главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание

[ каталог выставки ]

Эпоха Меровингов — Европа без границ.
Археология и история V-VIII вв.

// Staatliche Museen zu Berlin.
München: Edition Minerva. 2007. 592 с.

ISBN Museum 978-3-88609-569-8

ISBN Verlag 978-3-938832-18-9

 

I. Народы Юга России.

 

И.П. Засецкая

Гунны в Восточной Европе.

 

Экспансия гуннов в 370-е гг. и их господство в Восточной Европе открывает новую страницу в истории многих племён и народов. Завоевание гуннов относится к такого рода миграции, когда в результате военного нашествия большая часть покорённого народа оказывается ассимилированной, уничтоженной или вытесненной со своей территории (Илл. 1).

 

Происхождение этнонима «гунны», так же как и происхождение самого народа до сих пор остаётся дискуссионным и напрямую связано с проблемой взаимодействия европейских гуннов и центрально-азиатских хунну (сюн-ну). Несмотря на хронологический разрыв в 200 лет между исчезновением хунну и появлением гуннов на исторической арене, в археологических памятниках сохранились находки, уходящие корнями в хуннскую культуру Центральной Азии: костяные обкладки от сложносоставного лука и специфической формы наконечники стрел, а также культовые бронзовые котлы своеобразной конструкции с оригинальным орнаментом.

 

Из описания древними авторами внешнего вида европейских гуннов и отчасти антропологических данных можно с достаточной долей вероятности предположить, что они принадлежали к монголоидной расе. Лингвистические и археологические источники указывают на наличие тюркских элементов в культуре европейских гуннов. Например, окончания племенных наименований, характерных для тюркского языка -иры (акациры), -уры (хунугуры, алпидзуры, кутригуры), -ары (итимары) и т.д., а также присутствие погребального тюркского ритуала — захоронения шкуры лошади в гуннских могилах.

 

Историю европейских гуннов можно разделить на четыре этапа: 1 — нашествие гуннов в южнорусские степи (370-378 гг.), 2 — образование и господство гуннского племенного союза

(61/62)

в Северном Причерноморье (378-445 гг.), 3 — организация «державы» Атиллы в Паннонии (445-454 гг.), 4 — распад гуннского племенного союза (454 — вторая половина V в.).

 

Первые достоверные сведения о гуннах Европы относятся к сообщениям римского писателя конца IV в. Аммиана Марцеллина — современника гуннской экспансии на Запад. Захватив степные пространства между Волгой и Доном, гунны переходят Дон и вступают в столкновение с аланами. Аммиан Марцелин [Марцеллин] сообщает, что гунны, живущие прежде за «Меотийскими болотами» (Азовское море), напали на аланов, обитавших в степи по обе стороны Танаиса (Дон), к северу от Меотиды и в северных предгорьях Кавказа. Перебив и ограбив «многих аланов», гунны по условиям мирного договора присоединили оставшихся к себе и при их содействии, захватив владения готов в Поднепровье и Поднестровье, достигли Дуная.

 

Временно приостановив своё движение на запад, гунны вернулись в Северное Причерноморье. Так закончился первый этап гуннского завоевания, всколыхнувшего весь варварский

(62/63)

 

Илл. 1. Гунны и археологические культуры Восточной Европы к 400 г. (составитель Фурасьев/Ахмедов).

Abb. 1. Die Hunnen und die Kulturen Osteuropas in der Zeit um 400 (Entwurf Furasjew/Achmedow).

Fig. 1. The Huns and the cultures of Eastern Europe around 400 (draft: Furasyev/Akhmedov).

(Открыть Рис. 1 в новом окне)

 

мир. Наступившая относительная стабилизация в степях Северного Причерноморья способствовала не только возрождению разрушенных осёдло-земледельческих центров черняховской культуры и пострадавших во время нашествия гуннов городов и поселений Боспорского царства, но и укреплению могущества самого гуннского племенного союза.

 

Спустя три десятилетия в 432 г. гуннский вождь Руа вновь пытается захватить западные земли по Дунаю, но завершить эти завоевания удаётся его приемнику, уже после смерти Руи в 433 г., знаменитому гуннскому вождю Аттиле, правление которого было триумфом господства гуннов в Европе. К этому времени — третий этап истории гуннов относится основная масса археологических памятников, найденных как в Северном Причерноморье, так и на территории Венгрии, куда была перенесена ставка гуннского правителя. Они представлены погребальными комплексами и случайными находками. Мужские погребения сопровождались оружием — мечами, наконечниками стрел, деталями сложносоставного лука и конскими уздечными и седельными наборами; в женских же погребениях главную роль играют украшения — диадемы, колты — височные подвески, кулоны, исполненные в одном из вариантов полихромного стиля эпохи переселения народов (Илл. 2). Для этих ювелирных изделий характерно сочетание золотого фона с вставками из полудрагоценных камней, реже янтаря и стекла — в гнёздах из напаянной на ребро узкой полоски, расположенных горизонтальными и вертикальными рядами или по кругу; интенсивное покрытие золотой поверхности цветными вставками; наличие орнаментов из зерни и филигранных или штампованных поясков в виде «плетёнки», «верёвочки», «рубчика», «ёлочки» — мотивы, восходящие к античным образцам. Также украшались и декоративные накладки от конской узды и обкладки ножен мечей и кинжалов. Ленчики и дуги седла покрывались золотыми пластинами с характерным чешуйчатым орнаментом.

 

Археологические памятники гуннской эпохи коренным образом отличаются от предшествующих сармато-аланских, что выразилось как в распространении новых явлений в погребальном обряде — погребения с сожжением, бескурганные изолированные захоронения, так и в новых формах материальной культуры: оружии, конской упряжи, украшениях костюма и некоторых ритуальных предметах, например, бронзовых котлах.

 

Эпоха Аттилы ознаменовалась постоянными войнами с римлянами, которые чаще всего заканчивались их полным поражением.

(63/64)

В результате римляне были обязаны выплачивать огромные дани золотом, как например, по мирному

 

Илл./Abb./Fig. 2.

Кат.номер / Kat.Nr. / cat.no. I.5.1.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

 

договору 447 г. после поражения в Херсонском сражении. Для предотвращения новых военных набегов римские императоры отправляли к Аттиле послов с дорогими подарками. В одном из таких посольств 449 г. участвовал известный античный писатель Приск Панийский, оставивший подробное описание об этом путешествии, предоставив нам важные сведения, касающиеся образа жизни и этнического состава гуннского общества при дворе Аттилы.

 

Затем военная активность гуннов была обращена на Западно-Римскую Империю. В 451 г. на Каталуанских [Каталаунских] полях (Шампань) произошла большая битва римлян, вестготов, бургундов и франков с полиэтничным войском Аттилы. Каталаунская битва явилась переломным моментом в истории гуннов. В 453 г. умирает Аттила, «держава» гуннов распадается. Между наследниками разгорается борьба за власть. Сыновья Аттилы требовали разделения подвластных племён жребием, что вызвало возмущение их вождей. Первыми откололись от гуннов гепиды со своим королём Ардарихом. За ними последовали и другие, находившиеся в подчинении Аттилы племена. Решающее сражение происходит в 454 г. в Паннонии близ реки Недао. В этой битве, в которой участвовали готы, гепиды, руги, свевы, герулы, гунны и аланы, победила антигуннская коалиция, которой руководили гепиды. Старший сын Аттилы Эллак был убит в этой битве, его

(64/65)

Илл./Abb./Fig. 3.

Кат.номер / Kat.Nr. / cat.no. I.24.1.2.

(Открыть Рис. 3 в новом окне)

 

братья Денгизих и Ирник бежали в степи Северного Причерноморья.

 

Дальнейшая судьба гуннов достаточно туманна. Из письменных источников известно, что гунны неудачно пытались вновь подчинить себе готов и завладеть Паннонией, а также наладить дружеские отношения с Византией. Но высланное ими в 466 г. посольство к императору Льву I (457-474 гг.) получило отказ. После чего, в этом же году Денгизих предпринимает свой последний поход на Дунай против Византии, который закончился разгромом его войска и сам он был убит (469 г.).

 

В это же время в северопричерноморских степях появляются новые племена — сарагуры, уроги, оногуры, которые, как сообщают древние авторы, вытеснили господствующее здесь гуннское племя акациров. «Гунны» упоминаются ещё в VI в. как вспомогательное войско в войнах Византии с готами и Персией.

 

Илл./Abb./Fig. 4.

Кат.номер / Kat.Nr. / cat.no. I.21.1.

(Открыть Рис. 4 в новом окне)

 

Бесконечная смена племён, постоянные войны вызвали запустение степной территории, превратившейся в сквозной коридор, через который устремились на запад различные племена и народы угро-тюркского происхождения. До образования Хазарского каганата гуннский племенной союз фактически был последним крупным политическим объединением кочевников. Эта ситуация подтверждается и археологическими памятниками, которые в Северном Причерноморье представлены отдельными погребениями и случайными находками. Одним из подобного рода комплексов постгуннской эпохи можно назвать богатое женское погребение из Приазовья, известное в литературе как «Морской Чулек» (Кат. номер I.24.1). Наряду с украшениями костюма в этом погребении находился золотой декоративный набор конской упряжи византийского изготовления. Набор включает семь круглых фаларов от сбруйных ремней, пять пятиугольных блях от ременного ошейника и двух ворворок. Все они сделаны из золота 850 пробы и инкрустированы фигурными пластинками альмандина, а также круглыми и овальными вставками из лазурита в гнёздах-ячейках, образованных золотыми перегородками, которые, будучи спаяны друг с другом, представляют собою своеобразный каркас, являющийся основой изделия (Илл. 3).

 

Не изменилась политическая обстановка в степях Северного Причерноморья и в VI веке, в эпоху Юстиниана I (527-565 гг.), что так же, как и в первом случае, фиксируется отсутствием сколько-нибудь значительного количества археологических находок. Одним из наиболее ярких памятников этого времени является широко известный комплекс из Михаэльсфельда в Прикубанье, из которого

(65/66)

происходят золотые украшения византийской работы (Кат. номер I.21.1, I.22.1, I.23.1). Особенно знаменита золотая цепь с тремя декоративными медальонами и золотым солидом Юстина I и Юстиниана I 526/527 гг., вставленного в застёжку (Илл. 4).

 

Представляется, что византийские ювелирные изделия, как например, набор украшений конского снаряжения из Морского Чулека или золотая цепь из Михаэльсфельда, являлись дарами византийских императоров вождям и предводителям варварских племён, бывших в настоящий момент союзниками Византии. В первом случае это могли быть оногуры, которые во второй половине V в. после распада гуннского племенного союза вместе с сарагурами и урогами вытеснили из северопричерноморских степей акациров и основались на землях Нижнего Дона; во втором случае возможно кутригуры или утиригуры, которые находились в тесном контакте с Византией юстиниановской эпохи и размещались на западном и восточном побережье Меотиды.

 

Литература / Literatur / Bibliography   ^

 

B. Anke, Studien zur reiternomadischen Kultur des 4. bis 5. Jahrhunderts. Beiträge zur Ur- und Frühgeschichte Mitteleuropas 8 (Weissbach 1998).

M. Knaut / D. Quast (Hrsg.), Die Völkerwanderung. Europa zwischen Antike und Mittelalter (Stuttgart 2005).

Reitervölker aus dem Osten. Hunnen und Awaren. Ausstellungskat. Schloss Halbturn 1996 (Eisenstadt 1996).

I. Bóna, Das Hunnenreich (Stuttgart 1991).

O.J. Maenchen-Helfen, The world of the Huns. Studies in their history and culture (Berkeley 1973).

O.J. Maenchen-Helfen, Die Welt der Hunnen. Eine Analyse ihrer historischen Dimension (Wien u.a. 1978).

S.I. Rudenko, Die Kultur der Hsiung-nu und die Hügelgräber von Noin Ula. Antiquitas 3, 7 (Bonn 1969).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание