главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание

[ каталог выставки ]

Эпоха Меровингов — Европа без границ.
Археология и история V-VIII вв.

// Staatliche Museen zu Berlin.
München: Edition Minerva. 2007. 592 с.

ISBN Museum 978-3-88609-569-8

ISBN Verlag 978-3-938832-18-9

 

И.П. Засецкая

Боспор эпохи Великого переселения народов.

 

История Боспорского царства была неразрывно связана с одной стороны с местными варварскими племенами — скифами, сарматами, аланами, готами, гуннами и др., а с другой — с античными центрами цивилизации Греции, Рима, Византии, что нашло своё отражение в археологических памятниках. О культуре позднеантичного и раннесредневекового Боспора можно судить по находкам из погребений обширного некрополя, расположенного по северному склону горы Митридата и главным образом по раскопкам В.В. Шкорпила в 1904 г. земляных склепов, открытых на Госпитальной улице в г. Керчи.

 

Исследование материала из склепов позволило выделить три хронологические группы погребений, соответствующие трём историческим эпохам: I группа — последняя четверть IV — середина V вв., эпоха господства гуннского племенного союза в степях Северного Причерноморья; II группа — вторая половина V — первая половина VI вв., постгуннская эпоха, ознаменовавшаяся распадом гуннского союза, новой миграцией восточных племён на запад и активной политикой византийского императора Юстиниана I на Боспоре (527-565 гг.); III группа — вторая половина VI в., продолжение юстиниановской эпохи и разгром Боспора тюрками в 576 г.

 

Несмотря на то, что многие склепы были разграблены, в нашем распоряжении оказалось богатейшее собрание древностей позднеантичного и раннесредневекового периодов. Наибольшим разнообразием отличается материал первой хронологической группы, представленный оружием, конским снаряжением, серебряной и стеклянной посудой, золотыми украшениями костюма и различными бытовыми предметами. Многие из них сделаны из драгоценного металла — золота и серебра и инкрустированы полудрагоценными камнями. К последним относятся ювелирные

(67/68)

изделия полихромного стиля, которые по технике инкрустации делятся на две группы: предметы, украшенные вставками в отдельно напаянных гнёздах, и вещи, исполненные в технике перегородчатой инкрустации — клуазоне.

 

Специально проведённый стилистический анализ выявил неоднородность полихромных изделий и позволил разделить их на шесть групп. Как показало картографирование, некоторые категории украшений имеют довольно узкое, локальное распространение, что может указывать на общность их этнокультурной принадлежности. Так, например, фибулы со вставками в напаянных гнёздах (вторая стилистическая группа) встречены только в памятниках гуннской эпохи Центральной и Западной Европы типа Унтерзибенбрунн и частично на Боспоре. В то же время ни в одном из погребений кочевников на юге России подобного рода украшения неизвестны.

 

Классификация полихромных украшений, исполненных в технике перегородчатой инкрустации, по стилистическим признакам показала их неоднородность и в тоже время преемственность одной группы ювелирных изделий от другой. Так, например, предметы, выделенные в четвёртую стилистическую группу (конец IV — первая половина V вв.), для которой характерен в основном строгий геометрический рисунок орнамента, значительно отличаются от изделий пятой группы — вторая половина V в. с более сложными узорами, включающие элементы растительных мотивов. Такое впечатление достигается использованием перегородок с неровными краями, образующими волнистую или скобовидную, как бы «дрожащую» линию, а также наличием гнёзд-ячеек в виде четырёх или трёх лепестковых розеток, кружков, многогранников и др.

 

Предметы четвёртой стилистической группы сосредоточены главным образом в керченских склепах гуннской эпохи и представлены: разнообразными ювелирными украшениями костюма, декоративными деталями оружия и конской сбруи. Вещи этого стиля на Западе, также как и у кочевников степей Северного Причерноморья встречаются нечасто и представлены в основном пряжками. Другую картину мы наблюдаем для пятой стилистической группы, изделия которой, напротив, были распространены в Центральной и Западной Европе. Классическими образцами такого рода полихромных украшений являются находки из богатых погребений знати, таких как Апахида 2 (Румыния), могила Хильдерика в Турне (Бельгия) и др., относящиеся к постгуннской эпохе — последняя треть — конец V в. На Боспоре же изделия

(68/69)

Илл./Abb./Fig. 1. Кат. номер / Kat.Nr. / cat.no. I.9.10.1.

(Открыть Илл. 1 в новом окне)

 

пятой группы достаточно редки и в основном происходят из случайных находок: несколько пряжек, декоративные накладки от ножен и перекрестия мечей. Некоторые из них украшены стилизованными головами хищной птицы.

 

Долгое время считалось, что подобные изделия зародились на Боспоре и оттуда распространялись на другие территории. В настоящее время в литературе преобладает точка зрения об их византийском производстве. Действительно, вещи, исполненные в технике клуазоне из боспорских склепов конца IV — первой половины V вв., не имеют корней в ювелирных произведениях предшествующей эпохи, также как и нет никаких доказательств их дальнейшего развития здесь. В Северном Причерноморье они появляются как бы сразу, в уже сложившемся готовом виде. Немаловажным является и тот факт, что их находят в основном в самых богатых семейных усыпальницах боспорской аристократии, в погребальном инвентаре которых значительную часть составляют привозные, большей частью византийские вещи, в том числе и серебряные чаши с изображением императора Константина II (337-361 гг.).

 

Уникальным образцом ювелирного искусства этого времени является меч из собрания Государственного Эрмитажа, перекрестие, обоймы ножен, скоба для подвешивания и навершие которого сплошь украшены вставками граната. На одной из декоративных деталей гранат сочетается с зелёным стеклом (Илл. 1). Этот меч, как и многочисленные находки подобных декоративных деталей оружия, а также предметы убранства конской упряжи и украшения одежды, в частности, пояса с золотыми инкрустированными накладками и пряжками — неотъемлемая часть костюма знатного воина, вполне вероятно, как и импортные серебряные изделия могли

 

Илл./Abb./Fig. 2. Кат. номер / Kat.Nr. / cat.no. I.15.6.

(Открыть Илл. 2 в новом окне)

 

(69/70)

Илл. 3. Боспорское царство и Готия в V и VI вв. (составитель Фурасьев/Ахмедов).

Abb. 3. Das Bosporanische Reich und die Gotia im 5. und 6. Jahrhundert (Entwurf Furasjew/Achmedow).

Fig. 3. The Bosporan kingdom and Gothia in the 5th and 6th centuries (draft: Furasyev/Akhmedov).

(Открыть Илл. 3 в новом окне)

 

быть дарами Византии боспорским правителям или военачальникам из знатных родов.

 

Изделия полихромного стиля, исполненные в технике перегородчатой инкрустации продолжают бытовать в VI-VII вв. в несколько изменённом виде и встречены в основном в западноевропейских памятниках. В боспорских склепах этого времени подобные изделия не встречаются. Единственная находка второй половины VI — начала VII вв. представлена поясным набором из Керчи, точное место находки неизвестно (Илл. 2). Декоративные накладки украшены растительными и геометрическими мотивами, а также ободками из зерни мелкого жемчуга, характерными для изделий ювелирного искусства византийских мастеров VI-VII вв.

 

В древностях Боспора раннего средневековья появляются новые формы украшений германского происхождения — пальчатые фибулы и орлиноголовые пряжки, при этом фибулы в отличие от пряжек характеризуются значительным разнообразием деталей и особенно орнамента. Появление и начало производство пальчатых фибул на Боспоре относится ещё к концу V в. Время же бытования основной массы изделий следует ограничить первой половиной VI в. И лишь один вид пальчатых фибул, который составляет единый гарнитур с орлиноголовыми пряжками, бытует до конца VI в.

 

Оба эти украшения женского костюма не могли появиться на Боспоре просто как

(70/71)

«дань европейской моде». Подобного рода вещи проникают в иную культурную среду только вместе с их носителями, для которых они имеют определённое смысловое значение, и получают дальнейшее распространение здесь лишь при условии попадания их в родственную среду. Не случайно боспорские находки представлены не только отдельными импортными экземплярами, но, в основном, продукцией местного производства, обладающего особыми специфическими чертами стилистического и технического свойства, что отличает их от подобных изделий западных европейских мастерских.

 

Большинство исследователей справедливо полагают, что пальчатые фибулы впервые были принесены на Боспор остготами, которые после смерти Аттилы (453 г.) и поражения при Недао (454 г.) вернулись вместе с гуннами в Северное Причерноморье. Появление же в костюме боспорянок гарнитура из пары пальчатых фибул и орлиноголовой пряжки связано с разгромом остготского королевства в Италии в середине VI в., после чего остготы рассеялись по всей Европе, а часть их ушла в Крым и в частности на Боспор (Илл. 3).

 

Литература / Literatur / Bibliography   ^

 

A. Ajbabin, I Goti in Crimea (secoli V-VII). In: I Goti.

Ausstellungskatalog Mailand (Mailand 1994) 110-135.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание