

 

Таким образом, исследованиями установлены северо-западные границы посёлков боборыкинского и логиновского типов на участке IX и выявлено, что северные впадины участка XII не относятся к единому неолитическому поселку.

 

Архипов Н.Д.

Ынгыр хая — новая мастерская эпохи камня в Якутии.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 187-188.

 

Разведочный отряд экспедиции Якутского государственного университета открыл и обследовал стоянку в устье р. Хайынгыя, левого притока р. Мархи, впадающей слева в Вилюй. Памятник расположен на первой надпойменной террасе (высота 10-12 м от межени), в 500 км от устья Мархи. Полученный материал чётко распадается на два комплекса — средненеолитический и раннего железа. Первый, приуроченный к тёмно-красной прослойке супеси, состоит из первичных и вторичных отщепов, а также призматических и ножевидных пластин, снятых с одноплощадочных нуклеусов. Готовые орудия представлены напильниковидным наконечником стрелы, заготовкой тесла и че-

(187/188)

репками керамики со шнуровым орнаментом. Возраст комплекса определяется III тыс. до н.э. Вторую хронологическую группу составляют многочисленные обломки толстостенных венчиков, орнаментированных по краю зубчатым штампом со многими ячейками; ниже расположены параллельные ряды остроребёрных гладких валиков. Такая манера украшения сближает эти фрагменты с материалами стоянок Бэрэ и Вахунайка эпохи раннего железа.

 

Мастерская эпохи камня открыта на левом берегу р. Муны, левого притока Лены, в 50 км от её устья. В этом месте к реке 10-25 м, на обнажении которой имеются обширные залежи кремнистого сланца. Терраса из-за её внешного сходства с якутским седлом названа местным населением «Ынгыр хая» (Седловидная гора). На пространстве длиной более 1,5 км и шириной от 30 до 50 м зафиксировано большое количество первичных отщепов самых разных размеров. В меньшем числе встречаются пластины правильных форм. Это говорит о том, что указанная местность в древности представляла собой гигантскую мастерскую — своеобразную сырьевую базу, куда в поисках кремнистого сланца тысячелетиями стекались первобытные племена Лены (от неё до памятника напрямик по тайге всего около 20 км). Готовые орудия, найденные на стоянке, немногочисленны. Они состоят из нуклеусов двух типов — двухплощадочного призматического и одноплощадочного конического. Другую группу составляют скребки и скобели, изготовленные на длинных массивных и коротких мелких пластинках. Найдены также резцы на пластинах.

 

Архипов Н.Д., Романов П.Н.

Наскальные рисунки Оленёка.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 188-189.

 

Отряд Якутского республиканского отделения Общества охраны памятников истории и культуры открыл новые местонахождения петроглифов на правом берегу р. Оленек, в 320 км вверх по течению от пос. Оленёк. Рисунки расположены в 7-10 м от меженного уреза реки. Все они выполнены красной охрой. В отличие от большинства петроглифов Якутии, в которых тема зверя является центральной, здесь нет ни одного рисунка диких животных и птиц. Уцелевшие изображения представлены тремя антропоморфными фигурами. На первой из них показано туловище человека, одевшего на голову ритуальную маску с вырезами для глаз. С правой стороны сохранилась человеческая личина, а сверху — два ряда черточек. Во второй, сильно стилизованной фигуре угадывается человек, поднявший обе руки вверх. Третья фигура уникальна для наскальной живописи Якутии. Это изображение шамана, одевшего ритуальный костюм и раскинувшего обе руки при камлании. На его костюме хорошо видны нагрудные железные подвески и пояса, внизу бахрома. Вокруг рисунка нанесено пять групп черточек (по три и семь). Внизу сохранились восемь рунообразных знаков.

 

В 20 км от уроч. Кирбэй вверх по р. Аргаа Салаа, левого притока Оленёка, на левом берегу находится другая группа наскальных рисунков, расположенных в 50-60 м от меженного уреза реки. Эти рисунки сохранились плохо.

 

Оленецкие петроглифы в сюжетно-стилистическом отношении наиболее близки среднеленским и могут быть датированы эпохой железа.

(188/189)

Изображение человека. Оленёк.

(Открыть в новом окне)

Фигура шамана. Оленёк.

(Открыть в новом окне)

 

Астахов С.Н.

Работы в Саянском ущелье Енисея.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 189-190.

 

Саяно-Тувинская экспедиция в составе семи отрядов и групп изучала различные памятники в долине Енисея, от г. Шагонара до створа плотины ГЭС. Ниже приводятся сведения о работах основной части отряда 3, главным объектом исследований которой была многослойная стоянка Кантегир 1. В 1975 г. раскоп 2 не был пройден до конца и существовало предположение, что ниже слоя 5 располагаются ещё один-два слоя. Оказалось, что край террасы ополз двумя блоками, сместившимися также относительно друг друга.

 

В этой части раскопа, общая площадь которого около 60 кв.м, а глубина 4,6 м, выявлен ряд горизонтов залегания скоплений отщепов и немногочисленных орудий, в основном микропластин с притупленным краем. Изделия группировались вокруг семи небольших кострищ, в некоторых случаях нарушенных деформацией и размыванием. Предварительно два основных горизонта в блоках оползания можно отнести к уровням ниже слоя 1 и выше слоя 4, но совпадение со слоями 2 и 3 не доказано. Нижняя часть слоя 5 под кострищем 9 залегала на глубине до 2,73 м, опускаясь к востоку до глубины 3,17 м, где прослежено скопление отщепов и орудий, наиболее законченные формы которых представлены скреблами. Ниже слоя 5 встречены единичные изделия.

 

Раскоп 1 с восточной стороны был продолжен раскопом 3. Вскрыто 12 кв.м на глубину до 4,5 м. Ниже современной почвы обнаружены расколотые гальки и угли, на глубине около 1,5-1,7 м — углистое пятно, угольки и лопатка оленя (?), на глубине около 2,2-2,3 м — отдельные угольки, небольшое кострище, отщепы. Кроме того, заложены шурфы 5 и 6, показавшие распространение единичных изделий к северу и югу от раскопов, а также произведена зачистка

(189/190)

между раскопами 1 и 2 для увязки геологических слоёв.

 

Проведены также небольшие раскопки на местонахождении Кантегир 2, показавшие, что последнее являлось, видимо, временным лагерем. Раскапывалась новая, открытая в 1976 г., стоянка Сосновка Голдваньская, расположенная на правом берегу Енисея в 35 км выше плотины, на мысу десятиметровой террасы, образованном ручьем Сосновка Голованьская и Енисеем. В раскопе (12 кв.м) на глубине до 0,4-0,5 м вскрыт слой с неолитическими находками, среди которых были нуклеус и пластина. Ниже встречены отдельные кремни, а затем — второй слой, представленный отщепами. На 0,2 м ниже второго слоя найдено скребло палеолитического облика. Вероятно, нижний слой стоянки можно отнести к концу палеолита — мезолиту.

 

Проведена также предварительная разведка на участке дер. Кибик — пос. Черёмушки. Здесь обнаружены следующие памятники. Местонахождение Водомерный пост на левом берегу Енисея — в 200 м выше водомерного поста у пос. Черёмушки. Судя по террасе, подъёмный материал может быть датирован не древнее мезолита. Местонахождение Пойлово находится на правом берегу Енисея, в 100-150 м выше устья ручья Пойлова, на уступе террасы высотой 12-15 м. Подъёмный материал не позволяет датировать памятник точнее, чем каменным веком. Местонахождение Каменная деревня расположено на правом берегу Енисея против последнего камня одноименной шиверы и, возможно, относится к неолиту. Местонахождение Сойотка находится на левом берегу Енисея, в 100 м ниже одноименного ручья. В отложениях террасы (8 м) прослежена погребённая почва, в которой найден обломок кремнёвого наконечника копья. Стоянка Соболиный бычок открыта на левом берегу Енисея против дер. Соболево. В размывах восьмиметровой террасы прослежен культурный слой и собран подъёмный материал — вероятно, неолитического времени. Местонахождение Шивера Бесштанная находится на правом берегу Енисея, против верхнего конца одноимённого острова. Здесь собраны единичные кремни, судя по высоте террасы, не древнее неолита.

 

Бобров В.В.

Исследования Берчикульского отряда Кузбасской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 190-191.

 

Берчикульский отряд Кузбасской экспедиции Кемеровского государственного университета продолжал раскопки поселений на оз. Большой Берчикуль и р. Серте у с. Дворниково в Тисульском р-не Кемеровской обл. На поселении Большой Берчикуль I заложены три раскопа общей площадью 360 кв.м, которые продолжали раскопы предыдущих лет и располагались на склоне ближе к берегу озера. Установлено, что и здесь мощность задернованного культурного слоя незначительна — 5-10 см. Обнаружены остатки двух очагов, найдено несколько тысяч отщепов зернистого серого и тёмного кремня, небольшое количество кварцитовых. Среди предметов — скребки двух форм (круглые и овальные из отщепов), ножи, наконечники стрел, нуклеусы (преимущественно торцовые), ножевидные пластины. Небольшие фрагменты керамики чаще орнаментированы рядами гладких оттисков, образующих горизонтальную «ёлочку», а отдельные фрагменты — оттисками гребёнки и отступающей палочки. Данные раскопок позволяют предполагать, что поселение было жилым в неолите и бронзе. Концентрация материала близ материково-

(190/191)

го уровня в одном слое объясняется слабым процессом почвообразования и активным его разрушением.

 

Раскоп (72 кв.м) был заложен на оз. Большой Берчикуль у Рыбхоза, на низком берегу поймы высохшего рукава, соединявшего когда-то озера Большой и Малый Берчикуль. В культурном слое мощностью 10-15 см найдено большое количество фрагментов керамики эпохи бронзы и раннего железа, в том числе два от сосудов ирменской культуры. Преобладает каменный инвентарь (нуклеусы, ножи, скребки, наконечники стрел). Интересен обломок глиняной литейной формы, орнаментированной ритмичными поперечными насечками. На поселении обнаружена большая яма, на дне которой находились камни, золистый слой и угли. С юго-западной стороны ямы расчищен развал камней, очевидно остатки кладки. Предположительно найденное сооружение связано с приготовлением рыбы.

 

На поселении у с. Дворниково вскрыта площадь около 60 кв.м. Керамика, орнаментированная рядами наклонных оттисков, чередующихся с овальными или круглыми ямками, принадлежит плоскодонным сосудам с широким открытым горлом и позволяет отнести поселение к еловской культуре. Оно было сооружено на месте поселения, очевидно, эпохи ранней бронзы, о чём свидетельствуют находки отдельных фрагментов керамики доандроновского времени и наконечника каплевидной формы, вероятно окуневского типа. На поселении обнаружена грунтовая могила. В плане она имела подпрямоугольную форму. Глубина её 0,6 м. Скелет принадлежал подростку, погребённому в вытянутом положении, на спине, головой на юго-запад. На дне могилы около скелета найдены отщепы и маленький невыразительный фрагмент сосуда. Предварительно погребение можно отнести к неолиту.

 

Разведками в Тисульском р-не открыты новые памятники тагарской культуры: три поселения (одно на берегу Дудетского водохранилища, два — на р. Кайчак), курганная группа и одиночный курган (район Дудетского водохранилища). Разведочного характера раскопы были заложены на двух поселениях эпохи поздней бронзы (на оз. Малый Берчикуль и на р. Томи в Кемеровском р-не). В малоберчикульском раскопе найдена керамика тёмно-серого цвета, орнаментированная по венчику рядом наклонных оттисков. В одном случае ниже этого орнаментального пояса расположены три узких желобка. В Кемеровском р-не при впадении р. Люскус в р. Томь, на крутом берегу, расположено поселение ирменской культуры. Здесь заложены две траншеи на участках, которым грозит разрушение. Найдено много керамики, две бронзовые гвоздевидные подвески, отбойник, кости животных. Керамика близка посуде нижнетомских памятников эпохи поздней бронзы.

 

Боброва А.И., Гребнева Г.И., Кирюшин Ю.Ф.

Разведка в Притомье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 191-192.

 

Проведена разведка в окрестностях г. Томска по р. Кисловке, левому притоку р. Томи. Открыто семь новых поселений, расположенных вдоль левого коренного берега в сосновом бору, к юго-западу от пос. Дачный городок. Все памятники оказались ненарушенными, с чёткой стратиграфией культурного слоя. Поселение Кисловка 2 насчитывает 20 жилищных впадин прямоугольной в плане формы, расположенных четырьмя рядами на небольшом останце высотой 5-6 м. В культурном слое жилищ обнаружены фрагменты сосудов яйцевидной формы, украшенных рядами жемчужин, ямок, отпечатками гре-

(191/192)

бёнки, резными треугольниками, а также фрагменты сосудов с валиками, миниатюрный железный нож, кусочки шлака, керамическое изделие, напоминающее антропоморфную фигурку, кремнёвые отщепы. Материал позволяет датировать поселение второй половиной I тыс. н.э. К раннему средневековью относятся поселения Кисловка 4, 6 и 7. В межжилищном пространстве поселения Кисловка 4 на небольшом всхолмлении обнаружены фрагменты керамики II тыс. н.э. Поселение Кисловка 5 состоит из 15 глубоких жилищных впадин, вытянутых тремя рядами вдоль берега. Одно жилище двухкамерное. Найденные фрагменты круглодонных сосудов, орнаментированные отпечатками гребенчатого штампа, рядами ямок и лунок, датируют памятник II тыс. н.э.

 

Боброва А.И., Кокорина О.Б., Синкина Л.А.

Разведочные работы в Томской области. 192-193.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 192.

 

Проблемной лабораторией истории, археологии и этнографии Томского государственного университета были организованы три разведочных отряда. Работы проходили в Колпашевском, Чаинском, Молчановском и Кривошеинском р-нах Томской обл. на левобережье Оби. Обнаружен ряд новых памятников.

 

В 3,5 км к северу от пос. Тебеняк на гриве «Барсучьи ямы» находится группа курганов. Здесь в выкиде из норы найдены человеческий череп, фрагменты керамики эпохи бронзы, орнаментированные гладкой каталкой и гребенчатым штампом, кремневый скребок и отщепы. Обнаружены также фрагменты керамики эпохи раннего железа, орнаментированные фигурным и гребенчатым штампом. Курганы эпохи раннего железа сооружены на поселении эпохи бронзы. К позднему средневековью относятся девять жилищных впадин, расположенных у р. Ташинде (правый приток р. Пурьянги), в 3 км к востоку от дер. Иванкино. Глубина западин 0,6-1,5 м, размеры — от 4х5 до 6х10 м.

 

Тяголовский курганный могильник расположен в 500 м к западу от бывшей дер. Тяголово. Шесть курганов распаханы под огороды. Здесь собраны фрагменты керамики позднего средневековья, обломок голубой бусины и фрагменты железного предмета. У дер. Леботер при впадении р. Чемондаевки в р. Ягодную, на надпойменной террасе, в 400 м от устья находится группа из 10 курганов. В разрушенной насыпи одного из них собрана керамика I тыс. н.э. Недалеко от курганов обнаружены фрагменты сосудов финальной бронзы и раннего металла, орнаментированные отступающей палочкой и чёткими оттисками гребёнки. В устье р. Ягодной (приток Оби) найдена русская керамика XII в. Около дер. Соколовки на берегу Оби обнаружены остатки палеолитической стоянки: битая речная галька, кремнёвые сколы, остатки мамонтовой фауны. В 2 км к северо-западу от дер. Бараново на высоком мысу находится городище, окруженное с северо-западной стороны оврагом, а с напольной стороны — рвом и имеющее шесть четких западин подквадратной формы (2,5х2,5 м), глубиной 0,6-0,7 м. В шурфе в межжилищном пространстве прослежен культурный слой и найдено несколько фрагментов керамики с орнаментом, характерным для II тыс. н.э. В районе дер. Былино обнаружены две группы курганов, нарушенные грабителями.

(192/193)

 

Болдин В.И., Семениченко Л.Е.

Исследования на Николаевском II городище в Приморье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 193-194.

Железные наконечники стрел.
Николаевское II городище.

(Открыть в новом окне)

Николаевский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил раскопки бохайского городища Николаевское II (VIII-X вв.) Вскрыта площадь в 206 кв.м. Как и ранее, стратиграфически прослеживался один культурный слой (0,4-1,5 м), состоящий из коричневого суглинка с включениями обмазки, золы, углей. Вместе с тем слой насыщен остатками различного рода сооружений, расположенных на разной глубине. Некоторые из этих сооружений, от которых сохранились лишь котлованы, несомненно, относились к раннему строительному периоду и являлись жилищами. Заполнение их состояло из серого суглинка с мелкими кусочками обмазки.

 

Одно из таких жилищ вскрыто в северо-западной части городища. Оно прямоугольной формы, пол ровный, углублён в материк на 0,4 м. Вход в жилище оформлен в виде небольшого суженного коридорчика, ориентированного на северо-восток. Жилища с подобными входами-коридорчиками встречаются на памятниках эпохи железа в Приморье. Жилище погибло от пожара. В его заполнении найдены фрагменты обугленных деревянных предметов, железный топор, костяные наконечники стрел, сечковидная орнаментированная бусина из перламутра, циркульный резец, обломок бронзового браслета, обрывки обугленных верёвок, циновок, берестяных изделий, черепки лепной и гончарной посуды. В юго-западной части жилища выявлено скопление зерен толщиной 2 см. К северо-востоку от жилища находилась яма (глубина 30 см), в заполнении которой собрано большое количество рыбьих костей. В этом же районе частично прослежены остатки аналогичного жилища, в котором найдены серп и скопление сосудов. Рядом с ним располагалась зерновая яма, перекрытая обмазкой и камнями, которыми были выложены и её стенки. В заполнении — слой зерна (толщина 10 см), поверх которого шла зольная прослойка. Позже на месте первого жилища оказалось сооружение в виде разомкнутого кольца, сложенного из базальтовых глыб. Высота его сохранившейся части 0,2-0,3 м, диаметр 2 м, ширина кладки 0,15-0,20 м. Заполнение — тёмно-коричневый суглинок с зольными включениями в нижней части. Подобное сооружение обнаружено в 1975 г. и, видимо, имело производственный характер.

(193/194)

 

К верхнему строительному периоду относятся остатки ещё одного производственного сооружения, от которого сохранилась яма диаметром 0,25 м и глубиной 0,8 м. Яма перекрыта кладкой из плотно уложенных камней, сильно прокалённых. Ниже шёл слой обмазки (20 см). В заполнении ямы (коричневый суглинок с золой и обмазкой) собрано огромное количество фрагментов гончарных сосудов, в том числе пережжённые и деформированные. Эта часть слоя оказалась наиболее насыщенной находками. Здесь обнаружены бронзовые поясные бляшки и пряжки южносибирского типа, бронзовый пинцет, пуговка, обломок сошника, разнообразные наконечники стрел, свистульки, ножи, ключи, рыболовный крючок. Собрано большое количество обломков преимущественно гончарной посуды, в том числе и поливных, а также костей животных.

 

В целом исследования на городище дали новый интересный материал, отражающий высокий уровень хозяйственной деятельности населения Приморья в бохайское время: земледелия, гончарного и бронзолитейного производства.

 

Виноградов А.В.

Новый памятник раннескифского времени в Западной Туве.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 194-195.

 

Сибирская экспедиция Ленинградского Дворца пионеров приступила к стационарному исследованию памятников скифского времени в Дзун-Хемчикском р-не Тувинской АССР. Раскопки велись на могильном комплексе в уроч. Усть-Хадынныг (правый берег р. Устю-Ишкин), включающем разновременные памятники: курганы алды-бельской и саглынской культур скифского времени, тюркские поминальные оградки, кыргызские погребения и другие объекты.

 

Основные работы были сосредоточены на кургане 4 могильника Усть-Хадынныг I. Вместе с примыкающим к нему курганом 3 они составляют единый комплекс, ориентированный в направлении, близком к меридиональному, и относящийся к алды-бельской культуре. В ходе исследования наземного сооружения выявлены остатки крепиды. В кургане обнаружены шесть могил: основное погребение под центром сооружения и пять — дугой с западной стороны (два погребения взрослых и три детских). Погребения взрослых совершены в деревянных подпрямоугольных срубах, детские — в колоде и грунтовых ямах, укрепленных камнями. Поза погребённого в основном захоронении, несмотря на нарушение его в древности, устанавливается вполне определённо: ориентировка — головой на запад, положение — скорченное на левом боку. Среди сохранившегося инвентаря — костяная булавка и крупное костяное навершие в виде головы лошади.

 

Погребение 3 оказалось непотревоженным: в срубе обнаружены останки воина (ориентировка — головой на запад — северо-запад, положение — скорченное на левом боку) и сопровождающий инвентарь: массивный бронзовый боевой чекан с четырёхгранными остриём и обушком (украшен изображением головки хищной птицы), бронзовый нож в кожаных ножнах, кожаный колчан с набором стрел (бронзовые втульчатые наконечники: листовидный башневидный, трёхлопастные с расщеплённой втулкой; черешковые трёхлопастные с усечённым черешком; деревянные томары), пояс с бронзовыми наборными бляхами, обоймами и пряжкой (на бляхах — выполненные в скифском зверином стиле изображения гор-

(194/195)

ных козлов с поджатыми ногами и головок хищных птиц).

 

Специфика инвентаря и особенности погребального ритуала позволяют сделать ряд существенных выводов. Исследованный комплекс является наиболее ранним из известных памятников среднего социального слоя носителей алды-бельской культуры и синхронен царскому кургану Аржан (чекан и архаичные наконечники стрел идентичны аржанским). Датируется курган началом VII в. до н.э. Нахождение алды-бельских комплексов в столь большом удалении от Турано-Уюкской и Улуг-Хемской котловин показывает широкое распространение памятников этой культуры раннескифского времени.

 

Голубев В.А.

Исследования на Курильских островах.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 195.

 

Экспедиция Южно-Сахалинского государственного педагогического института продолжала работы на о-ве Итуруп, на древнем поселении на берегах оз. Благодатное. Общая площадь стоянки более 20 000 кв.м, большая её часть развеяна. При раскопках одного из сохранившихся жилищ собрана большая коллекция: наконечники стрел треугольной формы с выемкой в основании, пропеллерообразные в поперечном сечении ножи, долота, стамески, топоры с характерными уступами по рабочему краю. В керамическом материале преобладают плоскодонные сосуды светло-коричневого цвета, орнаментированные штампом. Отдельные экземпляры имеют налепные ручки с внутренними паровыми отверстиями; в орнаментации преобладают вариации охотской культуры с отдельными элементами позднего дзёмо на о-ве Хоккайдо (Япония).

 

В 1976 г. впервые проведены раскопки на островах Малой Курильской гряды. На о-ве Юрий в бухте Песчаная обнаружено большое поселение. Значительная часть жилищ, располагавшихся на песчаных дюнах, в настоящее время развеяна и на поверхности сохранились только очаги из валунов. Близ очагов собраны орудия труда и керамика.

 

Основным материалом для изготовления орудий охотннчье-промыслового хозяйства являлся чёрно-смоляной обсидиан. Особый интерес представляет серия скребков и скребковидных орудий на пластинах обсидиана и пластинчатых отщепах. Большинство скребков овальной и округлой формы; встречены экземпляры с выделенной рукоятью, режущие края заострены крутой ретушью. Имеются наконечники копий, стрел, ножи. Керамический материал представлен большими плоскодонными сосудами, орнаментированными налепными рассечёнными валиками, резными волнистыми линиями и штамповыми отпечатками.

 

На о-ве Юрий в бухте Безымянной открыты остатки ещё одного дюнного поселения. Траншея (1х6 м) дала обильный материал: фрагменты керамики, сосуды, наконечники стрел, скребки из обсидиана. Культурный слой мощностью до 0,085 м свидетельствует о длительности обитания человека в этих местах.

 

На о-ве Зелёный близ одноимённого мыса собрано небольшое количество фрагментов керамики и отщепов из обсидиана. На о-ве Кунашир обследованы памятники близ пос. Серноводский. Здесь раскопано одно из 18 жилищ. В плане жилище прямоугольное, с несколько смещённым от центра большим очагом. Ближе к выходу обнаружены два небольших очажных пятна. Ямки от опорных столбов располагались по краям. В процессе раскопок собраны керамические сосуды охотской культуры, скребки, ножи из обсидиана, наконечники стрел и копий.

(195/196)

 

Горюнова О.И., Кузьминский А.В.

Работы Маломорского отряда на Среднем Байкале.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 196.

 

Маломорский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета проводил разведку в бухтах Малого моря в поисках стратификационных памятников и продолжил исследование многослойного поселения Итырхей, начатое в 1975 г. Обследованы северо-западный берег о-ва Ольхон, бухты Куркутского и Мухорского заливов. В результате на ранее известных местонахождениях (разведка П.П. Хороших. 1921-1923 гг.) удалось зафиксировать два многослойных поселения: Семисосенное и Берлога.

 

Стоянка Семисосенная расположена в одноимённой бухте на северо-западном берегу о-ва Ольхон. Культурные горизонты, привязанные к двум гумусированным погребённым почвам, сохранились в западном конце бухты. Находки горизонта I в основном представлены фрагментами шнуровой керамики, украшенными налепными валиками, и кусками шлака. В горизонте II зафиксировано большое количество очагов, керамики с оттисками сетки-плетёнки, призматических пластинок и других изделий из кремня. Предварительная датировка горизонта I — бронза, горизонта II — ранний неолит. Поселение Берлога находится в одноименной бухте юго-восточного побережья Куркутского залива и наиболее сохранилось в восточной части. Здесь зафиксированы четыре культурных горизонта, отделённых друг от друга стерильными прослойками. Находки привязаны к тёмным гумусированным слоям мощностью 0,10-0,15 м. Верхние слои содержали керамику, нижний — мезолитический.

 

На поселении Итырхей, южнее раскопа 1975 г., вверх по склону вскрыта площадь 77 кв.м. На глубине 0,30 м от современной дневной поверхности зафиксирован ранее не выявленный культурный горизонт, получивший наименование нулевого. Находки данного слоя привязаны к гумусированной погребённой почве, отделённой от нижележащей стерильной прослойкой, мощностью 0,12-0,15 м. В общей сложности на поселении выделены 10 культурных горизонтов, соответствующих гумусированным геологическим слоям, чётко различаемым по цвету, структуре и отделённым друг от друга стерильными (иногда линзовидными) прослойками. Находки в нулевом горизонте малочисленны: фрагменты гладкостенных сосудов, украшенных налепными валиками; битая неопределимая кость, отщепы кремня. Пополнилась коллекция находок из нижележащих слоёв. Культурные напластования поселения Итырхей охватывают период от позднего мезолита до эпохи бронзы.

 

Грач А.Д.

Петроглифы Алды-Беля.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 196-197.

 

Енисейская экспедиция Научно-исследовательского института при Совете Министров Тувинской АССР проводила исследование наскальных изображений на правобережье Улуг-Хема — в уроч. Алды-Бель. В своё время Саяно-Тувинской экспедицией Института археологии АН СССР здесь велись стационарные раскопки и в числе других памятников был исследован могильник, давший название выделенной затем археологической культуре раннескифского времени.

 

В истекшем сезоне исследованы местонахождения петроглифов Алды-Бель I и II, расположенные на южных склонах обрывистых скальных выходов в 153 км от Кызыла, неподалеку от

(196/197)

конной тропы, ведущей на Эйлиг-Хем. Исследованные петроглифы включают изображения, относящиеся к разным эпохам древней истории Центральной Азии. К раннескифскому времени (VII-VI вв. до н.э.) относятся фигуры горных козлов со вздернутым крупом, которые, таким образом, одновременны периоду бытования в Туве алды-бельской культуры. Памятникам саглынской культуры (V-III вв. до н.э.) синхронны крупномасштабные изображения маралов с древовидными рогами (аналоги недавно обнаружены советскими п монгольскими археологами на керамике из Улангомского могильника). К скифскому времени относятся и фигуры животных с поджатыми ногами. К гунно-сарматскому времени относится тонко исполненное в линеарной манере изображение горного козла, пронзённого стрелой. Древнетюркское время представлено многочисленными тамгообразными фигурами горных козлов, дата которых надёжно устанавливается по аналогии с изображениями на стелах Бильге-кагана, Кюль-Тегина и других объектов этой эпохи на мемориальных стелах, установленных на периферийных древнетюркских территориях при погребениях с трупосожжением, а также на каменных изваяниях и камнях-балбалах. Среди сюжетов наскальных изображений — традиционные сцены охоты на маралов и горных козлов: охотники с натянутыми луками, целящиеся в животных, охотничьи собаки. Наибольший интерес представляют впервые открытые в Туве батальные сцены эпического характера. На одной из сцен изображён строй воинов-лучников, показанных с претензией на передачу перспективы. Другая сцена демонстрирует сражение — это большой скальный фриз, включающий воинов, стреляющих из луков (показаны раненые и убитые враги); вверху — троекратное изображение двигающегося по небосводу светила; вдоль всего фриза тянутся круговые выбоины, расположенные симметрично. Отчетливо различаются реалии, изображённые при воинах, — луки, колчаны, саадаки. Техника нанесения изображений комбинированная — сочетание выбивки и тончайшей резьбы.

 

Гребнева Г.И.

Исследования в бассейне р. Кети.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 197-198.

 

Кетский отряд Средне-Обской экспедиции проводил разведки в бассейне среднего течения р. Кети, между поселками Степановка и Катайга. Берега р. Кети невысокие, затопляемые в половодье. Памятники расположены «на борах» — высоких гривах, поросших хвойным лесом. Такие боры находятся в стороне от Кети, в её многочисленных старицах и притоках. Обследованы 68 памятников, причем 50 из них впервые. К эпохе бронзы относятся разрушенные поселения в 10 км от пос. Усть-Озёрного и поселение в пос. Усть-Озёрном, на месте которого позднее возникли курганный могильник XVI в. и кладбище посёлка. Большинство открытых памятников датируется II тыс. н.э. Количество жилищ, обнаруженных на 22 поселениях, невелико. Жилищные впадины квадратной или прямоугольной в плане форм; некоторые имеют выход в виде неширокого коридора длиною около 2 м. Немногочисленный подъёмный материал позволяет датировать часть поселений II тыс. н.э. Городища однотипны. Они небольшие по площади, находятся на высоких мысах, с двух сторон окружены рвом и валом в виде полукольца. Курганные могильники (шесть) включают от трёх до 44 небольших по размерам насыпей. Около каждой зафиксированы две — четыре ямы овальной или круглой формы, из кото-

(197/198)

рых оралась земля для возведения насыпи. Формой и большими размерами выделяются курганы могильника Лукьяновский бор 2.

 

Интересные материалы получены при раскопках одной из могил грунтового могильника Путяка, расположенного на высокой боровой гриве старицы р. Путяки, притока Кети. Примерная площадь могильника 13 000 кв.м; он насчитывает около 200 грунтовых погребений. Раскопанная могила содержала захоронение трёх умерших. На глубине 0,92 м погребённые лежали на берестяной подстилке на спине, вплотную друг к другу, с вытянутыми вдоль туловища руками, головами на северо-запад. Погребение сопровождалось значительным количеством украшений: низками бисера и бус, бронзовыми перстнями, серьгами с подвесками из бисера, медными крестами. На берестяное покрытие у изголовья был положен богато украшенный бисером, бусами, бронзовыми нашивками и подвесками пояс. В качестве подвесных украшений к поясу использованы 24 бронзовых перстня с орнаментированными печатками, а также три монеты, в том числе две полушки 1737 г. Вместе с поясом была положена бронзовая коробочка-табакерка. Инвентарь погребения позволяет датировать его концом XVIII в.

 

Гричак Ю.В., Холюшкин Ю.П.

Новое палеолитическое местонахождение в с. Усть-Кяхта.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 198.

 

Разведочая группа Саянского отряда Североазиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР обследовала территорию правобережья р. Селенги в районе с. Усть-Кяхта, пос. Харанхой и с. Зарубино Кяхтинского аймака Бурятской АССР.

 

На ул. Селенгинской с. Усть-Кяхта, пролегающей на песчаной дюне второй надпойменной террасы (примерно 5-5,5 м над урезом воды) в непосредственной близости от реки, после периодических размывов ливневыми дождями собрано более 700 находок из кремнистой черноцветной породы. Типологически среди них можно выделить торцовые нуклеусы «гобийского» типа, клиновидные с круговым снятием микропластин и галечные нуклеусы. Среди орудий труда отметим концевые, округлые двойные и ногтевидные скребки, выемчатые орудия на отщепах, многочисленные микропластинки со следами сработанности, а также галечное скребло. Большую часть собранной коллекции составляют массивные пластины, первичные и вторичные отщепы и гальки с негативом снятия отдельных пластин и отщепов. Материал находит прямые аналогии с открытой в 1974 г. А.П. Окладниковым стоянкой Усть-Кяхта I, датированной им финалом позднего палеолита — началом мезолита.

 

Грязнов М.П., Худяков Ю.С., Боковенко Н.А.

Раскопки у горы Тепсей.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 198-200.

 

Красноярская экспедиция в порядке археологического надзора в зоне переработки берегов водохранилища действующей Красноярской ГЭС продолжала раскопки памятников у горы Тепсей.

 

В пункте Тепсей III, теперь полностью залитом в летне-осеннее время, поверхностный слой земли смыт. Обнаружилась часть так называемого поминальника таштыкской культуры. На площади около 200 кв.м открыты 28 ямок с поминальными приношениями (их было больше, многие полностью уничтожены). В ямке находятся обычно

(198/199)

один-три горшка и кости овцы или коровы (от нескольких кусков мяса). В отличие от всех других известных памятников таштыкской культуры здесь не было около ямок вертикально поставленных каменных столбов. Встречены скелет ребёнка (7 лет), зарытый без вещей в такой же ямке, и пепел сожжённого взрослого человека — в другой ямке. В том же пункте волна приоткрыла, но не разрушила, захоронение воина кыргызского времени (VI-VIII вв.) с верховым конём. Сохранились железные нож и тесло, роговая накладка на лук, остатки берестяного колчана с трёхлопастными железными наконечниками стрел, части поясного набора, железные удила и стремена, роговая подпружная пряжка и роговая же застёжка (от пут?).

 

В пункте Тепсей XI, который сильно разрушается волнами, сплошным раскопом вскрыта площадь в 215 кв.м. Обнаружено 12 небольших каменных насыпей, а под ними — свыше 30 захоронений VI- IX вв., преимущественно детских. Обращает на себя внимание разнообразие погребальных обрядов в пределах одного могильника. Это каменные курганы типа чаа-тас с захоронением в них пепла одного-двух человек, сопровождаемом кыргызскими вазами и большим количеством мяса от нескольких баранов; захоронения пепла одного-двух человек в треугольных и прямоугольных каменных ящиках; захоронения пепла человека в большом плоскодонном сосуде; захоронение в сосуде вне могилы и без инвентаря; захоронения подростков в сопровождении глиняных сосудов и костей нескольких баранов; захоронения младенцев без инвентаря.

 

В пункте Тепсей VII (могильник тесинского этапа II-I вв. до н.э.), к которому уже вплотную подступает прибойная волна и поверхность которого в связи с усилением ветра в результате образования моря стала раздуваться, вскрыта площадь более 400 кв.м. Исследованы 43 могилы. Они небогаты находками (горшки, бусы, костяные булавки и подвески, железные ножи). Выявлена особая группа могил, тесно расположенных отдельно от других на мысочке. Погребения здесь устроены в глубоких ямах с подбоем, закрытым наклонно поставленными большими плитами. Погребальный инвентарь богаче и разнообразнее, хотя, как и все остальные, эти могилы ограблены. В женских могилах обычно находится берестяная коробка или туесок с туалетными принадлежностями. Отметим большую костяную булавку с эффектно оформленной головкой, решетчатую бронзовую бляху гуннского типа, ложечковидную застёжку с изображением головы сайги и первую монетную находку в памятниках тагарской культуры. В исследованном могильнике представителей родовой знати хоронили, очевидно, обособленно, в выбранном для них месте — на мысу.

 

На самом краю мыса сохранились остатки более древней могилы афанасьевской культуры. Часть её уничтожена оврагом, часть сползла по склону террасы, часть разрушена при сооружении тесинских могил. Удалось открыть небольшой участок круглой ограды из плитняка и найти (на склоне) фрагменты двух афанасьевских горшков. Другая афанасьевская ограда, наполовину уничтоженная силосной ямой, исследована в пункте Тепсей VIII. В обычной большой квадратной яме, покрытой бревенчатым настилом, лежали в ряд три скелета подростков; при них — кости нижней части четырёх ног барана, видимо остатки положенной в могилу шкуры жертвенного барана (первая находка в Сибири столь раннего времени).

 

В средней части могильника находились два кургана подгорновского этапа тагарской культуры (около VI в. до н.э.). Оба с низкой оградой из каменных плит, по углам — камни высотой до 1 м. В центре кургана 2 вскрыта ограбленная могила. Под каменным покрытием

(199/200)

находился сруб, а в нём — скелет взрослого человека, два горшка, полусферическая бронзовая бляшка и пять костяных наконечников стрел. Исследование кургана 3 не закончено. Вскрыта одна могила, не тронутая грабителями. В каменном ящике погребён взрослый мужчина. У черепа найдены три полусферические бляшки, слева от поясницы — бронзовые нож, топорик-чекан и сердоликовая бусинка. Юго-восточная стена ограды кургана 2 и северо-западная стена кургана 3, близко примыкающие одна к другой, уничтожены могилой сарагашенского этапа (V-IV вв. до н.э.) с массивным каменным покрытием. Устройство могилы такое же, как и в кургане 2. Погребённый лежал головой на северо-восток. При нем — два горшка, у пояса — подвеска из клыка кабарги и зубов хищника и аргилитовые бусы, в ногах — бронзовые нож и шило.

 

Гуляев В.М., Белинский К.С.

Палеолитическое местонахождение на р. Агул.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 200.

 

Канский палеолитический отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета проводил поиски памятников древнекаменного века в долине среднего течения р. Кан и низовьях её правого притока — р. Агул. Среди открытых местонахождений наибольший интерес представляет Агульская стоянка, расположенная на правом берегу р. Агул, в 15 км от её устья. Здесь при осмотре обнажения 50-метровой террасы в двух слоях погребённой почвы, залегающих в толще неслоистой сильно карбонатизированной супеси, обнаружены: в верхнем слое на глубине 1,0-1,8 м — «торцовый» нуклеус, два кремнёвых отщепа, галька со следами обработки, скопление красноватых растрескавшихся галек, обломки кости; в нижнем, на глубине 2,20-2,87 м, — кольцевая кладка из шести крупных плоских галек, осколок кремня, битая и жжёная кость. Несмотря на малочисленность археологического материала, возможно определить возраст культурных горизонтов Агульской стоянки раннесартанским временем в диапазоне от 22 000 до 15 000 лет. Агульская стоянка представляется в настоящее время древнейшим памятником в бассейне р. Кан.

 

Гусак А.В.

Разведочные работы в долине р. Уды (Чуны).   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 200-201.

 

В целях изучения памятников Восточного Саяна и Присаянской депрессии Удинским отрядом Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета начата планомерная разведка в долине р. Уды (Чуны) — от пос. Алыгджер до г. Нижнеудинска. Помимо исследования уже известных местонахождений и наскальных рисунков, открыта группа памятников, датируемых периодом от энеолита до финального палеолита. Наибольший интерес представляет стоянка Коблукская гора, приуроченная к уступу (20-30 м) правого берега р. Уды, около дер. Коблук. При зачистке обнажений здесь зафиксированы четыре культурных горизонта, нижний из которых, заключённый в лёссовидной карбонатной толще, датируется эпохой финального палеолита. Он содержит обломки нуклеусов, отщепы, фауну. Два вышележащих горизонта приурочены к кровле карбонатизированяой толщи. Здесь найдены остат-

(200/201)

ки фауны н каменный инвентарь: заготовка нуклеуса, массивные отщепы, битый кремень. Возможно, они датируются мезолитом. Первый культурный горизонт, залегающий в слое желтой супеси, содержит кострище, пластины, отщепы и битую гальку.

 

В 100 км от г. Нижнеудинска, вверх по течению р. Уды, в устье р. Ипсит, обнаружена стоянка эпохи бронзы, приуроченная к семиметровой левобережной террасе, сложенной прирусловыми наносами р. Ипсит. В толще аллювиальных песков выделены два культурных горизонта, заключённых в гумусных прослойках. Глубина залегания первого горизонта — 1,35 м от современной поверхности, второго — 4,10 м. Оба горизонта содержат керамику и фаунистические остатки. Керамика первого горизонта орнаментирована пальцевыми протяжками и прочерченными линиями, керамика второго — шнуром. На северной окраине г. Нижнеудинска, у старичного озера на первой надпойменной террасе (6-8 м), открыта стоянка эпохи бронзы — Старица, которая частично уже разрушена в результате выветривания почв. На стоянке зафиксированы фрагменты девяти сосудов, орнаментированных налепным валиком, наклонными вдавлениями, растительным орнаментом, «ёлочкой». Каменный инвентарь представлен крупным галечным скреблом, наконечниками стрел с бифациальной обработкой и прямой базой, проколкой из кремня, пластинами, техническими отходами. Обнаружены также остатки фауны. На местонахождении Муксут в 60 км от г. Нижнеудинска вверх по р. Уде собраны галечные орудия.

 

Дэвлет М.А., Студзицкая С.В., Зянков В.К., Шульгин В.Л.

Петроглифы Саянского каньона Енисея.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 201-202.

Наскальное изображение из уроч. Мугур-Саргол.
Петроглифы «тропы Чингисхана».

(Открыть в новом окне)

Группа по изучению петроглифов Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР совместно с Тоджинской экспедицией Института археологии АН СССР проводила стационарные работы в Саянском каньоне Енисея, на месте древнего святилища Мугур-Саргол. Снят общий план местонахождения петроглифов, проведены их систематическое описание и фиксация. Выявлены новые изображения, в частности рисунки личин-масок. Особое внимание уделялось изображениям прямоугольных домов с примыкающими к ним круглыми или овальными загонами, представленными в плане.

 

Такие постройки находят некоторые аналогии среди современных тувинских. Интересна сцена деторождения, скрытая в глубокой промоине большого камня-«алтаря».

 

Серии новых петроглифов зафиксированы в местности Ортаа-Саргол и на левом берегу Енисея, вдоль так называемой «тропы Чингисхана». В их чис-

(201/202)

ле изображения колесниц (представлены в плане и в профиль); оленей, сходных с фигурками этих животных, высеченных на оленных камнях; рисунок пахотного орудия, «человека мухомора» и др. Особую группу составляют средневековые и более поздние этнографические рисунки, выполненные резной линией. Среди них есть изображения диких и домашних животных, духов-шаманов, сцены охоты и перекочёвки. Исследовалась техника нанесения петроглифов. Обнаружена новая древнетюркская надпись.

 

Елин В.Н., Зиняков Н.М.

Разведочные работы в Горном Алтае.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 202-203.

Камень-балбал.

(Открыть в новом окне)

 

Алтайский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета совместно с Горно-Алтайским краеведческим музеем проводил разведки в Горном Алтае, в долинах рек Чагая-Узун, Куэхтонар и Турунда, где зафиксировал свыше 200 археологических объектов.

 

В устье р. Чаган-Узун обнаружены 30 круглых невысоких курганов с каменной наброской. Величина их, как правило, небольшая (4-10 м в диаметре) , лишь два достигают в диаметре 20 м. Здесь же отмечены семь оградок из вертикальных плит. Некоторые курганы имеют ряды камней-балбалов, ориентированные на восток — юго-восток. С восточной стороны одной из оградок расположено каменное изваяние с изображением лица человека. Голова отделена от туловища выемкой, обозначающей шею. Точечной техникой показаны глаза и овал рта. В верховьях р. Чаган-Узун, у пос. Бельтир, открыты три могильника, насчитывающие 76 курганов с кольцевидной каменной наброской. Величина наброски отдельных курганов достигает 0,7 м. Характерной особенностью последних является наличие западин в центре. Диаметр курганов 5-15 м. Вблизи некоторых курганов располагаются поминальные выкладки из валунов. Отмечено 17 оградок из вертикально поставленных плит. С восточной стороны одной из них имеется стела с несколькими рисунками. В верхней части камня точечной техникой нанесено реалистичное изображение козла, подобное широко распространенным в I тыс. до н.э. В средней части стелы выделяются три фигуры, расположенные одна над другой и выполненные в технике граффити. Переданы две грациозные фигурки лошади, над головами которых — изображение человека без всякой детализации (показаны голова и часть туловища).

(202/203)

 

У слияния рек Турунды и Катуни зафиксированы два могильника из 30 курганов с каменной наброской, расположенных цепочками по линии север — юг. Диаметр курганов — 5-20 м; высота каменной наброски — до 0,6 м. Кроме того, обнаружены 11 небольших оградок из вертикально поставленных плит и несколько поминальных выкладок из округлых валунов и обломков горных пород, а также шесть новых тюркских каменных изваяний, стоящих одиночно (два), у оградки (одно) или курганов (три) и ориентированных на восток. Общим для всех изваяний, за исключением одного с выделенной головой и плохо сохранившейся лицевой частью, является изображение лиц мужчин прорезанным контуром, с усами, загнутыми кверху (два) или опущенными вниз (три). Головы изваяний, не выделенные из монолита, переданы кругом пли овалом. У одной фигурки верхняя часть вытесана из камня, а контуром изображена только шея. Пропорции изваяний не одинаковы: у двух головы занимают треть и четверть высоты статуи, а у остальных — более половины.

 

Кроме того, на правой десятиметровой террасе р. Чуи, недалеко от впадения р. Куэхтонар, раскопаны две сыродутные печи второй половины I тыс., одна из которых полуразрушена. Печи, врытые в материк, выложены из камня с применением глиняного раствора. Толщина выкладки 30-50 см. Внутри они обмазаны глиной; пол выложен плоским камнем. В передней части располагалось отверстие для выпуска шлака и устройство для искусственного дутья. Судя по фрагментам обмазки с отверстиями для сопел, дутьё велось двумя мехами. У передней стенки печи — углубление, где собирали шлак и откуда осуществляли дутьё. Стенки канала для выпуска шлака и воздуходувного устройства укреплены каменными плитами. Размеры сохранившегося горна: длина 1,25 м, ширина 0,55 м, высота 1,20 м. В заполнении на поверхности собраны уголь, шлаки, руда и фрагменты керамики.

 

На небольшом всхолмлении правого берега р. Куэхтонар раскопана ещё одна сыродутная печь, врытая в материк. Стенки её, за исключением передней, сооружены из поставленных на ребро тонких каменных плит. Передняя стенка выложена из мелкого камня таким образом, что на уровне 30 см от лещади оставалось небольшое отверстие для дутья. Во время выплавки железа шлак из печи не выпускался. В её заполнении обнаружен огромный конгломерат шлака (350 кг). Размеры горна: длина 1,40 м, ширина 0,5 м, высота 1,5 м. Датирующих вещей не найдено, но типологически такая сыродувная печь предшествовала печам с устройством для выпуска шлака.

 

Кирюшин Ю.Ф.

Работы в Среднем Приобье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 203-204.

 

Васюганская экспедиция Томского государственного университета продолжила исследования ранних памятников на оз. Тух-Эмтор у пос. Озёрное в верховьях р. Васюган и провела разведки на р. Нюрольке (правый приток р. Васюган) в окрестностях пос. Мыльджино и в среднем течении р. Тым, правого притока Оби.

 

На поселении Тух-Эмтор IV был заложен раскоп (192 кв.м), северная часть которого захватывала городище Тух-Эмтор, датируемое концом I тыс. н.э. На площади поселения доследовано жилище 10 развитой бронзы. Это сооружение наземного типа, подпрямоугольной в плане формы, площадью более 40 кв.м, с тремя наземными хозяйственными ямами и следами угловых и боковых столбов. Вскрыты также два очага вне жилищ и пять хозяйственных ям. При выборке заполнения жилища,

(203/204)

очагов и ям обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенных оттисками отступающей, шагающей и печатной гребёнки; каменные наконечники стрел, ножевидые пластинки, скребки, отщепы, отбойники; обломки тиглей, литейных шишек, глиняных форм и керамические грузила. В культурном слое поселения встречено большое количество фрагментов сосудов и целые сосуды, предметы бронзолитейного производства, каменный инвентарь, керамические грузила-рыбки, кости лошади, собаки и других животных. В верхней части слоя найдены целый кулайский сосуд, украшенный штампованными уточками, крестовидная бляшка, два трёхлопастных кулайских наконечника стрел и бронзовый перегородчатый кельт западносибирского типа.

 

На поселении Тух-Сигат IV в раскопе (28 кв.м) частично вскрыто поздненеолитическое жилище подпрямоугольной формы со следами угловых, боковых и центральных столбов. В заполнении встречены фрагменты остродонных и с уплощённым дном сосудов, украшенных гладкой и гребенчатой качалкой, отступающей палочкой, отступающей и печатной гребёнкой; наконечник дротика, каменные наконечники стрел, ножевидные пластинки, скребки и отщепы; кости карася. В верхней части культурного слоя мощностью 1,1-1,2 м преобладали фрагменты сосудов эпохи раннего железа, в средней — эпохи бронзы, в нижней — позднего неолита. Вместе с ними найдены орнаментированные керамические точильные бруски со следами употребления, которые могли использоваться только для заточки деревянных или костяных орудий.

 

На р. Нюрольке у пос. Мыльджино обнаружены два поселения (эпохи поздней бронзы и раннего железа) и городище, видимо II тыс. н.э.

 

В среднем течении р. Тым разведка проводилась по его притоку р. Польту, на оз. Польту, по протоке Зимний Напас и её притокам (Чебачья, Минолга и Усец). Обнаружены 18 новых памятников. К эпохам раннего металла и бронзы относятся поселения Польту 3/4, Напас, Пыжейка 1, Усец 1, на которых встречены фрагменты сосудов, украшенных отступающей или печатной гребёнкой и рядами ямок; ножевидные пластинки, скребки. На памятниках раннего железа (поселения Польту 3/3; Пыжейка 2, Минолга и городище Усец) найдены фрагменты сосудов, украшенные штампованной уточкой, печатной и протянутой гребёнкой. К раннему и позднему средневековью относятся поселения Польту 3/1, 3/2, Пыжейка 3, 4, Чебачья, Старый аэродром, Усец 2-4, Зимний Напас, городище Зимний Напас. На них чётко прослеживались жилищные впадины. Интерес представляет поселение Старый аэродром, которое насчитывает более 300 жилищных впадин, что необычно для таёжных памятников Западной Сибири. Поселение вытянуто по правому берегу протоки Зимний Напас на 2-3 км.

 

Ковалёва В.Т., Варанкин Н.В.

Новые памятники на оз. Андреевском.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 204-205.

 

Тюменский отряд Уральской экспедиции продолжал раскопки на южном берегу оз. Андреевского у г. Тюмени. Раскопом в 300 кв.м обнаружены остатки трёх жилищ. Первое из них — подквадратной формы, размером 6,8х6,8 м. углублено на 1,2-1,3 м от современной поверхности. Внутри находились канавки и очажные ямы, углублённые в пол жилища на 0,2-0,3 м. Заполнение содержало керамику боборыкинского типа — плоскодонные сосуды, орнаментированные в верхней части геометрическим узором, выполненным прочер-

(204/205)

чиванием, ямочными вдавлениями, «отступающей палочкой». Орудия изготовлены преимущественно на пластинах. Это жилище частично прорезает второе, менее глубокое, разрушив его восточную часть. В заполнении сохранившейся части второго жилища найдена керамика, названная кошкинской по поселению, где подобная керамика была встречена впервые. Это круглодонные и плоскодонные сосуды, в орнаментации которых много архаичных черт — доминируют прочерченные волнистые и горизонтальные линии. Удалось проследить стратиграфическое соотношение поздненеолитического кошкинского комплекса с энеолитическим боборыкинским, которые генетически связаны между собой.

 

Наиболее интересный материал получен из третьего жилища, расположенного несколько южнее первых. Оно подпрямоугольной формы (5,6х6,2 м), углублено на 1,2 м от современной поверхности, с длинным (2,4 м) и узким (0,8 м) выходом с южной стороны и очагом внутри. Заполнение его содержало керамику кошкинского типа, но в отличие от жилища 2 она богаче орнаментирована. Сосуды тонкостенные, поверхность тщательно заглажена, орнамент нанесён заострённой палочкой, но узор и композиция более разнообразны. Характерна не только горизонтальная, но и вертикальная зональность. Видимо, этот тип керамики относится к несколько более раннему времени, чем керамика второго жилища.

 

Исследования последних лет позволили выявить ещё одну линию развития лесного Зауралья в поздненеолитическую эпоху, главной особенностью которой является полное отсутствие в орнаментации керамики гребенчатого штампа.

 

Коников Б.А.

Исследования в лесостепном и таёжном Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 205-206.

 

Разведывательными отрядами Омского педагогического института проведены работы на пяти памятниках лесостепного и таёжного Прииртышья. Возле дер. Окунево Муромцевского р-на на грунтовом могильнике обнаружены три захоронения (одно трупоположение и два трупосожжения). Первое сопровождалось глиняным сосудом чашевидной формы, 10 бронзовыми зооморфными (голова медведя) бляшками поясного набора, железной мотыжкой, крупными костяными наконечниками стрел, бронзовым перстнем, обломками бронзового зеркала, костяными предметами (псалиями?). При трупосожжениях найдены глиняные сосуды и железная серьга. Сожжения находились на глубине 0,2-0,4 м от современной поверхности. Контуры ям проследить не удалось. Ориентировочно все три погребения датируются VI-IX вв. н.э. На городище в 200 м к северо-западу от могильника раскопом (16 кв.м) вскрыт культурный слой толщиной 0,3-0,4 м. Собрано: свыше 100 фрагментов орнаментированной керамики, четыре разнотипных бронзовых и 15 костяных наконечников стрел, обломок бронзового кельта и бронзовое пластинчатое кольцо. Памятник относится, очевидно, к эпохе ранней бронзы — раннего железа.

 

На территории дер. Имшегал Тарского р-на обнаружен могильник. На площади 20 кв.м вскрыты два погребения. При костяке, ориентированном черепом на запад, найдены железные черешковый нож, мотыжка и трёхлопастные наконечники стрел, бронзовые полые бляхи с изображением фантастических животных и подвески-колокольчики. Трупосожжение сопровождалось четырьмя железными мотыжками, бронзовыми фигурками птицы (глухаря) с двумя

(205/206)

подвесками и фантастического животного. Оба погребения датируются приблизительно VI-IX вв. н.э.

 

В дер.Аргаиз Знаменского р-на открыт могильник I тыс. н.э. На площади 20 кв.м исследованы два трупоположения. Одно сопровождалось железной мотыжкой, двумя круглодонными глиняными сосудами, бронзовыми фигурками лебедей, глухарей с подвесками, подвесками-колокольчиками, наконечниками от поясных ремней с изображением птиц. Во втором погребении лежали костяные наконечники стрел, бронзовые четырёхлопастные бляшки и бронзовая наременная бляха. Отдельно найдены бронзовые кельт и нож с кольцевидным навершием.

 

На городище у детского дома дер. Новоягодное Знаменского р-на вскрыты остатки жилища. В культурном слое (30-40 см) найдено около 200 фрагментов керамики. На одном — рисованное изображение птиц.

 

Константинов М.В., Константинова А.В., Сёмина Л.В., Лыцусь А.И.

Изучение многослойного поселения Студёное в Забайкалье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 206-207.

 

Западный отряд экспедиции Читинского педагогического института совместно с Читинским областным отделением Общества охраны памятников истории и культуры, Институтом геологии Сибирского отделения АН СССР и Дворцом пионеров и школьников проводил исследование многослойного поселения Студёное (Нарым I) на первой надпойменной террасе (6 м) у впадения ручья Студеного в р. Чикой. На поселении выявлено более 20 горизонтов с остатками материальной культуры, отделённых друг от друга стерильными прослойками. Это первое поселение такого рода в Забайкалье. Раскопки велись на двух участках общей площадью около 200 кв.м.

 

Аллювиальные отложения здесь перекрыты маломощным эоловым бурым песком и почвенным слоем. С ними связаны находки позднего неолита — ранней бронзы. Обращает на себя внимание очаг, напоминающий по форме лодку: «с бортами» из вертикальных плиток камня и «дном» из камней, лежащих плашмя. В углу очага — раздавленный круглодонный сосуд с развитым штамповым орнаментом. Прочие очаги имеют выкладку из галек по всей поверхности. Открыта также глубокая (до 1,6 м) хозяйственная яма с зольной массой в верхней части. Каменный инвентарь верхних горизонтов включает клиновидные микронуклеусы, микропластинки, микроскребки, двусторонне обработанные наконечники стрел.

 

Собственно аллювий обоих участков несколько отличен. На первом, ближнем к ручью участке, культурные горизонты связаны с тонкими (3-5 см) иловатыми прослойками, переслаиваемыми бурым и палево-серым песком. Отложения вскрыты до глубины 3 м. Установлено, что речной галечник залегает здесь на глубине около 5 м. На втором участке черные иловатые прослойки заключены в верхнем метре отложений. Нижние 2 м дают переслаивание глинистых (более тёмных) и песчаных (более светлых) прослоек. Первые из них являются культурными, вторые — стерильными. На глубине 3 м начинается галечник. Ближним к Чикою раскопом вскрыт погребённый прирусловой вал, выраженный как в пойменной, так и русловой фациях. Высота его до 1,5 м.

 

С аллювием связаны культурные горизонты, датируемые от среднего неолита до конца позднего палеолита. В одном из средненеолитических горизонтов выявлен интересный комплекс, представленный кострищем, крупным обломком рога оленя, обломком топора с

(206/207)

двумя боковыми выемками и раздавленным сосудом слабого обжига с округлым дном, слегка выпуклыми стенками и прямым венчиком. Под внешним краем венчика идёт ряд сквозных отверстий. На стенках сосуда отчётливо видны оттиски нитей. В ранненеолитических горизонтах обнаружена тонкостенная керамика с оттисками нитей.

 

В каменном инвентаре выделяются клиновидные нуклеусы, микропластинка, пластинки более крупных размеров, микроскребки. Они изготовлены из чёрной кремнистой породы, что резко отличает их от орудий вышележащих неолитических слоёв (преимущественно яшма и халцедон). Из крупных орудий отметим чоппер из крупной гальки с грубо оббитым волнистым краем. В мезолитических горизонтах орудия в целом повторяют ранненеолитические, но здесь имеют место также гобийские нуклеусы, трансверсальные резцы и отдельные орудия из крупных пластин (остроконечники, скребла, ножи) вполне палеолитического облика.

 

Особо отметим находки костяных поделок: двух обломков двупазных основ для вкладышевых ножей; двух костяных слегка изогнутых шильев с пришлифованными рабочими концами; двух заколок — ланцуков из охотничьего снаряжения. Ранее костяные изделия примерно того же возраста на забайкальских памятниках были известны только в Ошурково.

 

Все находки сосредоточены в основном в кострищах, представляющих собой углистую массу с отдельными камнями на поверхности. С кострищами связано также большое число мелких рыбьих костей и останки копытных животных, в том числе рога косулей и оленей. Отметим, что слои среднего и раннего неолита и мезолита не были прежде известны в юго-западном Забайкалье. Из палеолитических горизонтов (выявлены только на участке 2) особенно приметен горизонт со следами жилища. Жилище обозначено несколькими крупными камнями, лежащими по кругу диаметром около 3 м. В центре располагался очаг с плотной обкладкой из камней по периметру и углистой массой внутри. Пол жилища «забит» отщепами, среди которых встречались и отщепы с краевой ретушью.

 

Корякова Л.Н., Стефанова Н.К.

Работы в Упоровском р-не Тюменской области.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 207-208.

 

Тобольский отряд Уральской экспедиции исследовал комплекс памятников в 2 км к юго-востоку от дер. Ново-Шадрино, на второй надпойменной террасе правого берега р. Тобол. Часть поселения и грунтового могильника Ново-Шадрино I вскрыты раскопами 1 и 2. На площади раскопа 1 (202 кв.м) выявлены пять грунтовых погребений (в двух могилах — взрослые, в трёх — подростки) . Все ямы ориентированы с востока — юго-востока на запад — северо-запад. В могилах с сохранившимися костяками погребённые лежали на спине в вытянутом положении, головой на запад — северо-запад. В погребениях подростков найдены бараньи альчики и две пастовые бусинки. Предварительная дата могильника — эпоха раннего железа. Кроме того, на площади раскопа 1 обнаружены девять ям, очевидно, хозяйственного назначения и отдельные находки в толще культурного слоя (керамика, преимущественно эпохи ранней бронзы, кремнёвые орудия и отходы, поделки из глины). Раскопом 2 исследован врезанный в материк котлован жилища (5,15х5,50 м) с наземным очагом и хозяйственной ямой. В заполнении найдены фрагменты керамики эпохи неолита и ранней бронзы, а на полу — три тесловидных орудия.

(207/208)

 

Могильник Ново-Шадрино II, частично перекрывающий слой эпохи бронзы, состоял из восьми круглых уплощенных насыпей диаметром 16-17 м и высотой 0,3-0,4 м, окруженных рвами и валами. Вскрыты три таких кольца. Насыпи и валы выложены из дёрна; рвы слабо углублены в материк. В насыпях встречались фрагменты керамики, кости животных, угли, кремневые орудия. В центре двух колец находились парные погребения в прямоугольных ямах глубиной 0,3-0,4 м от уровня материка, ориентированных с северо-востока на юго-запад. Все они разграблены. В заполнении и на дне погребения в кольце I найдены обломки железного предмета и фрагменты керамики с резным и ямочным орнаментом. Во рву, на уровне дна, обнаружен плоскодонный сосуд со слабо профилированной шейкой, украшенной резными вертикальными линиями и ямками. Находки в погребении кольца II представлены обломками железного предмета и неорнаментированными фрагментами грубой керамики. Кольцо V несколько отличалось от предыдущих овальной формой и отсутствием погребения в центре площадки. На месте погребения здесь зафиксирован слабый прокал. В южной части рва обнаружено захоронение лося в прямоугольной яме (глубина 1 м), ориентированной с востока на запад. Сохранность памятника затрудняет определение его культурной и хронологической принадлежности. Возможно, он относится ко времени не позднее начала раннего железа. Несколько колец перекрыты насыпями курганного могильника Ново-Шадрино II.

 

Косарев М.Ф.

Разведки на Иртыше и Конде.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 208.

 

Разведочная группа Западно-Сибирской экспедиции Института археологии АН СССР совершила два разведочных маршрута по р. Конде (Тюменская обл.), в среднем её течении, и по Иртышу, в пределах Знаменского р-на Омской обл. На Конде, в окрестностях пос. Леуши, открыты восемь поселений эпохи раннего металла, на Иртыше, в районе пос. Знаменское, — четыре поселения бронзового и железного веков.

 

Памятники, обследованные во время первого маршрута, расположены на протоке Конды, на сравнительно невысоком (2-3 м) боровом берегу, как правило, у впадающих в протоку куреек и небольших ручьёв. Найденная керамика близка посуде поселений свердловско-тагильского региона — прежде всего керамике антского типа (эпохи ранней бронзы). Правда, в отличие от аятской посуды в орнаментации керамики, собранной на Конде, наблюдается уменьшение удельного веса геометрических узоров.

 

Поселения, найденные на Иртыше близ пос. Знаменское, расположены на высоких (8-10 м) останцах материкового берега, у старичных озёр, обычно в 2-3 км от современного русла Иртыша. Основная масса собранной в осыпи и найденной при шурфовке керамики по форме сосудов и характеру орнамента сопоставима с посудой андроноидных культур восточного Зауралья и Западной Сибири — черкаскульской, сузгунской, еловской, локализовавшихся на юге таёжной зоны, севернее андроновской культурной общности.

(208/209)

 

Кубарев В.Д.

Первые работы в долине р. Юстыд.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 209-211.

 

Исследования на р. Юстыд в Кош-Агачском р-не Горного Алтая проводились Восточно-Алтайским отрядом Североазиатской экспедиции. Выполнены рекогносцировочные работы по фиксации и картированию памятников, расположенных по правому берегу реки. Предварительно выявлены следующие типы сооружений: курганные могильники ранних кочевников; керексуры различных размеров с лучами, заключённые в круглую или квадратную ограды, в свою очередь окружённые кольцевыми выкладками; курганные плоские насыпи, имеющие вид платформы, расположенные одиночно, редко группами из двух-трёх вдоль второй надпойменной террасы; курганы с земляной насыпью и мелким галечником, имеющие по углам четыре вертикально установленных камня; древнетюркские курганы, обычно пристроенные с востока к курганам ранних кочевников; тюркские оградки с рядами балбалов, отходящих на восток, и такие же оградки с рядами каменных колец-очагов, устроенных также с восточной стороны; различные ритуальные выкладки (в виде трёх каменных цепей, расходящихся лучами по странам света), длинные (иногда более 1 км) и прямые цепи, сложенные из валунов и тянущиеся с востока на запад, фигурные оградки из редких валунов, «коридоры».

 

Курганных могильников ранних кочевников на Юстыде более 20. Они располагаются поперёк долины почти на равном расстоянии друг от друга. Курганы в могильниках устроены строго по линии север — юг, число насыпей — 6-10. У всех могильников с западной стороны на небольшом расстоянии имеются ряды восьмикаменных «поминальных» колец.

 

Частично раскопан самый крупный (27 насыпей) могильник Юстыд XII. Исследованы восемь курганов. В шести из них — детские захоронения в каменных ящиках, лиственичных колодах и небольших срубах. Два кургана (18 и 20) содержали погребения подростков в срубах с сопроводительными захоронениями коней, уложенных на искусственную подсыпку в северной части ямы. Два других кургана вскрыты в соседнем могильнике Юстыд XIII. Ориентировка погребённых во всех раскопанных могилах восточная, положение — на правом боку, со слегка согнутыми ногами. Только в одном захоронении под черепами погребенных прослежена угольная подсыпка, ранее отмечавшаяся почти во всех курганах соседнего уроч. Уландрык.

 

Набор предметов в могилах обычен для рядовых могил ранних кочевников: деревянные блюда на четырёх ножках и кружкообразные сосуды; ковши с небольшой рукоятью; керамические сосуды с характерной горловиной в виде раструба, железные ножи и удила. Из бронзы всего два ножа, акинакообразный кинжал в односторонних деревянных ножнах и зеркало с петельчатой рукоятью. Как в Уландрыке или в Бар-Бургазы, здесь во всех погребениях неизменна традиция изготовления деревянных имитаций зеркал, поясных пряжек и блях. Почти на каждом погребённом была деревянная копия трубчатой гривны с наконечниками в виде голов волка или барса. На одной из таких гривн — изображение лежащего козла, пока первое в этом районе. Над черепами погребённых в обрывках золотых листков сохранились деревянные скульптурные изображения коней, оленей и птиц. В исследованных курганах сакральные головные уборы погребённых украшали преимущественно фигурки коней, увенчанных рогами козерога из золотой фольги, т.е. отличные от погребений Уландрыка, где преобладали барельефные изображения оленей. Кро-

(209/210)

Деталь наскальной композции. Междуречье Бар-Бургазы и Юстыда (Открыть в новом окне)/

Древнетюркский серебряный сосуд (вверху тамга на дне сосуда). Юстыд (Открыть в новом окне).

Обломок оленного камня. Юстыд (Открыть в новом окне).

ме того, на Юстыде головные уборы или налобные повязки погребённых украшались различными по форме золотыми бляшками и подвесками. В кургане 18 найдены фрагменты кожаного пояса с наборными деревянными бляхами и бронзовый чекан на рукояти. В отдельных погребениях сохранились части кожаной и меховой одежды, окрашенной в красный и зелёный цвета, мумифицированные ткани погребённых. Во многих детских захоронениях в сумочке на поясе найдены кусочки красящих минералов. Из украшений также необ-

(210/211)

ходимо отметить бронзовые серьги в виде колечек с подвесками. Найдена и одна золотая, подобной же формы. Совершенно идентичные изображения серёг нанесены на трёх оленных камнях, ранее не известных на р. Юстыд. Исследованные курганы и оленные камни Юстыда могут быть датированы приблизительно IV-II вв. до н.э. Раскопаны две древнетюркские оградки. Внутри одной из них была зачищена нижняя часть ствола лиственницы; остатки столбов обнаружены и снаружи оградки. Перед оленным камнем, установленным вторично у этой же оградки, найден тюркский серебряный сосуд. Начато изучение самого крупного оленного камня на р. Юстыд. Это уникальный и единственный в своем роде памятник в Горном Алтае. Перед оленным камнем в небольшой ямке найдены песты, тёрочники, крупный кристалл горного хрусталя, а также каменная головка, примитивная по трактовке, однако не имеющая аналогов. Слева и справа от оленного камня (по линии север — юг) расчищены обломки более 30 оленных камней. Некоторые из них удалось собрать ещё в поле. Позади оленных камней широкой полосой располагаются 104 кольцевых выкладки из валунов. Внутри двух исследованных колец — следы кострищ с остатками кальцинированных костей. Этот комплекс несомненно связан с окружающими его керексурами и по конструкции напоминает подобный памятник в соседней Монголии, в местности Ушкийн-Увэр, исследованный В.В. Волковым и Э.А. Новгородовой. Археологической разведкой открыты новый район с петроглифами в междуречье Юстыда и Бар-Бургазы, а также две железоплавильные печи по берегам р. Юстыд.

 

Куйбышев А.В., Медникова Э.М., Могильников В.А., Неверов С.В., Суразаков А.С., Уманский А.П.

Работы Алтайской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 211-212.

 

Экспедиция изучала памятники в зоне строительства Кулундинского магистрального канала.

 

Продолжены раскопки могильника Камень II, где вскрыты 13 курганов с земляными насыпями. По их периметру на материке обычно проходит кольцевой ровик с перемычками, исполнявший роль ограды. Ровики заполнены чернозёмом; иногда в них попадаются кости животных. Курган 13 относится к VIII-IX вв., остальные — к III-I вв. до н.э. Изучение погребального обряда курганов эпохи раннего железа в основном подтвердило наблюдения, сделанные в прошлые годы. Под насыпью кургана обычно находится несколько погребений в прямоугольных грунтовых ямах. В отдельных случаях погребения устроены в насыпях или на уровне материка. Чаще это детские захоронения. Погребённые лежат на спине, в вытянутом положении, преимущественно головой на запад. Сверху они часто перекрыты продольным накатом в один или несколько рядов берёзовых брёвен и имеют у дна сруб или обкладку в один, редко — в два венца. Курганы 17 и 19 содержали по одному диагональному погребению в больших подквадратных ямах.

 

Инвентарь в основном аналогичен полученному здесь ранее. Преобладают лепные кувшиновидные сосуды с плоским дном. Кроме того, есть каменные и глиняные курильницы, остатки деревянных блюд, железные ножи, пряслица, булавки, серьги, бусы, зеркала. Большой интерес представляет захоронение воина в кургане 15 (погребение 5), где обнаружены костяные наконечники стрел, железные чекан и удила, остатки костяных пронизок и блях от узды.

 

Характер погребального ритуала и состав инвентаря указывают на обменные и этногенетические связи населения лесостепного левобережья Прио-

(211/212)

бья и Кулундинской степи с сако-усуньскими племенами Казахстана и Средней Азии. Этот вывод подкрепляется материалом из курганов у дер. Андроново Тюменцевского р-на, где наряду с захоронениями в простых грунтовых прямоугольных ямах, ориентированных с запада на восток, обнаружены погребения в катакомбах, подобных широко распространенным у ранних кочевников Средней Азии. К сожалению, из-за сильной разграбленности курганы у дер. Андроново плохо датируются. Наиболее вероятная их дата — III-II вв. до н.э.

 

Три кургана сросткинской культуры раскопаны у дер. Грязново. Один из них полностью разграблен, во втором встречены две бронзовые бусины, в третьем — захоронение-кенотаф с палашом и остатками уздечки, представленными удилами и бронзовыми орнаментированными бляшками, датирующимися IX-X вв. н.э. В свете исследований последних лет можно утверждать, что памятники сросткинской культуры лесостепного междуречья Иртыша и Оби представляют особую этнокультурную группу, отличную от синхронных памятников степных предгорий северо-западного Алтая и Алейской степи, приписываемых кимакам.

 

На поселении ирменской культуры у с. Ильинка на р. Бурле исследовались полуземлянка и зольник. Из зольника извлечено большое количество керамики и много костей крупного и мелкого рогатого скота и других домашних животных. Керамика представлена обломками толстостенных сосудов с налепными валиками в нижней части прямого венчика, украшенных грубым резным орнаментом. Такой облик керамики указывает на контакты носителей ирменской культуры с более южным населением с валиковой керамикой. На поселении найдены также бронзовые кинжал и четырёхгранное шило, рукоять бронзового ножа.

 

На левом берегу р. Бурлы, в районе Ильинского пляжа, открыта многослойная стоянка с разрушенным выдувами культурным слоем.

 

Разведками в Горном Алтае были обследованы комплексы памятников в Кош-Агачском р-не у деревень Чаган-узун, Кызыл Мааны, Кокорю, а также у дер. Кара-Коба Онгудайского р-на. Вопреки распространенному мнению, что камни-балбалы всегда стоят с восточной стороны курганов или оградок, на могильниках у деревень Кара-Коба и Иня перед домами отмечено наличие балбалов с западной и северной сторон курганов и оградок, а в большинстве других случаев ряды балбалов обращены на восток, но с отклонениями.

 

Кулемзин А.М.

Новые памятники в Кемеровской области.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 212-213.

 

Один из отрядов экспедиции Кемеровского государственного университета и Кемеровского государственного института культуры проводил исследования на северо-востоке Кемеровской обл.

 

В 300-400 м северо-восточнее с. Шестаково раскопаны остатки двух разрушенных траншеей курганов раннеташтыкского времени. Установлено, что курганы имели диаметры 7 и 10 м. Под невысокой земляной насыпью находились подквадратные выкладки из бутового камня. Внутри выкладок — могильные ямы глубиной около 0,5 м. Могилы имели перекрытия из брёвен, а над ними — сооружения в виде шалаша или чума из тонких брёвен и жердей. Захоронение произведено по обряду сожжения погребённых вместе с могильным сооружением. Сохранились незначительные остатки обгоревших

(212/213)

брёвен, мелкие прокалённые кости животных и человека. С погребёнными были поставлены глиняные сосуды банковидной формы и на поддоне, часть из которых сохранилась неповреждёнными. На дне могил обнаружены многочисленные мелкие фрагменты гипсовых масок. Интересна находка части маски (нос, верхняя губа и часть щеки). Погребения предварительно датируются II-III вв. н.э.

 

В 2,5 км к северу от с. Шестаково, на обрыве правого берега р. Кии, обнаружено неолитическое местонахождение, где собран подъёмный материал (отщепы, скребок, вкладыши) из крупнозернистого кремнистого сланца светло-серого цвета. В 200 м восточнее неолитического местонахождения открыто поселение позднетагарского времени. В разрезе силосной траншеи на глубине 0,2 м обнаружен культурный слой, содержащий кости животных, керамику, угли, камни.

 

На юго-восточном берегу оз. Шумилка недалеко от с. Колба обнаружено поселение позднетагарского времени. На распахиваемом поле собраны керамика, кости животных, обломки зернотёрок.

 

В озере, недалеко от берега, местными жителями был найден и передан отряду большой бронзовый котёл скифского типа. На северо-восточной стороне озера, в 0,5 км от поселения, находятся три позднетагарских кургана.

 

В северной части с. Макарове, в обрыве берега р. Чулым, обнаружен культурный слой на глубине 0,35-0,4 м, в котором найдены обожжённые камни, кости животных и уголь. В 100 м ниже по берегу Чулыма в обрыве обнаружены две разрушенные могилы. Они находились под насыпью толщиной около 0,3 м. Глубина могильных ям — около 0,15 м. Захоронение совершено по обряду сожжения. В срезе на дне могил видны обгоревшие кости человека, обуглившиеся дерево и берёста, оплавившееся стекло. В 1,5 км юго-восточнее с. Макарово, на левом высоком (6 м) берегу Чулыма, в переотложенном состоянии обнаружены остатки палеолитической фауны (бизон, дикая лошадь, или кулан, мамонт). Кости залегали на глубине 1,0-1,2 м в более тёмном слое суглинка (по сравнению с верхними и нижними слоями глины).

 

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л.

Исследование замка в дельте Уйбата.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 213-214.

 

Хакасская экспедиция Московского государственного университета продолжала исследование древнехакасского города в дельте р. Уйбат. Полностью расчищен снаружи средневековый замок, находившийся в центре поселения. Его восточная стена, укреплённая башнями, имеет длину 72 м и сохранилась на высоту 4 м. Северная и южная стены (по 37 м), так же как и западная (60 м), башен не имели. Первоначально всё сооружение, вероятно, возвышалось над степью на 6-7 м. Обнаруженный в 1975 г. дверной проём (шириной 1,2 м), расположенный между двумя башнями восточной стены, оказался единственным входом в мощное укрепление.

 

Изучение системы кладки, особенностей сырцового кирпича различных участков стен и башен приводят к выводу о постепенном сложении общего плана сооружения. Замок пережил по крайней мере три этапа строительства, последовательно менявших его облик. Первоначально было создано квадратное в плане сооружение из высоких, сильно скошенных наружу оборонительных стен (длиною по 30 м), имевшее узкий вход с востока. Затем площадь замка была увеличена вдвое за счёт пристройки к южной стене второй его части,

(213/214)

полностью симметричной первоначальному строению. Таким образом, прямоугольный замок (60х30 м) оказался разделенным пополам поперечной стеной. В ней, вероятно, был пробит проход, так как в южную половину крепости отдельного входа нет. Снаружи к восточной стене здания были позднее пристроены четыре оборонительные башни: две центральные трапециевидные в плане, а угловые — шестиугольные. За счёт выступания башен размеры восточной, южной и северной стен увеличились соответственно до 72 и 37 м. Возможно, на этом этапе к северной стене была пристроена невысокая узкая платформа, назначение которой пока не выяснено. Привлекает внимание сильная прокалённость её поверхности, а также то, что она покоится на слое, образованном остатками первоначальной разрушенной стены.

 

Данные для датировки каждого строительного периода ещё не получены. Не вызывает сомнения, что замок существовал длительное время и изменения в его облике связаны с переменами в потребностях обитателей. Следы ремонта северных участков обеих угловых башен также указывают на длительную историю замка. Находки, обнаруженные под стенами, подтверждают датировку замка IX-XIII вв. Это — обломки хумов среднеазиатского типа, красноглиняных «кыргызских» ваз, баночных сосудов, железных строительных деталей. Встречены наконечники стрел, а также костяные, деревянные и берестяные поделки. Найдены кусок верхнего жернова ручной мельницы и часть железного пружинного замка цилиндрического типа (первая находка такого предмета в Южной Сибири).

План замка IX-XII вв. в дельте Уйбата.

(Открыть в новом окне)

 

Вблизи замка выявлены остатки двух полураспаханных сырцовых строений. В долине Уйбата собрана серия средневековых тамг, выбитых на камнях тагарских курганов. Найдены две рунические надписи. Одна из них (четыре строки, 28 знаков) до сих пор не была известна науке.

 

Небольшие раскопки проводились на аскизском могильнике Самохвал III в окрестностях г. Абакана, в уникальных погребальных гротах скалы Узун Хая на р. Есь, на карасукских могильниках горы Узун хая баары и в уроч. Хусхуннух.

 

При разведках в Южной Хакассии впервые археологически обследован Таштыпский р-н. В долинах рек Абакана, Таштыпа и Тёи открыты три не известных науке чаа-таса, стоянки (коши) древних пастухов, святилища, многочисленные могильники и поминальные ряды более раннего времени, серия каменных энеолитических изваяний. Собрано много древнехакасских тамг и разновременных рисунков на курганных плитах. Обследованы правый берег р. Беи и остатки Ташебинского чаа-таса, где сохранились четыре древних изваяния.

(214/215)

 

Лапшин Б.И.

Разведки в долинах рек Катуни и Бии.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 215.

 

Экспедиция Бийского краеведческого музея им. В.В. Бианки провела разведки по р. Катуни в Шебалинском р-не Горно-Алтайской автономной области и по р. Бии в Бийском, Солтонском, Красногорском р-нах.

 

В долине р. Катуни открыты восемь новых памятников эпохи камня (от верхнего палеолита до мезолита). От современного устья р. Эдиган до дер. Эдиган находки сделаны в четырёх пунктах. Они связаны с 20-30-метровыми террасами р. Катуни ц представлены скребловидными орудиями типа «чопперов», крупными подчетырёхугольной формы отщепами леваллуазского облика с характерной площадкой в виде «треуголки», площадкой подпризматического нуклеуса, нуклевидными сколами, опробованными галечными желваками, отщепами. Большинство находок сильно патинировано, что косвенно указывает на их большую древность.

 

Все находки сделаны по внешнему борту террас, на самих террасах идет интенсивная распашка, не вскрывшая, однако, культурного слоя. К этому же времени может быть отнесено местонахождение на левом берегу ручья Тельдекпень, на 20-метровой террасе р. Катуни.

 

Здесь обнаружены: крупный галечный нуклеус с хорошо подготовленной площадкой, с одним негативом скола и сильной известковой патиной и отщепы.

 

Интересными оказались находки в долине р. Нижний Куюс, в 6,5 км от места впадения её в р. Катунь. В южной стороне долины, на 20-метровом террасовидном уступе, на глубине 1 м найдены крупная леваллуазского облика пластина из чёрного кремня со следами рабочей ретуши и обломок рога благородного оленя. На четвёртом уступе (высота 60-70 м) обнаружен классический леваллуазский остроконечник из светлой кремнистой породы.

 

Местонахождения Эдиган II в устье р. Бийки у с. Чепош связаны с 6-8 и 10-12-метровыми террасами р. Катуни и могут быть отнесены к эпипалеолиту — мезолиту. Здесь собраны: эпилеваллуазского облика нуклеусы, миниатюрные ножевидные пластинки с ретушью, более крупные ножевидные пластинки с притупляющей ретушью, концевые и округлые скребки на пластинах и отщепах, зубчато-выемчатые орудия на отщепах и сколах, резцы на отщепах и пластинах, скобели-резцы, отщепы и пластинки с односторонней подтеской. Кроме того, на 20-метровой террасе р. Катуни около устья р. Эдиган зафиксирована группа из восьми курганов с каменной наброской. Диаметр курганов 6-12 м, видимая высота на-броса — 0,5-0,6 м. Группа из трёх таких же курганов находится в устье р. Бийки.

 

По р. Бии материал собран в пяти пунктах. У пос. Бакальский, на шестиметровой террасе правого берега и на галечнике найдены два крупных скребловидных орудия палеолитического облика, заготовка орудия на плоской речной гальке с двусторонней сбивкой и опробованный речной желвак. Неолитический материал собран у пос. Фрунзе по левому берегу реки (высота до 2 м). В суглинке на глубине 0,4 м и на берегу обнаружены пережжённые отщепы, ножевидные пластинки, скребки и подшлифованный топор из кремнистого сланца. Находки неолитического облика обнаружены на левом берегу р. Бии, на месте бывшей дер. Прогресс. Фрагменты керамики, обнаруженные против пос. Прогресс, относятся к ирменской культуре (около VIII в. до н.э.), а керамика в окрестностях дер. Бехтемир — к большереченской культуре (VIII-V вв. до н.э.).

(215/216)

 

Леньков В.Д., Галактионов О.С.

Раскопки на Екатериновском городище.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 216-217.

 

Екатериновский отряд Института истории, археологии и энтографии [так в тексте] народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра совместно с Дальневосточным государственным университетом проводил исследования Екатериновского городища в 2 км к северо-востоку от с. Екатериновка Партизанского р-на Приморского края. Первые сведения о городище имеются в трудах Ф.Ф. Буссе. В 1973-1974 гг. на нем проводил разведочные работы отряд Э.В. Шавкунова. Собранный материал позволил Э.В. Шавкунову датировать городище XI в.

 

По своей конструкции Екатериновское городище почти идентично Шайгинскому. Оно занимает склон сопки, разделённый распадком на две части. По гребню сопки сооружён оборонительный вал протяжённостью более 2200 м. Высота крепостных стен различна и зависит в основном от рельефа местности. В восточной части, где вал проходит по пологому склону сопки, высота его более 4 м. В тех местах, где стена проходит по краю крутых склонов сопки, её высота не превышает 0,5 м. На крепостной стене — 14 башен. Центральный вход в городище, укреплённый траверсами, находился с восточной стороны. Оба внутренних склона городища покрыты искусственными террасовидными площадками различной величины, предназначенными для сооружения жилых и хозяйственных комплексов. На расстоянии 20 м друг от друга в южной части городища расположены два небольших внутренних города. В плане каждый из них представляет собой неправильной формы четырёхугольник, окруженный невысоким (до 1 м) валом. Вход в оба внутренних города находился в северо-восточной части.

 

Внутри восточного внутреннего города сооружена большая терраса (36х16 м), выложенная крупными необработанными известняковыми глыбами. По краям террасы хорошо прослеживаются опорные стенки, предохранявшие её от оползания. На поверхности террасы встречается большое количество кусков сильно прокалённой глиняной обмазки. При вскрытии террасы установлено, что она была обмазана толстым слоем глины, которая под воздействием высокой температуры спеклась до шлакообразного состояния. Назначение террасы до конца выяснить не удалось.

 

Раскопаны остатки 10 жилищ, которые имеют хорошо заметную обваловку по периметру стен. В ней прослеживается много крупных камней. Это, скорее всего, остатки высокой внешней завалинки, насыпанной для утепления стен

Бронзовая наременная накладка. Екатериновское городище.

(Открыть в новом окне)

жилища, основание которой обкладывалось камнями. Вход в жилище — с востока; каны — прямые, Г-образные и П-образные. Наиболее интересен обнаруженный в жилище 5 склад кузнечно-слесарного инструментария, готовой продукции, полуфабрикатов в виде криц и лома железных и чугунных изделий, собранного сюда, вероятно, для переработки. На отдельных железных вещах встречаются следы инкрустации серебром. Бронзовые украшения представлены половинкой поясной накладки с изображением дракона, миниатюрной пряжкой и наременной накладкой

(216/217)

с овальным отверстием в нижней части для продевания портупейных ремней. Такие накладки хорошо известны в памятниках V-X вв. Южной Сибири и Центральной Азии, что свидетельствует о существовании связей между племенами, жившими на территории советского Дальнего Востока, и кочевыми племенами Центральной Азии и Южной Сибири.

 

Анализ всего комплекса вещественного материала (более архаичный как по форме, так и по качеству керамический материал по сравнению с шайгинским; монеты выпуска только начала XII в.) позволил несколько поднять дату Екатериновского городища. Вероятнее всего, оно было сооружено в конце XI в., но продолжало функционировать и в первой половине XII в.

 

Леонов О.М., Медведев Г.И., Уткин Г.С.

Новое палеолитическое местонахождение в Среднем Приангарье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 217.

 

На северо-восточной окраине г. Братска в полосе прибоя небольшой безымянной бухты, примыкающей с востока к Курчатовскому заливу, научным сотрудником Братского краеведческого музея Г.С. Уткиным обнаружены изделия из камня палеолитического облика. Воды Братского водохранилища размывают здесь 75-80-метровые уровни левого коренного берега р. Ангары. По предварительному обследованию естественных обнажений размыва и профилей соседних технических выработок, археологический материал вымывается из деформированного древними мерзлотными процессами почвенного горизонта, который в Прибайкалье принято считать аналогом каргинского межледниковья. Найдено три локальных скопления артефактов из пород формации траппов. Общее количество предметов — 200, в том числе 27 отщепов, 45 пластин, 31 нуклеус, 28 изделий различной морфологии, 45 кусков расколотого траппа и обломки изделий. Все предметы сильно патинизированы. Характерно обилие пластин, из которых изготовлены крупные концевые скребки, скрёбла, острия. В группе отщепов есть экземпляры леваллуазской формы.

 

Новое палеолитическое местонахождение является наиболее древним из всех известных до сих пор в Среднем и Нижнем Приангарье, а принадлежащий ему материал — наиболее морфологически чётким и отличным от ранее изучавшихся ансамблей указанных регионов. Судя по всему, в Среднем Приангарье открыт памятник ранней или средней поры позднего палеолита.

 

Мандельштам А.М., Стамбульник Э.У.

Работы второго отряда Саяно-Тувинской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 217-218.

 

Отряд продолжал систематические раскопки могильника Аймырлыг как в «скифской» его части, так и в относящейся к последним векам до нашей эры — первым векам нашей эры. Исследования погребений в срубах дали дополнительные материалы для выявления специфики северной части памятника, сделаны также некоторые не представленные ранее находки. Завершены работы на самом большом погребальном сооружении «скифского» периода, отличающемся сложной конструкцией центральной части и наличием кольцевидной выкладки ограды с двумя перерывами — входами. Вместе с расположенными вблизи могилами разных периодов это сооружение представляет большой интерес для понимания истории формирования всего памятника и тем

(217/218)

самым — истории данной части Тувы. Раскопки могил последних веков до нашей эры — первых веков нашей эры, расположенных в пределах ограниченного участка, дали новые важные материалы для постановки и разработки вопроса о характере переходного этапа от скифского периода ко времени, для которого типичны памятники типа Кокэля. Отчётливо прослежено отсутствие здесь признаков какой-либо промежуточной культуры, установлено наличие более ранних традиций и появление многих новых черт в конструкции могил, обряде погребения и сопровождающем инвентаре. В числе интересных находок здесь имеются сравнительно хорошо сохранившиеся части одежды и различные деревянные предметы.

 

Кроме того, отряд вел работы на могильнике Байдаг II близ г. Шагонара, где сконцентрированы крупные и сложные по конструкции погребальные сооружения, аналогичные известным в Ноин-уле (Монголия) и Забайкалье. Выявлено сооружение, отличающееся от ранее раскопанных здесь особенно крупными размерами и большой сложностью.

 

Маннай-оол М.X., Монгуш В.Т.

Исследования в Туве.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 218.

 

Экспедиция Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории проводила исследования в районе северного склона хребта Танну-Ола, в долинах рек Могай и Хендерге. Всего раскопано 14 объектов, в том числе шесть курганов позднего этапа уюкской культуры (V-III вв. до н.э.). Остальные принадлежат к числу поминальных сооружений шурмакской культуры (II в. до н.э. — V в. н.э.) и древнетюркского времени (VI-VIII вв. н.э.).

 

Погребальные сооружения уюкской культуры представлены коллективными захоронениями (от трёх до пяти человек) в деревянных срубах и одиночными в каменных ящиках. Скелеты погребённых потревожены грабителями, но, судя по всему, они лежали в скорченном положении, на правом или левом боку, головой на запад. Все погребения указанного времени оказались разграбленными в древности. Несмотря на это, в них найдены бронзовые трёхгранные наконечники стрел, зеркало, обоймочки, подвески, раковины каури, бусы. В поминальных сооружениях шурмакской культуры обнаружены глиняные сосуды с арочным орнаментом. Интересна миниатюрная железная копия бронзового котла скифо-сибирского типа. Инвентарь древнетюркских погребений представлен железными наконечниками стрел, глиняным пряслицем и сосудами. Значительный интерес представляет позднее (XIV-XV вв.) впускное захоронение с двумя конями, где найдены железные удила, стремена, наконечники стрел, различные украшения конского снаряжения, бусы.

 

Наряду с раскопками, экспедиция исследовала оленные камни, каменные изваяния и местонахождения наскальных изображений, относящиеся к VII-I вв. до н.э. В последних преобладают фигурки оленей, горных козлов, сцены охоты. Интересны тамгообразные знаки в виде якоря, колец и колесницы.

(218/219)

 

Мартынов А.И., Абсалямов М.Б.

Шестаковское поселение по материалам раскопок 1976 г.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 219.

 

Продолжено исследование Шестаковского укреплённого поселения переходного тагаро-таштыкского времени (III-I вв. до н.э.), начатое в 1971 г. Оно находится на правом берегу г. Кии (левый приток Чулыма) у с. Шестаково Чебулинского р-на Кемеровской обл. Раскопки проводились в юго-западной части поселения, где вскрыта площадь в 564 кв.м и обнаружены три ямы-жилища, одно жилище типа шалаша и множество различных ям, связанных с хозяйственными комплексами.

 

На фоне общей площади вскрытий вырисовывается план застройки южной части поселения. Вдоль южной границы открыты остатки срубных наземных жилищ. С восточной стороны каждого из них находился двор, включающий хозяйственные ямы и надворные постройки, от которых остались следы в виде ямок от столбов. Прослежены некоторые конструктивные детали хозяйственных ям, условно названных нами погребами. В частности, у погреба 2, расположенного у второго жилища, на предматериковом песчаном слое обнаружены следы дерева. Остатки древесной трухи зафиксированы и на дне хозяйственных ям. Вдоль стенок — ямы от опорных столбов, поддерживавших навес. В плане погреба имеют подквадратную форму со сторонами от 1,5 до 2 м и глубину до 1,4 м от уровня материка. Около жилища 2 обнаружены остатки наземного строения с очагом в центре. Ямы от опорных столбов наклонены к центру, что может свидетельствовать о шалашеобразной форме этого жилища. С восточной стороны к нему также примыкает погреб. Второй ряд построек проходил параллельно первому, у северной границы раскопа, где вскрыты часть ещё одного наземного четырёхугольного жилища и ямы двух погребов.

 

В коллекции с поселения — около 20 костяных наконечников стрел (ромбических в сечении, с уплощённым черешком), бронзовый трёхлопастный втульчатый наконечник стрелы скифского времени и несколько трёхлопастных наконечников гуннского времени; четырёхгранные бронзовые проколки, нож тагарского времени; железная проколка с навершием в виде двух свисающих в противоположные стороны колец, восемь железных черешковых ножей. Основным материалом является керамика двух форм: неорнаментированная баночной формы (тагарская) и с поддонами, нарезным и штампованным орнаментом, типичная для переходного и раннеташтыкского времени. Много костяных поделок, которые находят аналогии в материалах других памятников скифо-сарматского времени. Материалы Шестаковского поселения датируются одним временем с инвентарём Шестаковских курганов, хронология которых хорошо разработана. Курганы и поселения относятся к концу тагарской культуры и переходному тагаро-таштыкскому времени (III-I вв. до н.э.).

 

Мартынов А.И., Коротаев А.М., Абсалямов М.Б.

Новые поселения тагаро-таштыкского времени в Южной Сибири.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 219-220.

 

Экспедиция Кемеровского государственного университета проводила разведки на северо-востоке Кемеровской обл., юге Красноярского края и в Хакасской автономной обл. Обследованы бассейны р. Урюп, озёр Большого, Белого, Чёрного, Шира, Косоголь, Тагарского, рек Чулым, Белый и Чёрный Июс, а также левые притоки среднего течения р. Енисей. Открыты 52 поселе-

(219/220)

ния, относящихся к тагарскому и таштыкскому времени.

 

В среднем течении р. Урюп на поселениях собраны фрагменты тагарской и таштыкской керамики и кости животных. Контрольными шурфами обнаружены культурные слои, в которых встречаются мелкие угли, обожжённые кости животных, керамика. Возле сёл Никольского и Новокурск и дер. Скрипачи Шарыповского р-на Красноярского края также открыты поселения тагарско-таштыкского времени, где помимо тагарской и таштыкской керамики собраны обломки каменных зернотёрок из красного песчаника и кости животных. При обследовании берегов оз. Большой Косоголь на месте находки в 1966 г. Косогольского клада обнаружено поселение V-IV вв. до н.э. На юго-западном берегу того же озера, в 2 км от дер. Косоголь, на прибрежных террасах найдены ещё четыре поселения и большая курганная группа с каменными оградками тагарской культуры.

 

На западном берегу оз. Белого, в 3 км от дер. Озёрная, на береговой террасе найдено поселение, сборы с которого представлены керамикой, орнаментированной оттисками гребенчатого штампа, большим остеологическим материалом, фрагментами лепной толстостенной тагарской керамики. Два поселения с такой же керамикой открыты в 7 км северо-восточнее с. Шарыпово, на ручье Ожа. Контрольными шурфами на поселениях обнаружен культурный слой мощностью 10-15 см, в котором встречаются угли, кости лошади, овцы, коровы, мелкие фрагменты керамики. На оз. Большом возле дер. Парная и дер. Малое озеро Шарыповского р-на Красноярского края найдены ещё два тагарских поселения.

 

На правом берегу р. Белый Июс у с. Ефремкино Шарыповского р-на Красноярского края обнаружены два поселения, а около с. Большой Сютик Орджопикидзевского р-на — ещё пять поселений с тагарской и таштыкской керамикой. У с. Борозда Боградского р-на зафиксировано поселение с таштыкской керамикой. Поселение в 8 км от дер. Знаменка того же района расположено на правом берегу безымянного ручья, впадающего в р. Камышта (приток р. Ерба). В северной части поселения по направлению запад — восток проходит сглаженный вал высотой 30-40 см и длиной 60 м. Собран значительный подъёмный материал: тагарская керамика, кости животных. В береговой части террасы обнаружен культурный слой.

 

При обследовании Тагарского озера (Минусинский р-н Красноярского края) обнаружены три поселения. На пахоте собраны тагарская керамика, поделочные камни со следами сколов, кости животных.

 

Мартынова Г.С.

Тагарские земляные курганы у пос. Тисуль.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 220-221.

 

Отряд экспедиции Кемеровского государственного университета начал исследование земляных курганов у пос. Тисуль Кемеровской обл. Группа состоит из шести курганов правильной округлой формы диаметром 30-36 м и высотой 1,3-1,5 м и расположена недалеко от поселений Тисуль 1 и Тисуль 2, относящихся к тагарскому и переходному времени. Вскрыты два кургана в юго-западной части могильника, насыпи которых соединялись друг с другом. Курган 2 относится к тисульскому этапу лесостепной тагарской культуры V-IV вв. до н.э., курган 1 — к шестаковскому этапу (II-I вв. до н.э.).

 

Курган 1 содержал два трупосожжения. Интерес представляет конструкция склепа 2. Частокол закреплен с внешней и внутренней сторон горизонтально уло-

(220/221)

жёнными брёвнами; сверху камера перекрыта брёвнами в один накат. Вдоль стен обнаружено большое количество сосудов различных форм: кубковидные со сливом, баночные, чугунковидные, миниатюрные рогатые. Бронзовые предметы (штандарты, бляшки, проколки, диадемы, ножи, зеркала) относятся ко II-I вв. до н.э. В склепах найдено большое количество шлаков.

 

Под насыпью кургана 2 исследованы четыре склепа (два — в западной половине кургана и два — в восточной). Склепы квадратные в плане и ориентированы углами по странам света. Размеры их в среднем 3,9х3,8 м. Все они имели хорошо сохранившиеся перекрытия. Сверху перекрытия были покрыты слоем берёсты. Перекрытия склепов 1 и 4 сдвинуты. В склепах обнаружены типичные для тагарской культуры погребения по обряду коллективного трупоположения. В одном из склепов (3) погребенные были обнесены с двух сторон каменной оградкой из мелких камней песчаника, идущей параллельно стенам склепа. Инвентарь склепа: бронзовые бляшки, ножи, зеркала, проколки, кости животных.

 

Матвеев А.В., Колесин А.Н., Соболев В.И., Зах В.А.

Работы Новосибирской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 221-222.

 

Новосибирская экспедиция проводила разведочные работы в зоне проектируемой Обь-Иртышской оросительной системы. В бассейне Верхнего Чулыма обнаружены два городища и семь курганных групп, в среднем течении Чулыма — 14 памятников, два из которых (Костяниха и Голубуха) представляют собой группы в 26 и 27 курганов. Остальные памятники представлены одиночными курганами. В бассейне р. Баган выявлены 53 памятника, значительная часть которых относится к эпохе неолита. В Чистоозёрном р-не и на южном берегу оз. Чаны обнаружен ряд курганных могильников. Все они находятся на высоких гривах и располагаются в основном группами от двух до пяти; встречаются и одиночные насыпи. Отметим, что некоторые курганы достигают значительных размеров — более 50 м в диаметре. Они окружены рвами, прерывающимися в юго-западной и северо-восточной частях. Обследованы два городища на о-вах Тюменка и Чиняиха. Тогучинский отряд обследовал берега р. Ини от г. Тогучина до дер. Кайлы и участок от дер. Верх-Ики до с. Маслянино по р. Бердь. На Ине зарегистрированы три поселения со следами землянок.

 

На средства Новосибирского отделения Общества охраны памятников истории и культуры проведены охранные работы. У с. Дубровино Мошковского р-на раскопан подвергающийся сносу курган в группе из 16 распаханных насыпей. Он содержал пустую могилу и погребение коня без инвентаря. Почти на каждом кургане имелись каменные стелы в виде столбиков и плит со следами тёса и шлифовки. Высота их от 1 до 1,5 м, ширина 15-30 см. В Тогучинском р-не на р. Ине зачищен обрушивающийся берег на территории неолитических памятников Иня 2 и 3. Найдены скребки, отщепы, ножевидные пластины, нуклеусы, обломки и целые тёсла, наконечники стрел, ножи, каменный топор и керамика с ложнотекстильным орнаментом. Здесь же найдено несколько обломков керамики эпохи поздней бронзы. На границе Томской и Новосибирской областей близ с. Батурино расчищено полуразрушенное неолитическое погребение, совершённое по обряду частичного сожжения. В могиле обнаружены баночный сосуд, украшенный отступающей палочкой, шлифованный топорик и наконечники стрел, обработанные тончайшей отжимной ретушью. Погребение перекрыто культурным слоем поселения эпо-

(221/222)

хи бронзы, давшем ямочно-гребенчатую керамику. У с. Быстровка Искитимского р-на на территории ирменского поселения вскрыто большое (около 250 кв.м) жилище, углублённое в материк. В центре землянки зачищен материковый выступ (6х8 м) — «жилая площадка». Остальное пространство, судя по интенсивному унавоженному слою, предназначалось для содержания скота в зимний период. Среди находок — фрагменты сосудов, бронзовые украшения, нож с кольцевым навершием, мелкая глиняная пластика.

 

Матющенко В.И., Косых Т.Н.

Раскопки Иштанского могильника.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 222-223.

 

Экспедиция Томского государственного университета продолжила раскопки Иштанского могильника в Кривошеинском р-не Томской обл. Вскрыты курганы 2, 6, 8, 11 и 22.

 

В кургане 2 на уровне материка открыты две могилы эпохи поздней бронзы, где погребённые лежали в скорченном положении на правом боку, головой на юго-запад. Захоронения сопровождались несколькими сосудами с резным геометрическим узором, а также бронзовыми изделиями (кольца, пронизки, пуговицы). В том же кургане обнаружена средневековая могила. Она сооружена в небольшом материковом углублении. Умерший лежал на спине, в вытянутом положении, головой на юг — юго-запад. Сохранились остатки бревенчатой обкладки и перекрытия. После завершения обряда над могилой был разведён огонь, вследствие чего образовалась широкая (до 2 м в диаметре) линза прокалённой земли. Инвентарь могилы составляют глиняный круглодонный горшок, железные и костяные наконечники стрел, железный нож.

 

Курган 6 содержал 19 погребений, совершённых в толще насыпи (чернозём) или на материке. Многие могилы потревожены грабителями. Другие содержали останки погребённого, лежавшего на спине, в вытянутом положении, головой на восток или юго-восток, и погребальный инвентарь (глиняный круглодонный горшок, железные ножи, костяные и железные наконечники стрел, огниво, медные кольца, гривна и заколка). Курган 8 сооружён из дёрна и содержал 10 могил, большинство которых находилось на материке или в насыпи; три могилы углублены в материк на 10-15 см. Ряд могил потревожен грабителями. Все они по обряду захоронения аналогичны могилам кургана 6. Инвентарь этих могил составляют: железные ножи, пряжки, удила, медные нашивки, глазчатые бусы.

 

Курган 11 (длина 27 м, ширина 15 м) оказался естественным всхолмлением, на вершине которого сооружены семь могил, эпохи бронзы. Погребённые в них лежали скорченно на правом боку, головами на юго-запад. Могильные конструкции не сохранились. Инвентарь могил представлен двумя бронзовыми ножами, пуговицами, кольцами, пронизками. Одна могила полностью разрушена. Курган 22 содержал разрушенную средневековую могилу, несколько раздавленных горшков эпохи поздней бронзы, а также скопление предметов средневекового времени (двое железных удил, два кельта-копалки, мраморная крупная бусина).

 

Таким образом, могильник распадается на два комплекса: эпохи поздней бронзы, скорее всего ирменский по своей культурной принадлежности, и средневековый.

 

Особо отметим неолитические находки, сделанные на площади могильника. Почти во всех насыпях курганов встречались единичные предметы: фрагменты сосудов, наконечники стрел, отщепы, ножевидные пластины. Под насыпью

(222/223)

кургана 8 открыты остатки разрушенного неолитического захоронения, углублённого в материк на 20 см. Два других неолитических комплекса представляли собой скопления различных вещей — каменных шлифованных топоров, асимметричных ножей, шлифованных ножей, скрёбел, наконечников копий и стрел, абразивов и глиняных сосудов. Настоящий неолитический могильник является в пределах Томского Приобья самым северным.

 

Медведев В.Е., Копытько В.Н.

Раскопки в Приамурье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 223.

 

Хабаровский отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР исследовал на Большом Уссурийском о-ве обширный грунтовой могильник, расположенный приблизительно в 4 км к северо-западу от с. Корсаково. Могильник занимает вытянувшийся почти точно с юга на север песчаный бугор высотой до 3,5 м над уровнем низкой, во многих местах заболоченной поймы и шириной в среднем 35-40 м. Южная, северная и центральная части бугра разрушены карьерами. В двух раскопах, заложенных на расстоянии 150 м друг от друга, вскрыто более 30 могильных комплексов. Могильные ямы прямоугольной с закругленными углами или овальной формы выявлены под слоем серовато-коричневого гумусированного песка, залегавшего ниже дерново-гумусного пласта. Внешних признаков могилы не имеют. Преобладающее число погребений совершено вторично, в могилах беспорядочно лежали человеческие кости и сопровождающий инвентарь, оставшиеся от «воздушного» захоронения.

 

Хоронили на некрополе по обряду трупоположения. Покойных клали на спину с подогнутыми в коленях ногами, головой на запад — северо-запад. Рядом с полуистлевшими костяками стояли глиняные станковые и лепные сосуды (порой до пяти-шести). Помимо керамики с умершими оставляли разнообразные железные и изредка костяные наконечники стрел, наконечники копий, ножи, бронзовые и железные поясные бляхи, серебряные серьги с нефритовыми подвесками, халцедоновые, стеклянные бусы и другие изделия.

 

Отдельно надо сказать о погребениях, произведённых по первично-вторичному (смешанному) обряду. В подобных захоронениях вместе с умершими, погребёнными по обряду трупоположения, складывались кости и вещи, оставшиеся от захоронений, сделанных прежде на воздухе (на деревьях или помостах, воздвигнутых на столбы). Из могил этого вида наибольший интерес вызывает могила 4. Под дёрном отмечено нечто похожее на каменную кладку (россыпь из мелких галек), на поверхности которой сохранились следы поминальной тризны: пять лепных баночных сосудов, пиала, нож, нефритовая подвеска от серьги, орнаментированная лошадиная фаланга и обломок железного скобкообразного предмета. Под кладкой в могильной яме длиной 2,2 м на спине лежал костяк. С южной стороны костяка найдены череп и бедренные кости — останки повторно погребённого. Под обоими костяками была специально сделана углистая подсыпка. В могиле обнаружена богатая утварь — шесть целых сосудов, а также лошадиная фаланга с точечным орнаментом.

 

По характеру погребального ритуала могилы во многом напоминают позднемохэские погребальные комплексы. Что касается вещевых комплексов, то наряду с мохэскими элементами в них достаточно чётко прослеживаются черты раннетунгусской культуры Приамурья.

(223/224)

 

Могильников В.А.

Работы на Верхнем Алее.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 224.

 

Исследования Гилёвского отряда Алтайской экспедиции были сосредоточены на изучении памятников в зоне декомпенсации Гилевского водохранилища на р. Алей (Алтайский край). Закончено изучение поселения Гилёво II, расположенного на останце в пойме правого берега р. Алея. Культурный слой поселения — тёмно-серый чернозём мощностью до 0.6 м. Материал относится в основном к двум эпохам — энеолиту и поздней бронзе. Энеолитический комплекс представлен единичными находками ножевидных пластин и фрагментов керамики, указывающими на то, что названный останец использовался для кратковременных остановок людей в эпоху энеолита. По культурному облику полученный комплекс сближается с материалом энеолитических памятников Верхнего Приобья, очерчивая вместе с ними обширный этнокультурный ареал населения Верхнего и Среднего Обь-Иртышья, составившего основу этноса эпохи ранней и развитой бронзы упомянутого района с культурой кротовского типа.

 

Основной материал поселения относится к эпохе поздней бронзы. Его характеризует керамика, украшенная по шейке валиком, на котором обычно нанесены наклонные или крестообразные гладкие насечки и реже — оттиски крупного зубчатого штампа. Керамика этого типа находит аналогии в материале поселений Восточного, Центрального и Западного Казахстана. В комплексе с рядом других памятников поселение Гилёво II очерчивает восточную часть территории распространения культур валиковой керамики, захватывающую степи предгорий Алтая по р. Алею до р. Оби, а на севере включающую южную часть Кулундинской степи. Вероятно, население с валиковой керамикой проникло в данный район с запада в начале I тыс. до н.э. и смешивалось с населением андроновской культуры. Найденные на поселении Гилёво II единичные фрагменты андроновской керамики, украшенные меандроидным орнаментом, возможно, одновременны с валиковой и указывают на смешение населения. С культурным комплексом эпохи поздней бронзы связано несколько каменных вымосток (1х0,6-0,8 м), обнаруженных в культурном слое и на горизонте материка. Они сложены обычно в один слой из небольших камней, между которыми встречаются зола и мелкие угольки. Последнее обстоятельство позволяет интерпретировать вымостки как основания очагов. К этому же комплексу относятся обломок зернотёрки и кости животных.

 

На могильнике Гилёво IX вскрыты три кургана эпохи раннего железа и каменная подпрямоугольная вымостка. Курганы разграблены. Для погребального обряда характерны каменно-земляные насыпи с кольцом из более крупных камней по периметру. В насыпях встречались остатки тризны — отдельные кости лошади. Могильные ямы подпрямоугольные, глубиной около 2 м от уровня древнего горизонта, ориентированы с запада на восток. В них найдены отдельные фрагменты лепных сосудов без орнамента и кости лошади. Кости погребённых перемешаны. Ориентировочно курганы можно датировать последними веками I тыс. до н.э. Подпрямоугольная каменная вымостка относится к древнетюркскому времени (VIII-IX вв.). Под камнями находился слой с золой и отдельными костями животных, а также железные однокольчатые удила. По функциональному назначению данная вымостка близка к каменным оградкам тюркских памятников Горного Алтая, но конструктивно отличается от них.

 

В курганной группе Павловка I вскрыт курган с погребением XI –XII вв., представляющий значительный интерес в связи с тем, что погребений этого периода в степях Западной Сибири и Казахстана известно мало.

(224/225)

 

Могильников В.А., Колесников А.Д., Куйбышев А.В.

Работы в Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 225-226.

 

Иртышский отряд совместно с Омским государственным университетом и Омским педагогическим институтом проводил раскопки курганов саргатской культуры у деревень Богдановна и Исаковка Горьковского р-на.

 

В группе Богдановка III раскопаны два кургана. В кургане 1 под шатровым перекрытием из берёзовых брёвен размером около 11х8,5 м находились два погребения. Центральное, в большой (3,6х3,9 м) подпрямоугольной яме глубиной около 1,7 м, ориентированной с севера — северо-запада на юг — юго-восток, было разграблено. От инвентаря сохранились бронзовые котёл и литое блюдо, стоявшие в специальном углублении — ровике глубиной 0,4 м, выкопанном вдоль северо-восточной стенки могильной ямы. Рядом находилось второе погребение, перекрытое на уровне древнего горизонта горбылями шириной около 20 см. На дне ямы (глубина 1,1 м) лежал костяк женщины (на спине, в вытянутом положении, головой на север — северо-запад). В изголовье — каменные жертвенник и пряслице. В области шеи находились стеклянные, сердоликовые и золотые бусы. На запястье левой руки был надет браслет из бус, а на палец — золотой перстень с изображением на щитке головы льва. На правой руке — второй, серебряный перстень со щитком. У восточного края перекрытия в курган были впущены ещё два плохо сохранившихся погребения. Одно из них было перекрыто травой и сопровождалось мечом, кинжалом и удилами, а от второго сохранился только фрагмент челюсти.

 

Шатровое перекрытие, открытое в кургане 1, аналогично сооружениям такого типа в курганах гороховской культуры лесостепного Зауралья (Шмаковские курганы). Это демонстрирует наличие тесных контактов племён лесостепи Притоболья и Прииртышья. Прослеженный неоднократно слой плохо сохранившегося дерева поверх суглинка выкида в курганах саргатской культуры, вероятно, является остатками перекрытий типа шатровых. Тесные контакты населения Зауралья и Прииртышья подтверждаются также находкой керамики с примесью талька в кургане 2 описываемой группы. Здесь вскрыты три погребения (два впускных и центральное). Последнее находилось в подпрямоугольной в плане яме (4,4х4,3 м), ориентированной с севера — северо-востока на юг — юго-запад и перекрытой на уровне древнего горизонта бревенчатым накатом. Оно разграблено. Из инвентаря сохранились бронзовые котёл и крючок, стеклянный бисер, остатки кожи со следами краски, курильница и два фрагмента керамики с примесью талька.

 

Большой интерес представляют находки курильниц. Курильница на ножках из кургана 1 аналогична курильницам савромат Приуралья и указывает, вероятно, на далёкие опосредованные юго-западные связи. Интересна находка серебряного фалара, покрытого золотым листком, с изображением человека, держащего под рукой льва. Эта вещь является, скорее всего, произведением мастеров ахеменидского Ирана и попала в Среднее Прииртышье в результате межплеменного обмена.

 

Около дер. Исаковки вскрыты два кургана. Курган 1 содержал одно центральное погребение в большой яме, делившейся в нижней части на две ямы. Погребение разграблено. Инвентарь представлен большим кувшиновидным сосудом, украшенным треугольными фестонами по плечикам, типичным для саргатской культуры. В кургане 2 находились три погребения (центральное и два впускных детских). Центральная могила ограблена, впускные не затронуты грабителями и дали довольно инте-

(225/226)

ресный материал — золотые браслет и серьгу, бронзовое зеркало с остатками чехла из парчи и кожи, керамику. Раскопанные курганы можно датировать III-II вв. до н.э., а центральные погребения кургана 1 — возможно, даже V-IV вв. до н.э. Полученный материал имеет большое значение для установления направления связей племён лесостепного Прииртышья в эпоху раннего железа, демонстрируя преобладание западных и южных контактов.

 

Молодин В.И., Нечепуренко Н.Я., Полосьмак Н.В., Добжанский В.Н., Лаптева П.Н.

Раскопки могильника Кыштовка I.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 226.

 

Западносибирский отряд Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР завершил исследование курганного могильника Кыштовка I в 6 км к югу от с. Кыштовка Новосибирской обл., на правом берегу р. Тара. Раскопаны 12 курганов (две насыпи исследованы в 1975 г.). Насыпи имели округлую форму; диаметр их варьировался от 2 до 10 м. Курганы сооружены на месте поселения эпохи раннего металла, о чём свидетельствовали многочисленные находки в насыпях гребенчато-ямочной керамики, в том числе развалов нескольких круглодонных и остродонных сосудов, а также каменных изделий и предметов литейного производства.

 

Кроме того, под курганами неоднократно прослеживались ямы, относящиеся к данному периоду.

 

Раскопки курганов показали, что все они составляют единый комплекс, характеризующийся строго определённым погребальным обрядом. Каждая насыпь (кроме кургана 1) содержала по одному погребению в центре кургана, в могиле подпрямоугольной в плане формы, ориентированной по линии запад — восток. Погребённые лежали на спине, в вытянутом положении, головой на запад. Отличительной чертой обряда является отсутствие керамики в могиле. Основную категорию погребального инвентаря составляли предметы вооружения: железные, костяные и бронзовые наконечники стрел, железные ножи. Набор наконечников стрел характеризуется достаточным разнообразием форм. Это относится как к могильнику вообще, так и к некоторым отдельным могилам, содержащим разнотипные наконечники. В одной могиле (курган 5) у ноги погребённого мужчины лежал железный проушной топор. В двух женских погребениях обнаружены украшения: бронзовая серьга округлой формы, имевшая ответвление, на котором нанизаны бронзовые и стеклянная бусины; бронзовый перстень с резным орнаментом, на площадке которого барельефное изображение птицы. Особый интерес представляет стилизованная серебряная фигурка идола.

 

В насыпях курганов наряду с керамикой эпохи раннего металла встречена посуда (как правило, развалы сосудов) эпохи железа, имевшая непосредственное отношение к курганам. Интересно, что она представлена сосудами двух типов, обычно встречающихся на разных территориях. К первому, северному типу относятся сосуды, украшенные гребенчатым штампом, аналогичные керамике Нижнего Приобья X-XIII вв. н.э.; ко второму, южному — орнаментированные ямочками сосуды, близкие к керамике лесостепной Барабы этого и последующего периодов. Такое сочетание разнотипной керамики в насыпях одних и тех же курганов указывает, скорее всего, на контакты лесных племён Западной Сибири с жителями лесостепи. Всестороннее изучение материалов полностью раскопанного могильника несомненно позволит более детально говорить о степени этих контактов.

(226/227)

 

Монгуш В.Т., Грач А.Д.

Обследование тайника в Пий-Хемском районе Тувы.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 227.

 

Группа Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории провела изучение тайника на северном склоне горы Ийи-Кулак в 16 км к северу-западу от пос. Аржан (обнаружен чабаном совхоза «Уюк» О.Д. Уйнук-оолом). Тайник был устроен в тайге, под скальным навесом, между обломкамп горных пород. Найденные в нём предметы воинского обихода располагались под дерново-моховым слоем. В числе предметов — миниатюрные удила, два наконечника копья, уникальный панцирный доспех, включающий наплечники и панцирные пластины подквадратной, а также подчетырёхугольной формы, некоторые из которых снабжены пряжками для ременных креплений. На пластинах имеются бронзовые фестоновидные украшения. Все найденные предметы превосходно сохранились, так как были перекрыты слоем пепла, происхождение которого, вероятно, связано с древним лесным пожаром.

 

Датировка предметов сложна, так как подобный доспех найден в Туве впервые. Не имеет он аналогий и на сопредельных территориях. Можно, однако, заключить, что доспех и найденные вместе с ним вещи относятся ко времени не ранее 1207 г., когда состоялся поход Джучи — старшего сына Чингисхана, пришедшего с войском в Туву для покорения непокорных туматов, а затем проследовавшего в Минусинскую котловину на усмирение енисейских кыргызов, восставших в глубоком тылу главных сил монгольской армии. Верхний допустимый хронологический рубеж — XVI-XVII вв.

 

Морозов В.М., Нифонтов А.А., Пархимович С.Г.

Исследования на Среднем Тром-Агане.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 227-228.

 

Уральская экспедиция продолжила работы на Среднем Тром-Агане (правый приток р. Оби) в районе дер. Ермаково. Изученные поселения эпохи железа частично разрушены строительными работами.

 

На городище Ермаково VIII раскопаны остатки наземного сооружения, овального в плане, шириной в средней части 2,5 м. Отсутствие чётких границ очага и малое количество материала (керамика эпохи раннего железа) позволяют отнести вскрытое сооружение к типу хозяйственных построек.

 

Вскрытый на территории селища Ермаково V объект представлял собой подпрямоугольное в плане наземное жилище размерами в средней части 3 м. У западной стенки фиксируется очаг. По материалу жилище может быть отнесено к раннему железу.

 

Жилище с очагом в центре, расчищенное на селище Ермаково XIV, имело подпрямоугольные очертания (3,6х3,3 м) и было окружено валообразной насыпью шириной до 1 м и высотой до 0,25 м. По керамике оно предположительно датируется второй половиной I — первой половиной II тыс. н.э.

 

На городище XI вскрыты четыре строительных горизонта, верхний из которых может быть датирован первой половиной II тыс. н.э. Три последующих строительных горизонта по комплексу находок (керамике, вещам) предварительно датируются второй половиной I тыс. н.э. На втором строительном горизонте зафиксировано сооружение с котлованом подпрямоугольной в плане формы (4,5х3,5 м) глубиной 0,1-0,3 м от уровня первой фиксации.

 

Разведочными группами обследованы наиболее удобные для расселения правые берега рек Яккун, Евач, Урий (правые притоки р. Тром-Агана) и часть гривы Моховой к северу от

(227/228)

р. Эгут-Ягун. Обнаружены 10 обособленных селищ, восемь городищ, пять из которых окружены селищами. Особо отметим позднее святилище, расположенное на площадке одного из городищ, выделяющегося среди других сохранностью, размерами и наличием так называемых «бастионов».

 

Морозов В.М., Стефанов В.И.

Работы в Тюменской области.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 228.

 

Нефтепроводный отряд Уральской экспедиции продолжил работы на правом берегу р. Дуван (левый приток р. Пышмы) в Тюменском р-не Тюменской обл.

 

На поселении Дуванское V вскрыты на большой глубине остатки двух жилых сооружений и множество ям, видимо, хозяйственного назначения. Жилище 1 имело подпрямоугольную в плане форму и размеры в средней части 7,5х6,1 м, глубина котлована — до 0,3 м. Южная часть его разрушена поздними ямами. Несколько южнее располагалось второе, более крупное сооружение (11х10 м, глубина котлована — 0,5-0,7 м) с коридорообразным выходом на северо-восток и двумя неширокими канавками по периметру. В центре этого жилища находился очаг.

 

На поселении Дуванское VI исследованы остатки двух жилищ, частично разрушенных при укладке трубопровода. Жилище 1, судя по сохранившейся части, имело подпрямоугольную в плане форму и небольшие размеры (ширина 2,5х2,7 м). Глубина котлована — 0,7-1,0 м. В северо-западном углу сооружения имелся выход шириной до 1,2 м. Жилище 2, расположенное рядом, также подпрямоугольной в плане формы, было углублено в землю на 0,6-0,7 м. Ширина его — около 9 м. В юго-западной части жилища находился очаг.

 

С обоих поселений получен многочисленный сходный между собой материал — керамика, каменные изделия, поделки из глины. Предварительная датировка поселений Дуванское V и VI — поздний неолит. Одновременно проводился поиск новых памятников. К настоящему времени на небольшом участке правого берега р. Дуван, протяжённостью около 2 км, известны два городища, три курганные группы и 18 поселений, относящихся к различным эпохам — от неолита до раннего средневековья.

 

Орехов А.А.

Исследование северо-восточного побережья Камчатки.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 228-229.

 

Северокамчатский отряд Северо-Восточноазиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил работы на северо-западном побережье Берингова моря. В Олюторском р-не Камчатской обл. обследовано известное уже поселение в лагуне Опуха, а также обнаружены поселения в бухте Наталии и в лагуне Анна. Попутно проведена разведка участка побережья от бухты Наталии до лагуны Анна. Предварительно вышеуказанные памятники можно датировать началом II тыс. н.э. Находки относятся к керекской приморской культуре, для которой характерно наличие втульчатых костяных наконечников, сланцевых орудий и круглодонной толстостенной керамики. В бухте Наталии археологические памятники располагаются двумя группами. Первая группа, состоящая из нескольких полуземлянок, расположена на правом берегу р. Ватына, при впадении её в море. При шурфовке на террасе высотой 2-3 м на глубине 0,35-0,40 м обнаружен культурный слой. В нём

(228/229)

встречено овальной формы скребло на галечном сколе и обсидиановый листовидный наконечник метательного орудия. Вторая группа жилищ, насчитывающая около 30 полуземлянок, находится на левом берегу р. Ватыны, в устье, у подножия небольшой сопки. При шурфовке в землянке III из культурного слоя на глубине 0,55-0,60 м извлечены каменные наконечники стрел, скрёбла, ножи, а также фрагменты керамики. Восточное подножие сопки являлось ритуальным местом, о чем свидетельствуют обнаруженные здесь деревянные ритуальные стрелы, аналогичные деревянным ритуальным стрелам лагуны Опуха и Этчупа.

 

В лагуне Опуха продолжено обследование поселения, обнаруженного в 1975 г. Оно располагается слева от горловины, у основания косы, и насчитывает около 40 полуземлянок. Высота косы 3-4 м, ширина 100-110 м. При вскрытии жертвенного места в 2 км к юго-западу от подножия террасы на глубине 0,20-0,45 м найдено более 300 разнообразных по форме наконечников стрел из моржового клыка. Наконечники преимущественно втульчатые, некоторые из них орнаментированы. Здесь же встречены четыре обсидиановых наконечника стрел, два сланцевых и один железный наконечники копий, а также фрагменты костяных изделий, бусы, бисер. При шурфовке в землянке 1, расположенной на вершине холма высотой 4 м, в 1 км от подножия сопки, из культурного слоя на глубине 0,65-0,70 м извлечены: несколько каменных грузил, скрёбла, ножи, костяные изделия и фрагменты керамики. Справа от горловины лагуны Опуха, на косе, в 500 м от устья, обнаружен ещё один жертвенник. При вскрытии его извлечено более 100 различной формы костяных, большей частью втульчатых, наконечников стрел, а также бусы, бисер.

 

В лагуне Анна остатки жилищ располагаются двумя группами. Первая (шесть полуземлянок) — слева от горловины, на косе, в 100 м от устья. Высота косы в районе скопления землянок 1,5-2,0 м, ширина 100-110 м. Вторая группа жилищ (около 20 полуземлянок) расположена справа от горловины лагуны, на вершине восьмиметровой цокольной террасы у подножия сопки. При зачистке берегового обнажения террасы в 50 м от устья в культурных слоях I, II и III (первый на глубине 0,35 м, второй — 0,70 м, третий — 1,20 м) найдены два каменных грузила, овальные скрёбла с двухсторонней обработкой, ножи со шлифованным лезвием, фрагменты керамики.

 

Петрин В.Т.

Раскопки палеолитического памятника на Оби.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 229-230.

 

Палеолитический отряд Уральской экспедиции и группа Томского государственного университета продолжили раскопки Могочинской палеолитической стоянки в Молчановском р-не Томской обл. Раскоп (45 кв.м) был заложен в 69 м от раскопа I. По характеру находок и стратиграфическому положению культурный слой ничем не отличается от слоя, вскрытого раскопами предыдущих лет. Таким образом, подтвердилось предположение, что поселение было вытянуто вдоль древнего небольшого водостока, впадающего в Обь.

 

Разрез отложений превысил 7 м. Вверху находились отложения, связанные с процессом современного почвообразования; ниже — толща делювиальных отложений, прич`м её низ имел следы мерзлотных нарушений; под этими слоями — значительная толща слоистых суглинисто-супесчаных наносов, сильно нарушенных различными вида-

(229/230)

ми криотурбаций; ещё ниже — слой древнего сапропеля, имеющего максимальную мощность более 1 м. Именно этот слой на большей части раскопа перекрывал культурные остатки. Благодаря консервирующим свойствам сапропеля можно было наблюдать рядом с костями мамонта и каменными орудиями обломки веток, древесины и куски коры. Слой сапропеля накопился сразу же после появления культурных остатков. Можно предположить, что в условиях резкого подъема воды в р. Оби ложбина водотока превратилась в непроточный залив, где и происходило накопление сапропеля. Кроме небольшой ямы, в которой лежали лопаточная кость мамонта и кусок древесины, другие бытовые объекты не зафиксированы. Каменных орудий найдено около 200. Интересно, что относительно много скрёбел; присутствуют также клиновидные нуклеусы, скребки и другие орудия. Перекрывание культурных остатков слоем, содержащим органические остатки, безусловно перспективно для реконструкции палеоландшафта, а также получения даты по С14.

 

В процессе работ сделано ещё одно интересное наблюдение. При осмотре вышележащего склона (на 15 м выше культурного слоя) прямо на поверхности собраны каменные орудия. Исходный материал, а также находка клиновидного нуклеуса, аналогичного нуклеусам из культурного слоя, указывают на их близость между собой. Зачистки для обнаружения этого слоя положительных результатов не дали. Очевидно, слой, из которого происходят эти вещи, обрушился вместе с оползнем в сторону р. Оби. В качестве гипотезы можно предположить, что поселение палеолитических обитателей существовало на двух уровнях: при ветре, непогоде люди укрывались в узкой долине, в иных условиях из-за мошкары люди перемещались на высокий устьевой мыс, обдуваемый ветром, т.е. мы имеем дело с остатками кочующего поселения.

 

Петров А.И.

Работы в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 230-231.

 

Экспедиция Омского государственного педагогического института и областного краеведческого музея обследовала памятники эпохи ранней бронзы в Среднем Прииртышье.

 

На Окуневской стоянке, расположенной в Муромцевском р-не Омской обл. на р. Тара, обнаружено прямоугольное в плане жилище (27 кв.м) с овальным очагом в юго-восточной части. Вскрыты девять хозяйственных ям, на дне которых найдено большое количество кусков обожжённой глины, уголь, а в заполнении много фрагментов керамики. Вероятно, это остатки бронзолитейного производства. На стоянке собраны фрагменты плоскодонных и круглодонных сосудов, украшенных разнообразными узорами из отпечатков гребенки и отступающей палочки. Каменный инвентарь представлен многочисленными отщепами, ножевидными пластинками, скребками, наконечниками стрел и сверлами. В культурном слое стоянки встречено грунтовое погребение с сосудом саргатской культуры, орнаментированным ёлочкой и ямкой. В верхнем горизонте культурного слоя собраны фрагменты керамики, относящиеся к поселению эпохи раннего средневековья.

 

В Тарском р-не обследованы стоянки Екатериновка I и II, открытые В.Н. Чернецовым в 1945 г. Культурный слой стоянки Екатериновка I частично разрушен современными постройками. Несмотря на плохую сохранность культурного слоя, удалось проследить несколько хозяйственных ям, собрать интересный керамический материал, пред-

(230/231)

ставленный крупными сосудами полуяйцевидной формы, украшенными горизонтальными рядами косо поставленной гребёнки и насечками, поясами гладкой качалки и шагающей гребёнки. Встречено небольшое количество каменных орудий: наконечники стрел и копий, топоры и тёсла, ножи и скребки. На стоянке Екатериновка II (в устье р. Медовщиковой) найден очаг, в заполнении которого обнаружено много фрагментов керамики, имеющей прямые аналогии в керамике стоянки Екатериновка I.

 

Проведена разведка вдоль первой террасы оз. Эбейты. Около с. Новоцарицына и аула Кар-Агаш обнаружены девять курганных групп. В Амренскон балке открыто восемь местонахождений каменных орудий, одно из которых содержит также кости мамонта. 15 стоянок и местонахождений эпохи камня открыты около сёл Новоцарицыно, Гвоздевка, Красногорка. Каменный инвентарь, представленный орудиями мезолитических типов (микропластинками, концевыми скребками, скобелями, скошенными остриями), аналогичен шербакульским местонахождениям. Керамика встречена лишь на трёх местонахождениях.

 

Пламеневская О.Л.

Раннетагарский могильник у с. Лебяжье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 231-232.

 

Могильник Лебяжье VII расположен в зоне переработки берегов Красноярского водохранилища, на левом берегу р. Бири, в 7 км ниже по течению от г. Туран. Он состоит из трёх цепочек курганов, насчитывающих 23 ограды. Многие из них сильно размыты, плиты оград повалены. Наименее разрушен курган 5, содержавший пять могил, — высокая прямоугольная ограда из массивных, глубоко врытых, вертикально поставленных плит. У восточной стены ограды обнаружена пристройка из довольно крупных плит, в центре её — детское погребение в каменном ящике. У южной — пристройка из тонких небольших плиток. В основной ограде и в южной пристройке по две могилы, расположенные в ряд и ориентированные по линии запад — восток.

 

Могилы 1 и 2 покрыты каждая одной плитой. Ниже находился каменный ящик, сложенный из небольших плиток и по внешнему периметру укрепленный обкладкой из бутовых камней. Могила 3 (в пристройке) покрыта тремя плитами; стены её укреплены деревянным срубом. Могила 4 — прямоугольный каменный ящик из тонких плит. Покрытие сброшено грабителями. Все могилы (кроме могилы 4) ограблены. В могилы 1 и 2 через разрушенные боковые стенки ящиков совершены впускные погребения. В могиле 1 найден скелет ребёнка, в могиле 2 — скелет ребёнка и костяк взрослого человека, раздавленный плитами покрытия. От основного погребения в могиле 1 на месте сохранились кости ног человека. В ногах — горшок баночной формы, украшенный в верхней части горизонтальными желобками и рядом «жемчужин», а также кости задних ног быка и барана. В заполнении могилы найдены: несколько бронзовых полусферических бляшек, цилиндрических пронизок, биконических бусин. В основном погребении могилы 2 скелет человека сильно потревожен. На дне — обломки двух горшков, бронзовые бляшки и бусины, аналогичные предыдущим, подвески из клыков и резцов кабарги и две псевдовитые цилиндрические пронизки, покрытые золотым листком. Погребённые лежали в могилах головой на запад.

 

В могиле 3 непотревожены только кости ног человека, череп отсутствует. В головах найден горшок баночной формы, аналогичный керамике из могил 1 и 2, а возле него — три бронзовые полу-

(231/232)

сферические бляшки. Погребённый лежал головой на восток. В могиле 4 на глубине 0,4 м от уровня древней дневной поверхности расчищено ограбленное впускное погребение. Основное погребение не тронуто грабителями. На дне ящика (на глубине 0,95 м) лежал скелет мужчины 40-60 лет (на спине, черепом на запад). У черепа найдены три бронзовые полусферические бляшки; справа, между рукой и туловищем, — бронзовый чекан с остатками деревянной рукоятки, на поясе — бронзовые кинжал и нож, слева — две костяные застежки и колчан с пятью костяными и шестью бронзовыми наконечниками стрел. В ногах — кости барана. Между локтевой и лучевой костями левой руки обнаружены два костяных наконечника стрел, отличных от наконечников в колчане. Аналогичный наконечник найден в области таза. Их положение позволяет предположить, что этими стрелами погребённый был ранен или убит.

 

Разнохарактерная конструкция могил кургана при определённой однородности вещественного материала, укладывающегося в рамки VII-VI вв. до н.э., даёт основание предположить наличие различных этнических территориально сосуществовавших групп или, на коротком отрезке времени, относительную разновременность погребений этого кургана.

 

Плетнёва Л.М.

Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 232-233.

 

В Томском р-не Томской обл. отрядом продолжены раскопки поселения Шеломок II (V-III вв. до н.э.). Здесь вскрыта часть межжилищного пространства и собрана значительная коллекция керамики, костей рыб и животных. На поселении Шеломок III (первые века нашей эры) вскрыто одно жилище прямоугольной в плане формы (5х4,5 м), углублённое в землю на 0,20-0,25 м. Культурный слой слабо насыщен находками. Собраны: керамика, целый сосуд, бронзовая проколка, кости животных.

 

На городище Шеломок под руководством доцентов Томского политехнического института З.А. Мышко и Г.Г. Номоконовой проведена магнитометрическая съёмка. На плане выделилось несколько участков с повышенным магнитным полем. Проведена проверка трёх участков. При раскопках на объекте 1 было вскрыто жилище позднего средневековья, в котором зафиксирован очаг. Обнаружены железный шлак, керамика и кости животных. Под средневековым слоем выявлены очаг и керамика тагарского времени. При раскопках объекта 2 найдены остатки железоплавильной печи, железный шлак, керамика, кости животных и другие предметы. Объект 3 дал значительное количество железного шлака. В итоге, при проверке магнитных аномалий на всех объектах выявлены предметы и сооружения, связанные с металлургическим производством.

 

Продолжены раскопки на городище Кижирово. Памятник многослойный. Вскрыты два жилища позднего средневековья. Они прямоугольной формы. Сохранились угловые столбы, жерди от крыши и крепившие стены плахи. Центральная часть жилища углублена в землю на 25-30 см. Здесь располагался очаг из глины, в котором найден раздавленный сосуд. Жилища погибли от пожара. Железные предметы позднего времени представлены ножами, пряжкой, наконечниками стрел. Под средневековым слоем зафиксирован частично смешанный с ним слой тагарского времени и времени прихода населения кулайской культуры. Найдены пять бронзовых наконечников стрел кулайского типа, несколько фрагментов керамики с антропо-

(232/233)

морфным орнаментом, целый сосуд с выступами (ручками), значительное количество керамики с характерными орнаментами.

 

Продолжены раскопки Басандайского курганного могильника, начатые в 1944-1946 гг. совместной экспедицией Томского педагогического института н университета. В настоящее время часть могильника застроена, другая часть заросла березняком и акацией. Все курганы имеют следы грабительских раскопов. Вскрыты два кургана. В одном из них погребение нарушено грабителями. Сохранились железный нож и три костяных наконечника стрел. В другом кургане оказались два впускных погребения (ребёнка и мужчины) и два погребения в могильных ямах глубиной 0,2 м. Сохранность костяков плохая. Погребённые лежали на спине, в вытянутом положении, головой на восток — юго-восток. При костяке 3 найдены девять железных наконечников стрел и кресало с кремнем, при костяке 4 — железные нож, наконечники стрел, бляшки, пряжка. Датируются два последних погребения первой третью II тыс. н.э. Погребения 1 и 2 совершены позже; дату определить затруднительно.

 

Подольский М.Л.

Раскопки на Усть-Коксе и у с. Белоярск.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 233.

 

Разведочная группа Красноярской экспедиции вела работы в двух пунктах прибрежной зоны Красноярского водохранилища, где разведками 1975 г. были обнаружены размываемые могильники.

 

На левом берегу залива, в устье р. Коксы, зафиксированы 30 курганов подгорновского этапа тагарской культуры с размытыми насыпями. Раскопаны три кургана, содержавших семь могил с одиночными погребениями в срубах или каменных ящиках. Погребённые лежали на спине, головой на восток или на запад. При каждом — по два горшка. Кроме керамики обнаружены бронзовые вток, нож, шилья, полусферические бляшки и набор бус, в числе которых бронзовые трубочки-пронизки, обёрнутые полосками тонкого листового золота, и сердоликовая бусина.

 

Продолжены начатые в 1975 г. раскопки карасукского могильника, расположенного на берегу залива в устье р. Сыды, в 5 км к юго-западу от с. Белоярск. Могильник, ранее закрытый песчаной дюной, интенсивно размывается. В нём зафиксированы 32 ограды из вертикально вкопанных плит (некоторые с пристройками). Раскопаны 47 могил. Почти все они — трапециевидные каменные ящики; только некоторые детские захоронения совершены в грунтовых ямах. Погребённые лежали на левом боку, с чуть согнутыми в коленях ногами, головой на восток, северо-восток. Керамика типично карасукская, с округлым туловом и прямым венчиком, орнаментированная в основном полосками или вдавлениями по венчику, но есть фрагменты сосудов и с более нарядным орнаментом. Многочисленны находки из бронзы: нож, шильца-проколки, массивные круглые бляхи с петелькой на обороте, перстень, лапчатые подвески, спиральные кольца различных размеров, трубочки-пронизки, разнообразные мелкие нашивные бляшки. В числе находок есть также пастовые бусы, имитации раковин каури, костяной гребень с резным циркульным орнаментом. Особо интересны украшения, которые крепились, очевидно, в виде подвесок с обеих сторон к головному убору. Подвеска состояла из двух спиральных бронзовых колец, маленького и большого, имитации раковин каури, пастовых бусин, круглой бронзовой бляшки и бронзовых трубочек-пронизок.

(233/234)

 

Посредников В.А.

Разведка в Горном Алтае.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 234.

 

Горно-Алтайская экспедиция Алтайского государственного университета работала в окрестностях с. Ело Онгудайского р-на Горно-Алтайской автономной обл. Открыт ряд ранее неизвестных памятников. На них проведены предварительные исследования.

 

Наиболее интересной представляется палеолитическая стоянка Нижний Тумечин. Она находится в одноимённом горном урочище, в 2 км севернее с. Ело, на правом берегу р. Каерлык. Судя по находкам в зачистке обнажения террасы р. Каерлык и в бортах рассекающего урочище ручья, размеры памятника составляют свыше 600 м вдоль берега реки и более 100 м в глубь урочища (не менее 3 га).

 

Культурный слой в центре стоянки (на протяжении 200 м вдоль Каерлыка) имеет мощность до 3 м. Он размещён в двух чётко выраженных геологических слоях: нижний горизонт палеолитических находок залегает в суглино-валунно-галечниковых четвертичных отложениях на глубине 4,5-5 м от современной дневной поверхности; верхний горизонт приурочен к песчано-валунно-галечниковому пласту, который залегает на глубине от 1 до 4 м от современной поверхности и перекрыт желтым суглинком мощностью (вместе с гумусом) до 1 м. В культурном слое стоянки собрано свыше 400 различных предметов: остроконечники и рубила, скрёбла и скребки разных форм, массивное дробило, нож на ножевидной пластине, нуклеус из небольшого валуна, ножевидные пластины, отщепы. 80 % собранных орудий изготовлено из чёрной кремнистой породы и кремня, остальные — из тёмно-серых и серых кремнистых сланцев. Режущие края орудий обработаны хорошей ретушью.

 

Могильник Ело 1 расположен на правобережной надпойменной террасе р. Ело, в 1 км западнее с. Ело. Протяженность могильника вдоль берега р. Ело около 1,5 км. На современной поверхности памятник выражен слабо. Раскопки в центральной и в западной частях памятника показали, что он состоит по крайней мере из двух могильных групп.

 

В центральной части могильника раскопана круглая каменная насыпь диаметром 13 м. Погребённый лежал в грунтовой могиле, на спине, с согнутыми в коленях ногами, головой на северо-запад. Дно могилы и костяк густо засыпаны охрой. Возле могилы найден типичный афанасьевский сосуд, в котором лежали бусины из зубов марала, каменные шлифованные бусины и обломки бронзовых спиралевидных пронизок.

 

В западной части могильника вскрыты две круглые (диаметром 6 и 8 м) оградки из вертикально поставленных сланцевых плит. В центре оградок была круглая каменная насыпь. Под каждой насыпью находилось по одной могиле, перекрытой плахами, где погребённый лежал скорченно на боку, головой на запад. На дне ям прослежена охра и встречено множество небольших обломков кварца. Горшковидные сосуды, найденные в могилах, и обряд погребения позволяют отнести раскопанные оградки ко времени поздней бронзы.

 

В 5 км западнее с. Ело, вверх по р. Ело, на её правобережной надпойменной террасе обнаружено поселение эпохи раннего металла. При шурфовке собраны обломки глиняных сосудов, ножевидные пластины, скребок и отщепы.

(234/235)

 

Потёмкина Т.М.

Раскопки в таёжном Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 235.

 

Иртышский отряд Западно-Сибирской экспедиции продолжил начатые в 1974 г. исследования на Чудской горе в Знаменском р-не Омской обл. Раскопками вскрыто 285 кв.м. Культурный слой мощностью 0,3-1,2 м обильно насыщен находками. На площади раскопа выявлены пять сооружений, расположенных вплотную друг к другу. Они представляют собой наземные постройки со слабо углублёнными (на 0,2-0,5 м) котлованами размерами 4,5-7,0х3-5 м. Пол сооружений ровный, стенки почти отвесные. По углам и вдоль стен сохранились остатки деревянной конструкции кровли — обугленные жерди толщиной 5-12 см. Большинство жердей располагалось поперёк длинной оси построек плотным слоем в один ряд. Вдоль стен сохранились также остатки более толстых продольных брёвен, опорой для которых служили вертикально врытые столбы, свидетельством чего являются столбовые ямки.

 

Внутри сооружений расчищены следы кострищ, скопления золы и кальцинированных костей (часто в неглубоких ямах), очаги из огромных слабо обожжённых кирпичей, близких к квадратной форме. Вокруг очагов и зольных скоплений концентрировались многочисленные сосуды, скопления костей животных (преимущественно черепа и конечности), костей и чешуи рыбы, растрескавшиеся и оплавленные камни. С некоторыми сосудами обнаружены глиняные кружочки и небольшие гальки, часто залощённые. Всего найдено более 70 целых и раздавленных сосудов и около 13 000 их обломков. Это плоскодонные горшки с широким устьем и узким дном, хорошо выраженной шейкой и раздутыми боками. Преобладают горшки средних размеров, хотя встречаются крупные и очень малые. Имеется несколько экземпляров круглодонных сосудов, почти все малых размеров.

 

Орнамент украшает три четверти поверхности, а иногда всю поверхность сосуда, включая дно. Основные элементы орнамента — пояски из наклонных и вертикальных оттисков гладкого и зубчатого штампа, насечек, ёлочек, зигзагов и фестонов с поперечной штриховкой, разделенные на горизонтальные полосы рядами ямок. На некоторых сосудах имеется геометрический орнамент из заштрихованных треугольников, ромбов и зигзагов, характерных для андроновской и карасукской культур.

 

Найдены также изделия из бронзы (двухпёрый втульчатый наконечник стрелы, лезвие однолезвийного ножа, острие, свёрнутое из пластины), кости (проколки, наконечники стрел с ромбическим сечением), глины (обломки тигля со следами бронзы, льячки, стержень, кружочки, крупная бусина с орнаментом), камня (оселок, обломки литейных форм, тёрочники, песты и их обломки, топоровидные орудия).

 

По форме керамики и характеру орнаментации памятник может быть датирован последней четвертью II тыс. до н.э. Характер сооружений и находок заставляет предполагать, что Чудская гора в эпоху бронзы являлась культовым местом.

 

Пшеницына М.Н., Подольский М.Л.

Работы Бейской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 235-236.

 

Бейская экспедиция исследовала большой тагарский курган на строительной площадке Табатской оросительной системы, у пос. Табат Бейского р-на Хакасской автономной обл. До раскопок курган представлял собой земляной

(235/236)

холм диаметром 38 м и высотой около 3 м с массивными столбообразными плитами в основании насыпи. На поверхности были видны западины от грабительских ям.

 

Каменная ограда кургана (25х21 м) из вертикально поставленных плит дополнена сверху кладкой из мелкого плитняка и ориентирована сторонами по странам света. В центре её восточной стены — вход в ограду. На шести плитах ограды выбиты изображения, одно из них — личина окуневского времени. В ограде находились три основные могилы, расположенные в ряд с севера на юг. Каждая из них представляла собой квадратную (могила 1) или прямоугольную (могилы 2 и 3) яму глубиной от 1 до 1,7 м, в которой был поставлен сруб в два-три венца (диаметр бревен 25-30 см) с полом из жердей или горбылей, укрепленный снаружи тыном и накрытый бревенчатым потолком. В могиле 1 потолок сруба был покрыт тремя слоями берёсты. Размеры срубов в среднем 3,4х3,0 м, высота 0,55-0,60 м. Сверху ямы покрыты накатом из бревен (диаметр 40-50 см), уложенных в три-четыре слоя в направлении восток-запад. Вся площадь внутри ограды кургана и бревенчатые накаты над ямами сверху были заложены нарезанными кусками дёрна. Земляное сооружение кургана первоначально, видимо, имело форму усечённой пирамиды, в основании которой и находилась каменная ограда — крепида.

 

Могилы ограблены. Северная погребальная камера (могила 3) сожжена. Могилы — коллективные. Всего в них было захоронено не менее 50 человек (взрослых и детей). Погребённые лежали на спине, в вытянутом положении. При них найдены кости коровы и овцы. Погребальный инвентарь представлен большим количеством глиняных сосудов, в основном баночных. В могиле 3 найдены фрагменты деревянных резных сосудов. Среди них один, видимо, трипод, имеющий подставку, которой придана форма ноги копытного животного. Оружие представлено двумя бронзовыми и одним костяным наконечниками строя, бронзовыми чеканом и четырьмя втоками. Орудия — не менее шести бронзовых ножей, один из которых с кольчатым навершием, и два шила. В насыпи найдено бронзовое «долото», не относящееся к предметам погребального инвентаря. В могиле 1 обнаружены пять бронзовых дисковидных зеркал и два коромыслообразных предмета неизвестного назначения, один из которых со звериными головками на концах.

 

Части одежды и украшения представлены бронзовыми бляхами с изображением оленя с подогнутыми ногами, коническими бусинами, пронизками, полусферическими бляшками. Найдены имитации раковин каури (четыре) и трёхжелобчатые бляшки из аргиллита (три), бусины сердоликовые (две) и из цветной стекловидной массы. Могила 3 отличается от остальных большим количеством золотых украшений: биконических бусин, миниатюрных круглых бляшек, прямоугольных и ромбовидных пластин из листового золота. Замечательны девять нашивных бляшек из золотой фольги в виде фигурок стоящего хищника из семейства кошачьих (восемь вырезаны по контуру фигуры, одна — с необрезанными краями) и две миниатюрных фигурки кабанов из золотой фольги. В остальных могилах найдено несколько миниатюрных бляшек и фрагментов пластин из листового золота. Есть обрывки ткани и войлока.

 

Исследованный курган по устройству ограды, погребальных камер и основному набору инвентаря относится к сарагашенскому этапу тагарской культуры (IV-III вв. до н.э.). Находка в нем значительного количества золотых украшений свидетельствует о существовании социальной дифференциации в тагарском обществе на данном этапе.

(236/237)

 

Романова В.Д., Колесин А.Н.

Работы у с. Седова Заимка.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 237.

 

Седовский отряд Новосибирской экспедиции продолжил исследование памятников у с. Седова Заимка Новосибирского р-на, на правом берегу р. Оби. Работы проводились на средства городского Дворца пионеров и школьников. Исследовались городище XI-XIII вв. Седова Заимка и курганная группа Седова Заимка 2.

 

На городище раскопана центральная часть (170 кв.м), где выявлена площадка (35 кв.м), укрепленная с востока и запада рвами шириной до 2,3 м и глубиной до 1 м. Площадку окружает система ям различной величины, содержавших остатки костров или золу и разнообразные предметы. Найдены обломки сосудов, изделия из кости (наконечники стрел, проколки, скрёбла, ручки ножей, ножи, пряжки), масса костей животных. Впервые обнаружены железные вощи: трубчатая пронизка, наконечник стрелы, нож, а также бронзовая проволочная серьга с круглой бусиной. Интересно изделие из роговой пластины в виде птичьего крыла с прочерченным рисунком перьев и двумя отверстиями для крепления. Архитектурные особенности участка и характер находок, часть которых носит следы воздействия огня, позволяют предположить, что раскопанное сооружение имело культовое назначение.

 

На могильнике вскрыты три кургана и межкурганная площадка (30 кв.м). Один из курганов не имел погребений; в кургане 3 было парное захоронение, а в кургане 4 — одиночное. Неограбленным оказалось только погребение 2 в кургане 3. Необычно положение погребённого с аномальным строением черепа: костяк лежал на спине, в вытянутом положении, черепом, как и остальные, на северо-восток, но кисти рук и ноги в коленях и стопах были связаны. Поверх костяка прослежен древесный тлен от двух крестообразно расположенных плах, к которым, видимо, он был привязан. У пояса лежал железный нож с костяной ручкой. В ограбленных погребениях найдены железные ножи в деревянных ножнах, железные и костяные наконечники стрел, поясная пряжка.

 

В межкурганном пространстве обнаружены два погребения, одно из которых, как и описанное выше, судя по комплексу вещей, относится к предмонгольскому времени. Второе ориентировано на северо-запад, дата его не установлена. Переносица погребённого была пробита бронзовым ножом.

 

Курганы окружены кольцевыми рвами, прерывающимися с северо-восточной стороны. В проходах насыпаны небольшие площадки, на которых сооружались костры; прилегающие к кострам участки рвов заполнены углем и сажей. В погребальном обряде прослежены два этапа: вначале засыпалась могила и сооружалась площадка из супеси или песка, затем, после сожжения большого костра, курган досыпался.

 

Рубан В.Н.

Исследования на западном побережье Камчатки.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 237-238.

 

Западное побережье Камчатки принадлежит к числу наименее изученных частей полуострова. Выявление новых археологических объектов в этом районе явилось определяющей задачей работ 1976 г., охвативших участки побережья, прилегающие к устьям наиболее крупных рек. Открытые древние стоянки объединяются в пять групп: Соболевскую, Ичинскую, Ковранскую, Тигильскую, Паланскую. Всего обнаружено 27 стоянок с обильным каменным

(237/238)

инвентарём, относящихся к различным этапам развития неолитических культур Камчатки. Все памятники в тундре западного побережья тяготеют к приустьевым участкам рек, к лиманам, образованным совместной деятельностью рек и моря. Расположены они, как правило, на мысовидных образованиях вторых надпойменных террас. Соболевская и Ичинская группы стоянок представлены памятниками древнеительменской культуры.

 

Наиболее крупный археологический комплекс запада Камчатки расположен в устье р. Ковран. В процессе топографической съёмки на правом и левом берегах выявлены 10 разновременных стоянок древнеительменской и древне-корякской культур, датируемых по типологии каменных орудий и характеру керамики I тыс. до н.э. — I тыс. н.э. Комплекс составляют 310 прямоугольных и округлых в плане западин от древних жилищ. Каменный инвентарь стоянки разнообразен и представлен горбатыми, миндалевидными, фигурными ножами с шейкой-перехватом в основании. Найдены многочисленные скребки, провёртки, фрагменты древне-корякской керамики со струйчатым орнаментом и налепными рассеченными валиками, два каменных и один керамический светильники. В ходе исследований прослежены как древнекорякские так и древнеительменские жилища и изделия материальной культуры. При современной изученности побережья западной части полуострова р. Ковран является северной границей распространения памятников древнеительменской культуры.

 

В устье р. Тигиль, на её левом берегу, на месте обнаруженной в 1975 г. стоянки мыс Андреевский I, выявлены остатки временной наземной стоянки раннего, докерамического неолита. В обнажении на глубине 0,5 м обнаружены залегавшие в слое бурой супеси над светло-жёлтым суглинком три призматических нуклеуса, ножевидные пластины, лавролистные и ромбовидные в плане обсидиановые наконечники стрел, миндалевидные ножи-бифасы, многофасеточные резцы с ретушированной рукоятью, ладьевидные орудия.

 

На правом берегу р. Кульки, впадающей в р. Тигиль, в 2 км от устья, на глубине 0,45 м в слое бурого суглинка найдены три призматических нуклеуса, микропластинки, нож на пластинке средних размеров, правильной огранки, отретушированный со спинки, боковые и угловые резцы на пластинах, многофасеточный резец. Подобный материал, сопровождаемый миниатюрными треугольными в плане халцедоновыми наконечниками стрел, собран в карьере по добыче гравия. Каменный инвентарь Тигильской и Паланской групп стоянок, давших первые на западном побережье Камчатки ножевидные пластины в комплексе с другими изделиями из камня, имеет многочисленные параллели в материалах IV-III слоёв Ушковской многослойной стоянки, в ранненеолитических культурах Чукотки, на стоянке Белькачи I в Якутии, стоянке Имчин I на Сахалине.

 

Таким образом, получен археологический материал, характеризующий протоительменскую и протокорякскую локальные этнические группы западного побережья Камчатки, что является чрезвычайно существенным на данном этапе археологии Камчатки.

(238/239)

 

Савинов Д.Г.

Устинкинский могильник на севере Хакасии.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 239-240.

 

Южносибирский палеоэтнографический отряд Ленинградского государственного университета исследовал Устинкинский могильник эпохи поздней бронзы на севере Хакасии (Орджоникидзевский р-н). Он расположен по правому берегу р. Чёрный Июс против пос. Устинкино, на высокой надпойменной террасе, в южной её стороне.

 

Вскрыты 14 могильных сооружений, представляющих собой прямоугольные ограды из вертикально поставленных плит, ориентированные углами по странам света и укреплённые с внешней стороны контрфорсами. Длина сторон оград в среднем 8-12 м. В некоторых случаях ограды примыкают одна к другой по линии северо-запад — юго-восток или разделены внутренними перегородками. Пространство внутри оград заполнено мелким камнем, при разборке которого найдено большое количество фрагментов керамики и расколотых костей животных.

 

В каждой ограде находилось от одной до семи могил. Общее количество погребений Устинкинского могильника установить трудно, так как значительная часть его, находящаяся на склоне террасы, разрушена. Форма надмогильных сооружений разнообразна: у взрослых — это преимущественно прямоугольные выкладки из горизонтально положенных в несколько слоёв плит или обкладки из массивных каменных блоков, у детей — каменные ящики. Детские захоронения, как правило, пристраивались к погребениям взрослых. Могильник исследован полностью. Все захоронения находились на уровне древней поверхности или в очень неглубоких ямах (до 0,3-0,4 м). Погребённые лежали на спине, в вытянутом положении, головой на северо-восток, восток или северо-запад. Большинство погребений взрослых оказалось нарушенным, и сопровождающий инвентарь происходит главным образом из детских могил. Это бронзовые проволочные браслеты, кольца и серьги, пронизки, дисковидные зеркала с петелькой на оборотной стороне, обломки ножей, пастовые цилиндрические бусины. Из датирующих вещей найдены бронзовый коленчатый нож, лапчатая подвеска, костяной трёхдырчатый псалий с отверстиями, расположенными в разных плоскостях. Своеобразна серия керамики, находившейся в основном в головах погребённых. Это круглодонные, баночные или с уплощённым дном сосуды, основным элементом орнаментации которых являются косая сетка по венчику или прочерченные ниже в три-четыре раза горизонтальные линии-каннелюры в различных вариациях.

 

Ко многим из погребений взрослых с северной стороны были пристроены квадратные выкладки с длиной сторон в среднем 0,8-1,0 м, очевидно, поминального характера. В них между камнями на незначительной глубине (до 0,2 м) встречались угли, расколотые кости животных, фрагменты такой же керамики, как в погребениях. В северной части террасы, в сторону которой обращены все поминальные сооружения, находились 10 западин округлой формы (до 2 м в поперечнике). Исследование их показало, что это ямы с покатыми стенками и плоским дном глубиной 0,6-0,7 м, в заполнении которых найдены кости животных, угли, обломки керамики, костяной трёхдырчатый псалий, а на дне — горизонтально положенные плиты со следами рубки на них, вероятно, мяса или костей. Никаких признаков поселения здесь не обнаружено, и данные сооружения, скорее всего, можно рассматривать как результат деятельности людей, прибывших на поминки и занимавшихся приготовлением поминальной пищи, остатки которой в большом количестве найдены в погре-

(239/240)

бениях. Из других этнографических деталей отметим сопроводительные захоронения собак, обычай ставить керамику рядом с могилой на уровне древней поверхности, отдельное захоронение черепа быка с глиняным сосудом.

 

Устинкинский комплекс — могильник и поминальные сооружения — относится к одному из малоизученных периодов в истории Южной Сибири и датируется началом I тыс. до н.э. (каменноложский этап карасукской культуры по периодизации М.П. Грязнова). Позднее, на рубеже нашей эры, место, где он расположен, вновь привлекло к себе внимание, о чём говорят находка в гумусном слое одной из ям керамики с арочным орнаментом хуннского типа и впускное погребение с двумя кубковидными сосудами, раскопанное здесь в 1975 г.

 

Савинов Д.Г., Бобров В.В.

Новый памятник ирменской культуры в Кемеровской области.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 240-241.

Лапчатые подвески. Титовский могильник, курган 5, могила 7.

(Открыть в новом окне)

 

Объединённый отряд Ленинградского и Кемеровского государственных университетов закончил исследование Титовского могильника ирменской культуры, начатое в 1975 г. (пос. Титово Промышленного р-на Кемеровской обл.). Раскопаны два кургана (5, 6) на северном конце цепочки. Они представляли собой овальные в плане земляные насыпи с пологими склонами длиной по оси северо-запад — юго-восток 16 и 20 м и высотой над уровнем современной поверхности до 1,5 м. Под одним курганом находились, девять погребений, под другим — семь. В обоих курганах могилы располагались цепочкой по линии восток — запад с незначительным отклонением отдельных погребений.

 

Все захоронения (за исключением одного, углублённого в материк) совершены в насыпи, на уровне погребённой почвы и выше. Семь погребений находились в одновенцовых прямоугольных деревянных рамах с продольным перекрытием, остальные девять — грунтовые. Иногда поверх перекрытия были положены полотнища берёсты. Независимо от особенностей могильного сооружения положение погребённых в них однообразно: па правом боку, ноги сильно согнуты в коленях, руки сложены перед грудью, головой па юго-запад, реже — на юг.

 

Большинство погребений оказалось непотревоженными и дало интересный и, главное, массовый сопроводительный инвентарь. При этом наблюдается определённая закономерность в распределении отдельных видов предметов сопроводительного инвентаря в зависимости от типа могильного сооружения. Так, бронзовые ножи встречены преимущественно в погребениях с деревянными рамами, а керамика — в грунтовых. Керамика вся круглодонная, украшенная по плечикам цепочкой соединенных вершинами ромбов и другими мотивами геометрического орнамента. Среди бронзовых предметов

(240/241)

преобладают украшения — это пластинчатые браслеты с шишечками на концах, кольца и пуговицы, пронизки и серьги, гвоздевидные подвески и круглые выпуклые бляхи. Особенно отметим находку в одном из женских погребений среди нагрудных украшений двух лапчатых подвесок вытянуто-треугольной формы, украшенных с обеих сторон рельефным изображением ромба с прямыми отростками. Они представляют собой новый тип лапчатых подвесок, а в памятниках ирменской культуры лапчатые подвески вообще встречены впервые. В числе других находок — бронзовые ножи, пастовые цилиндрические бусины и каменные зернотёрки (две пары), найденные на перекрытии одной из могил.

 

Титовский могильник по общему числу исследованных здесь могил (30) и количеству найденных в них бронзовых предметов (около 100) может считаться одним из наиболее представительных памятников ирменской культуры на всей территории её распространения. Время его сооружения определяется началом I тыс. до н.э. (в пределах X-VIII вв. до н.э.). Находки лапчатых подвесок и круглодонной керамики ещё раз подтверждают связь населения, оставившего этот могильник, с населением карасукской культуры соседней Минусинской котловины.

 

Севастьянова Э.А.

Работы у станции Аскиз.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 241-242.

 

Экспедиция Хакасского областного музея краеведения продолжила охранные раскопки в зоне Старо-Аскизской оросительной системы. В 6 км от ст. Аскиз, под горой Тунчух, обнаружено древнее поселение (45 000 кв.м) с культурным слоем мощностью до 1,6 м, большая часть которого разрушена многолетней распашкой. Здесь раскопано одно наименее повреждённое жилище, прямоугольное в плане (8х9 м), ориентированное с юго-востока на северо-запад. Два выхода в виде узких (ширина 1,2 м, длина 1,4-2,0 м) коридоров находились: один — у южного угла юго-западной стенки, другой — у западного угла в северо-западной стенке.

 

Жилище, сооруженное из брёвен, глины и каменных плит, сгорело в древности. На глубине 0,4 м от современной поверхности обнаружены обуглившиеся обломки брёвен, крыши и стена, между ними — обломки типичных для начала карасукской эпохи глиняных сосудов, кости животных, костяная пряжка, фигурный камень-подвес удлинённо-овальной формы с выемками в широкой верхней части. Глиняный пол находился на глубине 1,2 м от современной поверхности. Вдоль стен и в центре жилища чётко выделялись следы ям от вертикальных опорных столбов. Обломки обуглившегося дерева и прокалившаяся земля перекрывались слоем пёстрой глины (глиняная обмазка стен). Вертикально вкопанные на ребро каменные плиты укрепляли стены жилища с наружной стороны у основания. Большинство их раскололось в результате действия огня. У южного входа обнаружено скопление костей животных, среди которых много челюстей барана. В восточном углу жилища найден круглодонный сосуд, орнаментированный желобками и косыми насечками. В 0,5 м от северовосточной и северо-западной стен жилища находились остатки ещё каких-то сгоревших сооружений прямоугольной формы.

 

В 1,5 км к юго-западу от поселения обнаружен карасукский могильник, где раскопан курган с четырьмя погребениями в каменных ящиках. Инвентарь кургана (глиняные сосуды, лапчатые подвески, кольца с шишечками, бляхи, пронизки, зеркала) датирует его XIII-XII вв. до н.э. Орнамент на одном из сосудов нанесен треугольным штампом

(241/242)

и идентичен орнаменту на одном из обломков сосуда с поселения.

 

В 1 км к востоку от этого могильника раскопаны раннетагарский и каменноложский курганы. Оба ограблены в древности. В раннетагарском кургане в детском погребении найдены миниатюрные шило, нож и глиняный сосуд. В каменноложском, состоящем из трёх оградок и четырёх могил, обнаружены обломки больших яйцевидных сосудов с орнаментом по венчику из желобков и косых линий, бронзовые бочковидные и цилиндрические пронизки. На небольших каменных плитах выкладки каменноложского кургана обнаружены схематические изображения животных и людей, нанесённые техникой неглубокой выбивки. На плите ограды тагарского кургана с наружной стороны выбиты сложные зигзагообразные орнаменты и схематические изображения животных и людей.

 

На горе Тунчух на скальных выходах в разных местах обнаружены сложные зигзагообразные и спиралевидные рисунки — схематическое изображение телеги или колесницы, людей и животных. Все они сделаны неглубокой контурной выбивкой и очень плохой сохранности. Часть Тунчухской писаницы уничтожена современной каменоломней. В 100 м к северо-востоку от поселения 1, на каменных плитах ограды тагарского кургана 6, обнаружены схематические изображения широкоплечих, длинноногих людей и окуневские личины с ящероподобным существом, которое «гонится» за ними. Туловище ящероподобного существа покрыто сплошной чешуёй.

 

На нижних склонах горы Тунчух выявлены остатки древней оросительной системы. Древнее русло канала идет параллельно современному руслу оросительного канала, но находится на 100-150 м выше его по склону.

 

Семёнов В.А.

О раскопках стоянок эпохи неолита и бронзы в Саянском каньоне Енисея.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 242.

 

В составе Третьего отряда Саяно-Тувинской экспедиции работала группа по исследованию памятников эпохи неолита и бронзы в зоне затопления Саянской ГЭС. Основные работы проводились на стоянках Сосновка Джойская и Устъ-Кантегир.

 

Стоянка Сосновка Джойская расположена на правом берегу одноименного ручья при впадении его в Енисей. Большая часть стоянки разрушена дорожностроительными работами. В раскопе (15 кв.м) выявлены два культурных слоя. Слой I залегает непосредственно под дерновым слоем. Отдельные находки сделаны и в самом дёрне. В основном это обломки толстостенных плоскодонных сосудов, кости животных, а также несколько кремнёвых отщепов и чешуек. В слое II, отделенном от слоя I прослойкой чистого речного песка, обнаружено большое количество кремнёвых отщепов, несколько скребков и скрёбел, два тесловидных орудия из галек, несколько наконечников стрел. Найденный здесь фрагмент венчика сосуда напоминает по облику поздненеолитическую керамику Прибайкалья.

 

Стоянка Усть-Кантегир расположена на левом берегу р. Кантегир, приблизительно в 200 м от впадения его в Енисей. Памятник исследован на площади 12 кв.м. Первый культурный слой залегал на глубине 15-50 см от дневной поверхности. В нём обнаружены карасукский бронзовый нож каменноложского типа, кремнёвый наконечник копья и около 40 фрагментов керамики. Второй культурный слой залегал на глубине 80-100 см и дал лишь несколько фрагментов керамики, орнаментированной мелкими насечками.

(242/243)

 

Сидоров Е.А., Соболев В.И.

Раскопки памятника Чулым 2.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 243.

 

Чулымский отряд Новосибирской экспедиции исследовал курганный могильник Чулым 2 у с. Чулым Здвинского р-на, недалеко от истока р. Чулым из оз. Урюм. Из 60 курганов раскопаны 37. Они делятся на две группы.

 

Насыпи курганов первой группы диаметром до 10 м и высотой до 0,3 м возведены из чернозёма. На уровне погребённой почвы прослеживались остатки тризны: кости рыбы, иногда мелкого рогатого скота. Эти курганы, как правило, содержали одно погребение в центре. Глубина могильных ям до 0,4 м, ориентированы они с запада на восток с небольшими отклонениями. Инвентарь погребений очень беден. В основном это роговые поясные пряжки, железные ножи и сосуды, стоявшие в ногах.

 

Конструкция курганов второй группы более сложная. Их диаметр до 25 м, а высота 0,8 м. При возведении насыпи устраивалась материковая подсыпка. Некоторые курганы окружены ровиком. На уровне погребённой почвы встречались следы прокала и тризны: кости лошади, обломки больших сосудов. Под насыпью — от одной до шести погребальных камер глубиной до 1,5 м, ориентированных с запада на восток с отклонениями. Все центральные погребения разграблены. Судя по инвентарю, они были мужскими. В них обнаружены трёхлопастные наконечники стрел со свистунками, обломки железных удил и стремян, бронзовые и серебряные ременные бляшки, фрагменты сосудов, черепа и кости ног коней. Боковые погребения, судя по инвентарю, принадлежали женщинам и детям. В них в большом количестве встречены стеклянные и пастовые бусы, желтый, зеленый и чёрный бисер, позолоченные и посеребреные пастовые лунницы, а также серьги из бронзы, серебра и золота, перстни и другие вещи. Часто рядом с погребёнными на небольшой приступке находились кости коня.

 

Интересно погребение ребёнка из кургана 17, где костяк лежал на спине, черепом на запад; с левой стороны от него находилось чучело коня (частично прослежена шкура), сбруя которого была богато украшена серебряными бляшками, а также стремена и удила с кольчатыми псалиями. У правой руки погребённого найден деревянный жезл, оплетённый серебряной спиралью. Возле головы находились золотые серьги, на пальцах — три перстня (два бронзовых и позолоченная печатка с личиной, выполненной в буддийском стиле). Рукава одежды были расшиты пастовыми бусинами и лунницами, на поясе — небольшой железный нож. На груди находилась коробочка, в которой обнаружены: серебряная булавка с антропоморфным изображением, бусы, бронзовые бубенчики, шумящая подвеска, зеркало. В ногах — сосуд. На ногах найдены остатки туфелек из ткани и кожи, расшитые серебряными бляшками.

 

В одном из детских погребений кургана 4, у костей правой руки, найдены бронзовые бляшки в виде личин. Интересна также находка двуконьковой шумящей подвески. Материал, обнаруженный в курганах обеих групп, одновременен. Предварительно могильник можно датировать VIII-IX вв. Вещевой материал свидетельствует о влиянии как угорского лесного мира, так и степного, что затрудняет этническую интерпретацию могильника.

(243/244)

 

Смотрова В.И., Смотрова Г.И., Горюнова О.И.

Раскопки могильника Улярба на оз. Байкал.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 244.

 

Маломорский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета проводил раскопки древнего могильника Улярба, открытого и частично исследованного Иркутской экспедицией в 1959 г. Он расположен на северо-восточном склоне мыса Антухай, в 5 км к юго-западу от пос. Сарма (северо-западный берег Мухорского залива) . Вскрыты шесть захоронений, расположенных к северу и северо-востоку от могильника Улярба II. Все погребения сопровождались кладками, представляющими собой кольцевые сооружения (2, 3, 6), либо сплошные овальные вымостки (1, 5) из плит гнейса. Средние размеры надмогильных сооружений — 6-7 м. Большинство вскрытых захоронений ограблено в древности. Судя по оставшимся костям, погребённые лежали на спине, в вытянутом положении, головой на запад — юго-запад.

 

Наиболее интересно захоронение 5, в котором непосредственно под кладкой обнаружены кострище, череп и кости животного и наконечник стрелы. Ниже располагалась сплошная вымостка из плит, под которой обнаружен скелет .молодого индивида (в вытянутом положении, на спине, руки — вдоль туловища) , ориентированный черепом на запад — юго-запад. У головы и в ногах — две вертикально стоящие плиты. В районе черепа и плечевых костей обнаружены 33 кремнёвых наконечника стрел различных типов, топор из нефрита, подвеска из клыка марала и отщепы; на груди — диск из белого нефрита диаметром 8 см; в районе тазовых костей — нефритовый нож, наконечник копья из кремня, два костяных кинжала, два острия и игла; у левого локтя — рыболовный крючок из меди, две круглые металлические заклёпки, проколка и наконечник стрелы из кремня.

 

Погребение 6 по способу захоронения аналогично вышеописанному. Погребение 3 отличается конструкцией надмогильного сооружения (вымостка из валунов речной гальки и мелких плит гнейса размерами 4х4 м) и способом захоронения — судя по расположению нижних конечностей и таза, покойный погребён сидя, в скорченной позе. На костях обнаружены следы окиси меди и охры. Сопровождающий инвентарь отсутствовал. Предварительная датировка могильника — энеолит — бронза.

 

Стефанов В.И.

Исследования в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 244-245.

 

Омский отряд Уральской экспедиции продолжил раскопки памятников переходного от бронзы к железу времени близ дер. Инберень Большереченского р-на Омской обл., расположенных на первой надпойменной террасе левого берега Иртыша.

 

На поселении Инберень V вскрыто еще одно жилище квадратной формы (8,2х8,2 м), с глубиной котлована около 0,4 м, ориентированное по странам света, с очагом в центре и коридорообразным выходом в северной части. Внутри жилища выявлены остатки нескольких столбовых ям (по углам, у выхода, вдоль стен) и одна большая хозяйственная яма перед выходом.

 

Полученный материал — керамика, костяные наконечники стрел, кости животных, преимущественно диких, — существенно пополнил имеющуюся с этого поселения коллекцию.

 

На городище Инберень VII исследовано небольшое жилое сооружение подпрямоугольной формы (5,5х3 м) с выступом в северо-западном углу, углублённое в материк на 0,15-0,25 м и ориентированное по линии запад — восток. В средней части жилища, ближе к се-

(244/245)

верной стенке, располагался небольшой очаг, в северо-восточном углу — большая хозяйственная яма. Находок (керамика, кости животных) сделано немного, однако достаточно для того, чтобы говорить о несомненной близости этого городища по материалу к поселению Инберень V.

 

Завершены раскопки жилища 10 на городище Инберень VI. Жилище (9х9 м) квадратной в плане формы, с округлыми углами, с глубиной котлована 0,4 м. Ориентировано оно с северо-запада на юго-восток. В северо-западной его части имелся коридорообразный выход, в центре — очаг. В жилище и за его пределами найдено большое количество керамики, костяных и глиняных изделий, костей животных. Полученный материал позволяет предположить, что городище Инберень VI среди исследованных в 1976 г. поселений наиболее позднее и датируется в пределах VIII-VI вв. до н.э.

 

Близ дер. Старый Карасук Большереченского р-на Омской обл. исследован курган диаметром около 5 м и высотой 0,15 м в группе Старый Карасук II. Под насыпью обнаружены два разграбленных детских погребения. Одно располагалось почти в центре, в неглубокой прямоугольной яме (0,95х0,5 м), ориентированной на север, другое — рядом с ним, на уровне древней поверхности. У края насыпи, в юго-западной и северо-восточной частях кургана, обнаружены две столбовые ямки. По найденному во втором погребении сосуду курган отнесен к раннему этапу саргатской культуры.

 

Стрелова Е.А.

Разведка в долине Нижней Тунгуски.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 245.

 

Нижнетунгусский разведочный отряд провел разведку в среднем течении р. Нижняя Тунгуска. На участке с. Преображенка — с. Наканно обнаружено несколько местонахождений, три из которых (Жданово, Ерёма, Оськино) представляют наибольший интерес для будущих стационарных работ. Стоянка Жданово расположена в 33 км ниже с. Преображенка, на десятиметровой террасе правого берега реки. Терраса на протяжении более 1 км изрезана оврагами. Культурный слой представляет собой развеянную почву, находящуюся на глубине 40 см от дневной поверхности. В подъёмном материале присутствуют треугольные наконечники стрел удлинённой формы с прямой линией насада, обломок ножа-бифаса из аргиллита, фрагменты гладкостенной неорнаментированной керамики, отщепы и пластины аргиллита.

 

В 3 км ниже с. Ерема, в пойме правого берега Нижней Тунгуски, найдены халцедоновый наконечник стрелы треугольной формы с прямой линией насада, «карандашевидный» микронуклеус из халцедона и заготовка топора из гальки. Зачистка берега не выявила культурного слоя. На пашнях у с. Оськино проведён сбор подъёмного материала.

 

Коллекцию составили артефакты из аргиллита и светло-коричневого кремня — обломок тесла с овальным рабочим краем, одноплощадочный нуклеус, пластины, концевой скребок удлинённой формы с крутым рабочим краем, пластинки, краевые сколы, отщепы. Морфологический облик найденных артефактов может быть свидетельством принадлежности их к остаткам неолитической культуры.

(245/246)

 

Сунчугашев Я.И.

Исследование памятников истории производства в Хакасии.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 246.

 

Экспедиция Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории проводила работы в Усть-Абаканском и Бейском р-нах Хакасской автономной обл.

 

В районе Чалбыях Хая, в 4 км южнее с. Бондарево, впервые исследованы два древних медных рудника, имеющих выработки типа шахт и карьеров. Рядом с ними найдена и частично исследована стоянка рудокопов, культурный слой которой содержит обломки керамики, каменных зернотерок, молотов, рудодробилок, кости диких и домашних животных. Предметы датируются временем тагарской культуры (VIII-III вв. до н.э.).

 

Древние оросительные каналы исследованы по р. Бейке, притоку р. Уйбат, как по левому, так и по правому берегам. Общая протяженность долины р. Бейки, занятой древней оросительной сетью, около 20 км. Каналы датируются таштыкской эпохой (I в. до н.э. — V в. н.э.) по находкам бытовой глиняной посуды, зернотёрок из песчаника и костяных ножевидных орудий. От центрального канала, имевшего ширину от м (в голове) до 1,5 м и глубину oт 5 м (в голове) до 0,5 м в разных местах русла, отводились временные канавки для орошения отдельных участков. Сделанные в полевых условиях наблюдения позволяют считать, что небольшие таштыкские поселения, расположенные в долине р. Бейки, в летний период обеспечивались водой указанным выше способом. Древнейший способ водоснабжения населённых пунктов предгорных районов сохранился у хакасов до настоящего времени. Примером могут служить улусы Бейка (расположен на таштыкском и средневековом поселении) на р. Бейке, Чарков на р. Уйбат, Ан-Хол на р. Ниня, Нижняя База (Суханов) и Верхняя База (Зимник) на р. База, Тилоков на Бейке, впадающей в р. Базу, Сир и Верхний Аскиз на р. Аскиз, впадающей слева в р. Абакан.

 

Теин Т.С.

Исследования в Чёртовом овраге на о-ве Врангеля.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 246-247.

 

Врангельский отряд Северовосточноазиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил раскопки древней стоянки палеоэскимосской культуры в Чёртовом овраге на о-ве Врангеля, обнаруженной и предварительно исследованной в 1975 г. Н.Н. Диковым. Стоянка находится в 15 км к западу от бухты Сомнительная (её омывает залив Красина), на возвышенном сухом мыске, удобном для строительства жилищ и наблюдения за морским зверем. К западной части стоянки примыкает овраг, где протекает горный ручей.

 

Найденные здесь орудия труда и охоты изготовлены из тёмно-серого, тёмно-зелёного и чёрного кремнистого сланца, но есть предметы и из чистого кремня. Обилие ножей и черешковых метательных наконечников говорит о том, что жители стоянки занимались преимущественно охотой на морского зверя. Некоторые типы орудий стоянки имеют комплексное назначение (ножи-скребки). Найдены пешня, заготовка для колка и головка древка гарпуна поворотного типа. Раскопана хозяйственная яма вытянутой в плане формы (3,80х1 м), глубиной 0,6 м. В яме находились кости моржа, лахтака, нерпы и уток. Обнаруженные в культурном слое стоянки часть челюсти и коготь белого медведя, а также два наконечника копья

(246/247)

из кремня (длина 11,5 и 10,5 см) говорят о том, что белый медведь с древнейших времён был объектом промысла островитян, но добыча его была ограниченна.

 

По количеству найденных костей первое место занимает морж. Он был главным источником существования древних охотников. Большое количество утиных костей и наконечников стрел для охоты на летающую дичь свидетельствуют, что в летнее время жители стоянки своё скудное меню разнообразили утиным мясом. Расчищены два кострища (79х75 см и 55х48 см). Толстый слой шлака и обгоревшая на глубину 10-12 см бурая земля показывают, что костры долго служили охотникам для приготовления пищи, причём топливом были кости морских зверей и, реже, дерево. Все каменные орудия труда и охоты грубо оббиты и обработаны в общем хуже по сравнению с каменной древнеэскимосской индустрией материковой Чукотки. Отсутствие керамики и шлифованных женских сланцевых ножей, так часто встречающихся на стоянках древнеберингоморского и более поздних периодов, разложившиеся кости морских зверей, неудовлетворительная сохранность клыков моржа свидетельствуют о значительной древности стоянки.

 

Характер обнаруженных в 1975 г. на стоянке у Чёртова оврага каменных изделий подтверждает её датировку по сходству с палеоэскимосским комплексом арктической Америки II тыс. до н.э. Совершенно очевидно, что эта стоянка является древнейшим эскимосским памятником в Азии.

 

Троицкая Т.Н., Соболев В.И., Сидоров Е.А.

Раскопки Новосибирской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 247-248.

 

Новосибирская экспедиция организована на средства педагогического института, областного краеведческого музея и отдела культуры облисполкома.

 

Колыванский отряд вёл работы на р. Уени у с. Юрт-Акбалык Колыванского р-на. Завершено исследование могильника Юрт-Акбалык 8. Раскопаны 11 ограбленных насыпей. Погребённые лежали в неглубоких могилах, головами на северо-восток, и сопровождались одинцовскими сосудами (II-V вв. н.э.) и костяными наконечниками стрел. В могильнике Юрт-Акбалык 4 вскрыт курган с глубокой могилой, окружённой пятном сажи. Скелет лежал черепом на север и сопровождался инвентарём, в том числе зеркалом с изображением Сенмурва. Между селами Юрт-Акбалык и Батурине Томской обл. исследовалось городище Батурино I, где выявлена небольшая хозяйственная постройка с открытой передней стенкой. Встречены целые сосуды, остатки бронзолитейного производства, каменные грузила. Керамика ирменского типа датирует городище эпохой поздней бронзы.

 

Тогучинский отряд исследовал поселение Ясашиый Луг на р. Ине у с. Красный Яр Тогучинского р-на. Вскрыто 160 кв.м межземляночного пространства; найдено много ирменской керамики, два бронзовых кольца, обломки литейных форм.

 

Чановский и Венгеровский отряды вели раскопки на Вознесенском городище на р. Оми (XIV-XVI вв. н.э.). Полностью раскопано жилище, исследование которого начато в 1975 г. У с. Туруновка Венгеровского р-на вскрыты четыре кургана, которые по железным наконечникам стрел и удилам датируются XIII-XIV вв. н.э. Около 200 кв.м площади вскрыто на Туруновском городище. Найдено большое количество керамики, которая предварительно датируется второй половиной I тыс. н.э. На поселении раскопана также

(247/248)

землянка эпохи поздней бронзы; культурный слой делится стерильной прослойкой на две части. В нижней найдены сосуды в основном кротовского типа, в верхней — эпохи поздней бронзы. Среди находок есть небольшая глиняная фигурка лошади. В Чановском р-не работы велись у с. Старая Преображенка. На городище Преображенка 3 расчищены часть межземляночного пространства и ров глубиной до 2 м. Ров первоначально был внешним, но по мере увеличения площади городища стал внутренним и был постепенно засыпан мусором. Находки относятся к концу I тыс. н.э. На поселении Преображенка 4 раскопаны два жилища. Керамика аналогична материалу Вознесенского городища и датируется XIV-XVI вв.

 

Миловановский отряд исследовал поселение эпохи поздней бронзы у с. Милованово Ордынского р-на на правом берегу Оби. Раскопаны остатки большого жилища и часть зольника. Толщина слоя последнего достигает 1,5 м. Он состоит из прослоек золы, хорошо сохранившегося навоза и других выбросов. Обильный керамический материал зольника стратиграфически расчленяется на две части: в верхней преобладала ирменская керамика, в нижней — керамика с воротничками и валиками, близкая по орнаментации еловской. В жилище найдены ирменская керамика, тупики из челюстей коров, костяные кочедыки, наконечники стрел, каменная булава, охра. Распределение находок позволяет восстановить планировку жилища: обитаемой была часть вокруг очага, а по периметру котлована находился скот, отделённый от жилой части лёгкой перегородкой.

 

Федосеева С.А.

Работа Вилюйского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 248.

 

Вилюйский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР продолжал исследование многослойной стоянки Усть-Чиркуо, а также осуществил разведочный маршрут в среднем и нижнем течении р. Мархи (левый приток р. Вилюй).

 

На многослойной стоянке Усть-Чиркуо до площади 126 кв.м расширен раскоп 1975 г., а также заложены три разведочных шурфа на вилюйской стороне стоянки. Вскрыты 10 культурных слоёв: эпохи бронзы (слой 1), поздненеолитический (слой 2) и бескерамические (слои 3-10). Материалы слоёв 3 и 4 бесспорно относятся к сумнагинской культуре (IX-V тыс. до н.э.), а материалы слоёв 5-10, состоящие из отщепов, ножевидных пластин, мелких обломков костей животных и древесины, все ещё не дают возможности определить их культурно-хронологические рамки. Наибольший интерес представляют крупные очаги из нижней прослойки слоя 8 и верхней прослойки слоя 10, откуда извлечено наибольшее количество находок и взяты хорошие образцы на С14.

 

Разведочный маршрут в долине Мархи проводился от устья её правого притока р. Кюскюнде до местности Чукар. На данном отрезке (160 км) долина Мархи хорошо разработана. В ней чётко выделяются средняя и высокая поймы, а также несколько надпойменных террас. В устье р. Таланда (левый приток Мархи) обнаружены палеолитическая стоянка Таланда I и многослойная стоянка Таланда II. На стоянке II в шурфе (2,5х5 м) вскрыты восемь культурных слоёв, приуроченных к тёмным гумусированным алевритам и разделённых между собой стерильными прослойками мелкозернистого и среднезернистого песка. Интересные верхнепалеолитические стоянки обнаружены по левому берегу Мархи, против о-ва Кёкоть и в уроч. Коку. На обеих стоянках найдены каменные орудия, кости бизона, плейстоценовой лошади и мелкие обломки бивня мамонта.

(248/249)

 

Хлобыстин Л.П.

Работы на севере Западной Сибири.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 249.

 

Заполярная экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжила исследования древних поселений на территории Ямало-Ненецкого национального округа, начатые ею в 1966 г. На юге п-ова Ямал у пос. Ярсале обследованы низовья р. Малая Хадыта, на берегах которой обнаружено около 40 стоянок II тыс. до и.э. — I тыс. н.э. На трёх стоянках, где сохранились культурные слои, проведены раскопки и добыт уголь из кострищ, что позволит получить первые для Западносибирского Заполярья абсолютные даты для разных типов керамики. Ещё пять стоянок, давших керамический и каменный инвентарь, открыты на левом берегу р. Средняя Хадыта.

 

В черте г. Салехарда проведены раскопки на Ангальском мысу, где найдены керамика периода раннего железа, каменные песты и грузило. На правом берегу р. Оби, ниже Салехарда, обнаружены пять древних стоянок. В устье р. Васюганки собрана керамика эпохи железа. Большое значение имеют стоянки на мысе Корчаги. На стоянке Корчаги I-Б расчищено скопление изделий мезолитического облика (мелкие призматические нуклеусы, концевые скребки, крупное скребло и массивная заготовка нуклеуса). Это первый мезолитический памятник в Западносибирском Заполярье. На стоянке Корчаги I-A вместе с изделиями из яшмы и кварцита найдены обломки сосудов, орнаментация которых позволяет отнести этот памятник к концу неолита — энеолиту. Другие поселения дали новые типы керамики, которые можно предварительно датировать эпохой бронзы. Таким образом, выявлен целый ряд памятников, дающих представление о ранее неизвестных на севере Западной Сибири этапах развития древних культур — от мезолита до усть-полуйской культуры.

 

На р. Полуе открыты две стоянки периода раннего железа: одна на правом коренном берегу Полуя, примерно в 10 км от его устья, и вторая на левом берегу протоки Горный Полуй около пос. Зелёный Яр.

 

На р. Надым обследованы развалины городка, расположенного на низком берегу протоки, впадающей в реку в 25 км от её устья. Остатки этого поселения русских землепроходцев представляют собой трёхметровый бугор, подмываемый весенними водами. В обрыве видны срубы деревянных построек, образующие два горизонта. Мощность культурных наслоений достигает 3 м. Сохранившаяся часть поселения — около 700 кв.м. Кроме паводков, его уничтожает подземный пожар, сдерживаемый мерзлотой. На осыпи обрыва и в золе на месте пожарища собрано много изделий. Среди них — 15 железных сабель, ножи, деревянные фигурки, стрелы, седельные луки, корытца, лыжа, берестяные туески, некоторые с орнаментом, и другие изделия из металла, кости и дерева. Примечательно, что в находках отразилось сочетание культур местного (хантыйского?) и русского населения. Точное время существования поселения можно будет установить на основе дендрохронологического анализа спилов, сделанных с брёвен.

(249/250)

 

Хорев В.А.

Исследования на Ананьинском городище.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 250-251.

Каменная печать (вид с боковых сторон) из жилища 11.
Ананьинское городище.

(Открыть в новом окне)

Отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования на Ананьинском городище в Надеждинском р-не Приморского края. В результате раскопок шести овальных западин в восточной части городища и одной в южной установлено, что пять из них являются остатками жилищ, а одна — искусственно подготовленной площадкой, которая, возможно, предназначалась под строительство дома.

 

Жилища 11-14 оказались типичными для большинства раскопанных здесь ранее жилых комплексов. Каждое из них имело трёхканальную отопительную систему типа кана и два очага, расположенных по обе стороны от входа. Труба находилась в средней части задней стенки, как раз против входа. Отличие данной конструкции состоит лишь в расположении дополнительных дугообразных отростков вдоль внешней линии дымоходных каналов, чем преследовалась цель увеличить площадь кана. Жилища 11 и 13 оказались самыми богатыми по вещевому материалу.

 

В жилище 11 кроме большого количества железных и бронзовых вещей, обильного керамического материала обнаружена печать из чёрного камня в форме усечённой четырёхгранной пирамиды. В верхней её части есть отверстие для подвешивания к поясу. На клише вырезана надпись из трёх знаков, на верхней плоскости — ещё один знак, возможно начальная буква фамилии владельца печати. На одной из боковых сторон имеется выгравированное изображение цветка на гибком стебле с отходящими в разные стороны листочками. Вся композиция заключена в рамку. На другой стороне в той же технике изображён лежащий изюбр с настороженно приподнятой и повёрнутой назад головой. В этом же жилище обнаружен ажурный каменный брелок с изображением сцены борьбы лебедя с какой-то хищной рыбой.

 

В жилище 13 впервые на городище найдены бронзовая антропоморфная фигурка духа предка и несколько фрагментов серебряных изделий. В жилищах 12 и 14 обнаружено несколько железных предметов, инкрустированных серебром.

 

Во всех четырёх жилищах на берестяных подстилках, в деревянных коробах, в хозяйственных ямах было много обуглившегося зерна. Этот факт свидетельствует о том, что городище погибло осенью или ранней зимой, когда урожай был только собран. Интересны небольшой селадоновый сосуд с зерном, очевидно предназначенным для жертвоприношений, а также остатки деревянного песта в ступе из жилища 13. В жилище 12 на кане обнаружены остатки колчана, подобного находке 1968 г. на Шайгинском городище.

 

Жилище 10, расположенное в южной части городища и по конструкции похожее на большинство шайгинских прямоугольных жилищ, имело П-образный трёхканальный кан, но здесь прослежена интересная деталь. От трубы, расположенной в юго-западном углу жилища, поперёк кана был прорыт широкий и

(250/251)

глубокий канал, перекрытый сверху плоскими гальками. Устье этого канала закрыто поставленной торцом плоской талькой — своеобразная заслонка. Все дымоходные каналы обеих секций кана входили в этот канал. Можно предположить, что эта конструкция служила своеобразным устройством для копчения рыбы. Пол и кан в этом жилище, как и в остальных, перекрывал слой земли (15-20 см) тёмно- и ярко-оранжевого цвета с большим количеством обмазки и углей. Это указывает на то, что городище погибло от пожара.

 

Анализ полученного в процессе раскопок Ананьинского городища материала свидетельствует не только о высокой материальной и духовной культуре чжурчжэней в XII-XIII вв., но и позволяет прийти к выводу о существовании на территории Приморья локальных вариантов чжурчжэньской культуры.

 

Циркин А.В.

Исследования в окрестностях г. Мариинска Кемеровской области.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 251-252.

 

Мариинский отряд Кузбасской экспедиции приступил к раскопкам однослойного городища в 6,5 км к юго-востоку от г. Мариинска в системе горной гряды Арчекас. Оно занимает выступающий от коренного берега р. Кии удлинённо-треугольный мыс, южной границей которого служит отвесный берег реки, сложенный из девонского плиточника. С севера и запада городище окаймляет овраг с крутизной склонов порядка 40-45°; с восточной, напольной стороны оно защищено насыпным валом высотой 1,2 м. Перед валом в древности был вырыт ров глубиной около 0,5 м от современного уровня земли.

 

На площади 328 кв.м исследованы четыре землянки, несколько хозяйственных ям и кострищ, собрано более 400 фрагментов глиняной посуды и около 2,5 тыс. обломков костей домашних и диких животных. Землянки — четырёхугольной в плане формы, с ровным полом и вертикальными стенами, размерами 2,8х3,2 м. В двух жилищах (1, 3) удалось выявить вход с северо-восточной стороны. В землянке 2 он устроен с северо-западной стороны. Глубина жилищ от дневной поверхности 0,65-0,67 м. По периметру все землянки в древности были обложены деревом.

 

В двух землянках оказались очаги. В землянке 1 слева у входа найдены сложенные небольшой кучкой 25 бараньих астрагалов, а в 25 см от входа в землянку 3 в небольшой ямке находились 75 бараньих альчиков. Все изученные жилища располагались вдоль северного склона городища двумя параллельными рядами.

 

В культурном слое городища найден разнообразный хозяйственно-бытовой инвентарь. Это железные ножи с горбатой спинкой, рыболовный крючок, глиняные пряслица, костяные наконечники стрел разных типов, костяные проколки, лощила. Большой удачей явилась находка сердоликовой бипризматической шестигранной бусины и ручки бронзового ножа с круглым отверстием на конце, позволивших определить раннюю дату городища (II-I вв. до н.э.). Чрезвычайно нарядна орнаментация сосудов. Выделяются такие элементы, как узор в виде змейки, «уточки», косого креста, горизонтальной и вертикальной гребёнки, «жемчужины», ямочки, полулунный и треугольный, но преобладают рисунок «уточкой» и фигурный крест. Костный материал разнообразен. Самый высокий процент приходится на кости овцы, лося, меньший — на крупный рогатый скот. Обнаружены также обломки зернотёрок, галечных пестиков, грузил и полуфабрикатов для изготов-

(251/252)

ления данных типов хозяйственных орудий. Время существования Мариинского городища может быть, очевидно, сопоставлено с концом существования тагарской лесостепной культуры II-I вв. до н.э. (по М.П. Грязнову — тесинский этап) и расцветом таштыкской культуры на уйбатском отрезке её развития (III в. н.э.).

 

Проведены также небольшие работы на поселении Лысая Гора, в 2,5 км севернее г. Мариинска, на правом берегу р. Кии, у западного склона горы Арчекас. Шурф (2х2 м) дал керамику, характерную для памятников Новосибирского Приобья, типа Завьялово 5. Среди узоров на лысогорской посуде встречены ямочный, гребенчатый, зигзагообразный орнаменты и горизонтальная ёлочка.

 

Чиндина Л.А.

Раскопки на р. Саровке.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 252.

 

Работы Нарымской экспедиции Томского государственного университета были сосредоточены на раскопках памятника кулайской культуры — Саровского городища. Оно находится на правом берегу р. Саровки, правого притока Оби. Раскопки памятника почти закончены; оставшаяся часть занята парковым лесом, не подлежащим уничтожению.

 

На городище существовала своеобразная система оборонительных сооружений. Кроме обычного рва и вала с внутренней стороны городище перерезалось рвом-канавой шириной 1 м и глубиной 1,2-2,0 м. Возможно, он играл роль подземного входа, а в период высоких паводковых вод служил каналом. На городище исследован прямоугольный котлован с огромным, почти во всю длину камеры очагом, содержание которого было весьма разнообразно.

 

Основную массу находок составляла керамика и кости. Остеологический материал представлен массой рыбьих остатков, костей соболя, бобра, собаки, лошади и овцы. Инвентарь городища в основном костяной — наконечники стрел, копий, лопаточки, ложка, гребни, диски.

 

Немногочисленный металлический инвентарь, в основном железный (ножи, тесло). Однако о наличии бронзолитейного производства на городище свидетельствуют находки тиглей, шлаков. Посуда разнообразна по форме и орнаменту и представляет Саровский тип среднеобской керамики.

 

Судя по керамике и стратиграфии, городище существовало долго и использовалось в разное время с различными целями. Вероятно, тщательный анализ керамики даст возможность выделить хронологические варианты. На последнем этапе существования городище использовалось под святилище, о чём свидетельствуют особенности внутренних сооружений, специфика инвентаря, обряд жертвоприношения животных и человека.

 

Проведены разведочные раскопки на месте Саровского остяцкого могильника (сам могильник уничтожен при сооружении лесозавода). Площадь, где возник поздний могильник, по-видимому, была местом поселения от неолита до раннего средневековья. В разведочных раскопах и осыпях берега собраны разновременная керамика, кремнёвые и бронзовые изделия.

(252/253)

 

Шавкунов Э.В.

Работа Шайгинского отряда.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 253-254.

Бронзовое зеркало с изображением музыкальных инструментов.

(Открыть в новом окне)

Серебряная пайцза.

(Открыть в новом окне)

 

Шайгинский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования на уникальнейшем памятнике средневековья Дальнего Востока — Шайгинском городище (вторая половина XII — начало XIII в.).

 

Как и ранее, зачищены искусственно созданные на крутых склонах сопок террасовидные площадки, где размещались когда-то жилые и хозяйственные сооружения.

 

Всего в 1976 г. вскрыты остатки 18 жилищ, многие из которых имели обширные хозяйственные дворы с расположенными на них свайными амбарами-летниками и вырытыми в грунте ямами-хранилищами.

 

В процессе раскопок сделано огромное количество разнообразных находок: всевозможные украшения, оружие, сельскохозяйственные орудия, слесарно-кузнечный инструментарий, монеты, керамика, рыболовные крючки, острога, различные предметы быта, кирпич с отпечатком правой руки, обуглившиеся зёрна культурных злаков, бронзовая статуэтка чиновника, плоское золотое кольцо, два бронзовых зеркала, брелок-нэцкэ из белого кварца в виде полураспустившегося цветка пиона.

 

Самыми интересными находками являются бронзовое зеркало из жилища 150 и серебряная бирка (пайцза) из жилища 155. Зеркало (диаметр 8 см) с центральной полусферической формы петелькой украшено с тыльной стороны изображениями 11 перевязанных лептами музыкальных инструментов. Пер-

(253/254)

вый из них — лира, на струнах которой прочерчен знак большой чжурчжэньской письменности.

 

Далее по часовой стрелке следуют губной орган, лютня, большая поперечная флейта, флейта Пана, барабан, цитра, малая поперечная флейта, двухсторонний ручной барабан, рама с 16 звучащими камнями (инструмент типа ксилофона) и, наконец, в центре зеркала, под полусферической петелькой, — кастаньеты.

 

Верительная бирка, более известная со времен Марко Поло и Плано Карпини под названием «пайцза», представляет собой массивную отлитую из серебра пластину такой же формы, что и известные монгольские «пайцзы», хранящиеся в Эрмитаже. Длина бирки 22,2 см, ширина 6,5 см. На лицевой её стороне, в верхней части под отверстием, через которое продевался шнур для подвешивания к поясу, выгравирован какой-то знак, возможно тамга.

 

Обращает на себя внимание необычность компоновки знаков текста на бирке.

 

Все знаки на бирке покрыты позолотой.

 

Шемякина А.С.

Раскопки в Тарском Прииртышье.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 254.

 

Экспедиция Алтайского государственного университета проводила работы в Тереком р-не Омской обл. Объектом исследования был Мурлинский I курганный могильник в окрестностях дер. Айткулово. Частичные раскопки этого памятника проводились экспедициями Омского педагогического института под руководством автора в 1965 и 1967 гг.

 

В 1976 г. вскрыты девять курганов, относящихся, по предварительным данным, ко второй половине I тыс. нашей эры.

 

Для населения, оставившего могильник, характерно сочетание двух обрядов погребения: трупосожжения и трупоположения на уровне горизонта. Все курганы ограблены, и потому погребальный инвентарь, за редким исключением, довольно беден.

 

Это керамика (целые сосуды и отдельные фрагменты), костяные и железные наконечники стрел, удила, стремена, украшения, фрагменты одежды.

 

Особый интерес представляют бронзовые изделия ломоватовского типа — полые литые фигурки, изображающие птиц и животных, а также великолепно выполненная рукоять ножа, увенчанная изображением птицы.

 

Шмыгун П.Е., Сизиков А.М.

Работы на Северном Байкале.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 254-255.

 

Комплексный отряд археологической экспедиции Иркутского государственного университета и Института земной коры Сибирского отделения АН СССР продолжал исследование открытых в 1975 г. памятников Курла I-III. Работы на всех трёх пунктах в основном подтвердили выводы 1975 г. Во всех культурных горизонтах зафиксированы кострища.

 

Собрано большое количество материала, представленного изделиями из камня, koctи и рога.

 

В ходе работ раскопаны три погребения эпохи бронзы, которые дислоцируются между пунктами Курла II и Курла III в верхней части делювиального шлейфа, перекрывающего мезолитические горизонты. Все три погребения довольно чётко стратифицированы и в дальнейшем могут быть увязаны со стоянками эпохи бронзы данного регио-

(254/255)

на. В погребениях 1 и 2 от костяков сохранились лишь отдельные кости конечностей, остальное уничтожено обвалами берега; в погребении 3 — посткраниальный скелет. Судя по остаткам, все костяки были вытянуты, ориентированы черепом на восток; костяк в погребении 1 был обернут берёстой. Костяки непосредственно были перекрыты каменными кладками подпрямоугольной в плане формы.

 

В погребениях найдено 15 изделий из бронзы. Наибольший интерес представляют два кельта, полости которых забиты древесиной; два зеркала с остатками кожаных чехлов, одно из них покрыто гравированными линиями по окружности лицевой стороны; нож с деревянной рукоятью в кожаных ножнах с берестяной обкладкой и боевой кинжал длиной 31 см. Рукоять кинжала составная, из четырёх элементов. Навершие выполнено в виде двух стилизованных звериных голов, перекрестие — в виде бабочки, лезвие — ромбовидное в сечении. В силу неразработанности хронологии и типологии палеометалла данного региона мы не можем с уверенностью датировать найденный материал. Следует заметить, что в морфологии рукояти кинжала отчётливо прослеживаются скифо-тагарские элементы.

 

Следует также подчеркнуть уникальность находок. Погребения поздней (?) бронзы, тем более стратифицированные, встречены не только на Северном Байкале, но и вообще в Прибайкалье впервые. Возможность их увязки со стоянками позволит вплотную приступить к разработке хронологии и периодизации эпохи палеометалла на Северном Байкале.

 

Шубин В.О., Шубина О.А.

Исследование памятников на о-ве Сахалин.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 255-256.

 

Отряд Сахалинского областного краеведческого музея и Сахалинского отдела Географического общества СССР продолжил исследование памятников охотской культуры на юге и неолитических поселений на севере Сахалина.

 

В Корсаковском р-не на стоянке Озёрск-I, исследуемой с 1973 г., раскопаны два котлована древних жилищ (11, 43). Они, как и полуземлянки 5 и 6, расчищенные в 1974 г., перекрывались культурным слоем, содержащим айнские вещи XVIII-XIX вв., и имели шестиугольную в плане форму, но были выкопаны не в культурном слое, а в стерильном плотном песке. В заполнении и на полу жилищ собраны большая коллекция плоскодонной керамики, грубо оббитые каменные инструменты, кости морских млекопитающих и изделия из них. В том же районе исследовано аналогичное жилище (7) на поселении Свободное. Полученные материалы относятся к позднему этапу развития охотской культуры и могут быть датированы: XIV-XVI вв.

 

На Северном Сахалине продолжены раскопки поселения Имчин II, где вскрыто округлое в плане жилище 20. Найдены многочисленные фрагменты широкогорлых плоскодонных сосудов, украшенных преимущественно гребенчатым зигзагом, волнистыми аппликационными полосками или имитацией растительного орнамента. Эта керамика и типично неолитический каменный инвентарь чрезвычайно похожи на материал нижнеамурских поселений и могут быть датированы концом III тыс. до н.э. В небольшом шурфе на поселении Имчин I впервые обнаружен типичный клиновидный нуклеус, что ещё раз подтверждает весьма ранний возраст этого поселения. Примерно в 0,8 км к северу от жилища 23, раскопанного в 1974 г., зафиксировано еще 36 котлованов жилищ.

 

Обследованы следующие памятники:

(255/256)

поселения Имчин V (21 жилище), Имчин VI (10 жилищ), Имчин VII (27 жилищ), Имчин VIII (7 жилищ). Они расположены в 0,8-3,0 км к югу от поселения Имчин II на сухих склонах холмов, полого спускающихся к болотистым марям.

 

К юго-востоку от г. Ноглики на мысовидных выступах террас берегов р. Углейкуты обнаружены памятники, названные Углейкуты II-IV— по правому берегу реки и Ноглики VI-IX — по левому берегу. Ориентировочно их можно датировать III-II тыс. до н.э. На о-ве Шумшу в Северо-Курильском р-не собран немногочисленный подъёмный материал на стоянках Козыревск I и на оз. Большом, открытых в 1974 г., но, как и прежде, обнаружить культурный слой не удалось.

 

Щетенко А.Я.

Работы I отряда Саяно-Тувинской экспедиции.   ^

// АО 1976 года. М.: 1977. С. 256-257.

 

Продолжены работы на городище Бажын-Алаак (в 1975 г. дано его неверное написание — Богучин-Алаак), расположенном в 2 км к юго-западу от пос. Чаа-Холь, в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Исследовались остатки фортификационных сооружений северо-восточной части городища, где на площади 600 кв.м раскоп доведён до уровня культурного слоя уйгурского времени. В двух местах глубокими траншеями прорезаны и нижележащие слои материка. Это позволило по-новому представить историю возникновения городища, выделить два этапа в его сооружении.

 

Первоначально, в доуйгурский период, на этом месте существовало поселение, окружённое земляным валом с деревянным тыном и рвом трёхметровой ширины. Выкид из рва образовал земляной вал, который впоследствии, в уйгурское время, был использован как основание для возведения на нём мощной стены из глинобитных блоков. Внутри городища, кроме развалов камней, мелких фрагментов керамики и костей животных, обнаружены многочисленные горелые пятна — следы пожаров, которые, возможно, и явились причиной гибели поселения. Кроме того, план городища (съёмка С.С. Миняева) и изучение его рельефа, позволили установить наличие проломов (до 10 м шириной) в восточной и западной стенах.

 

Наконец, на северной стене, около башни, был расчищен скелет мужчины, возможно воина — защитника крепости, со следами насильственной смерти: в грудном позвонке его застрял железный наконечник дротика, на черепе, над правым надбровием, зияли два отверстия от удара острым оружием. Всё это в целом характеризует финальный этап в жизни городища и как будто подтверждает свидетельство письменных источников, которые говорят, что в 840 г. Уйгурский каганат пал под ударами кыргызов.

 

Отдельная группа отряда (руководитель Г.В. Длужневская) проводила раскопки могильников Шугур и Сарыг-Хая, расположенных в Саянском каньоне Енисея, на его правобережных террасах, в 7 и 8 км ниже устья р. Хемчик. На могильнике Шугур исследованы три сооружения, образовавших, видимо, «длинный» курган кокэльского типа (гунно-сарматское время). Наземные сооружения их сильно потревожены в недавнее время, и установить первоначальную форму не представилось возможным, так же как и ответить на вопрос, являются ли они кенотафами или поминальными курганами.

(256/257)

 

На могильнике Сарыг-Хая широкой площадью исследованы 53 объекта. Это компактный могильник кыргызского времени, являющийся ближайшей аналогией могильнику Хемчик-Бом II. Наземные сооружения (их высота 0,2-1,0 м) округлой в плане формы (диаметр 0,5-4,0 м) из хорошо подогнанных друг к другу обломков горных пород образуют несколько цепочек из двух — десяти объектов. В непосредственной близости от погребальных сооружений, порой примыкая к ним, располагаются поминальные выкладки, не содержащие каких-либо остатков. Погребения по обряду трупосожжения содержали кальцинированные кости, необожжённые кости животных, предметы быта (ножи, пинцет, фрагмент зеркала), конскую упряжь (подпружные пряжки, стремя), поясные украшения (бляшки, пряжки, наремные наконечники), целые сосуды и фрагменты керамики. На территории могильника найдена стела.

 

Кроме того, в Саянском каньоне Енисея проведена разведка (Г.В. Длужневская, А.В. Субботин). На участке от Улуг-Саргола до Усть-Уса зафиксированы три новые курганные группы и сняты планы 13 могильников.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1976 года