главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Археология зарубежной Азии. М.: «Высшая школа». 1986. [ учебное пособие ]

Археология зарубежной Азии.

// М.: «Высшая школа». 1986. 360 с.

 

Г.М. Бонгард-Левнн, Д.В. Деопик, А.П. Деревянко, С.Р. Кучера, В.М. Массон

 

Оглавление

 

Предисловие. — 3

 

Введение. — 5

 

Юго-Западная Азия.

 

Глава 1. Палеолит и мезолит Ближнего и Среднего Востока. — 10

1. Палеолит. — 10

2. Мезолит. — 23

Глава 2. Раннеземледельческие культуры эпохи неолита. — 26

Глава 3. Древние культуры Месопотамии. — 42

Глава 4. Древние культуры Восточного Средиземноморья. — 71

Глава 5. Древние культуры Малой Азии. — 80

Глава 6. Древние культуры Ирана. — 90

Глава 7. Древние культуры Афганистана. — 119

Литература. — 129

 

Южная Азия.

 

Глава 8. Древние культуры Индостана. — 132

1. Палеолит. — 134

2. Мезолит. — 138

3. Неолит. — 142

4. Энеолит н бронзовый век. — 147

5. Энеолит долины Ганга, Восточной и Южной Индии. — 175

6. Ранний железный век. — 179

7. Древние культуры Шри Ланки. — 188

Литература. — 190

 

Юго-Восточная Азия.

 

Глава 9. Каменный и бронзовый века. — 192

1. Общий характер развития в древнейшие периоды. Нижний палеолит. — 193

2. Средний н верхний палеолит. — 196

3. «Мезонеолитические» культуры. — 199

4. Развитой неолит. — 201

5. Поздний неолит Северного Вьетнама. — 209

6. Бронзовый век. — 210

7. Донгшонская цивилизация. — 217

Литература. — 232

 

Центральная Азия.

 

Глава 10. Древние культуры Монголии. — 234

1. Палеолит. — 235

2. Мезолит. — 241

3. Неолит. — 243

4. Бронзовый век. — 248

5. Ранний железный век. — 248

Литература. — 260

 

Восточная Азия.

 

Глава 11. Археология Китая. Каменный в бронзовый века. — 252

1. Палеолит. — 255

2. Мезолит. — 278

3. Неолит. — 282

4. Энеолит. — 304

5. Бронзовый и железный века. Возникновение китайской цивилизации. — 305

Литература. — 319

 

Главе 12. Древние культуры Кореи. — 320

1. Палеолит. — 322

2. Неолит. — 327

3. Бронзовый век. — 328

Литература. — 334

 

Глава 13. Древние культуры Японии. — 335

1. Палеолит. — 336

2. Неолит. — 343

3. Начало эпохи металлов. — 346

Литература. — 352

 

Указатель археологических культур и памятников. — 353

 


 

Предисловие.   ^

 

Учебное пособие по археологии зарубежной Азии ставит своей целью ознакомить студентов, специализирующихся по археологии, этнографии, истории первобытного общества, по истории древнего мира, истории стран Азии, с основными древними культурами зарубежной Азии. Авторы старались изложить фактический материал по единой схеме, облегчающей его восприятие и выявление общих закономерностей развития, стремились следовать единому принципу описания, чтобы обеспечить глубокое усвоение знаний о первобытном обществе Азии как некоем целом. Этим же задачам служит единообразный подбор иллюстративного материала. Различный объём частей и глав пособия, посвящённых отдельным регионам Азии в разные периоды, призван подчеркнуть важность тех или иных обществ древности для понимания общих закономерностей исторического процесса. Вместе с тем это отражает и степень их изученности в настоящее время, что, как известно, далеко не всегда зависит от научной важности конкретного объекта раскопок. Поэтому в пособии наиболее подробно описываются и анализируются важнейшие, фундаментальные, а тем самым и массовые и удобные для сопоставления явления материальной культуры (в частности, орудия и приёмы труда), основные черты хозяйственной деятельности, культурного и общественного развития.

 

В данном учебном пособии не описываются разнообразные и богатые археологические памятники, которые находятся на территории азиатской части СССР. Они рассматриваются в общем курсе «Археология СССР», и им посвящён отдельный учебник. Эти памятники детально исследованы советскими археологами, не только проведшими типологическую обработку и классификацию массовых археологических материалов, но детально занимавшимися проблемами их исторической интерпретации с позиций исторического материализма. Поэтому зачастую степень и характер изученности археологических памятников нашей страны намного опережает разработки, осуществленные на материалах археологических памятников зарубежной Азии. Правда, советские археологи и историки неоднократно обращались к этим зарубежным памятникам и внесли немалый вклад в их изучение. Они исследовались и интерпретировались не только при создании обобщающих работ по истории отдельных стран и целых исторических эпох, как, например, эпоха первобытнообщинного строя или эпоха рабовладельческой формации. Рассматривая древние культуры Кавказа, Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока, советские учёные неоднократно обращались к зарубежным материалам, исследуя связи и

(3/4)

взаимодействия древних культур (работы И.И. Мещанинова, С.П. Толстова, А.П. Окладникова, Б.Б. Пиотровского, П.И. Борисковского, Г.А. Пугаченковой и др.). Многие советские исследователи работали над археологическими коллекциями в зарубежных хранилищах, внесли заметный вклад в изучение и раскопки самих памятников. Так, многолетние систематические археологические исследования проводились на территории Монголии, советские археологи принимали участие в изучении археологических памятников Афганистана, Египта, Ирака, Вьетнама, Йемена и Непала.

 

Важное значение для изучения раннеземледельческих культур Месопотамии имеют многолетние работы советской археологической экспедиций в Ираке. В значительной мере благодаря работам советско-афганской археологической экспедиции была создана первобытная археология Северного Афганистана, где открыты ранее неизвестные поселения и целые культуры неолита и бронзового века; большие перспективы открываются перед советскими археологами, работающими в Народной Демократической Республике Йемен.

 

Первоначально археологические памятники Азии изучались главным образом учёными Европы и США, хотя, как правило, в этих раскопках принимали участие и местные исследователи. С достижением и укреплением независимости молодые государства Азии с большим вниманием относятся к своему культурному наследию, повсеместно организуется система учёта и охраны археологических памятников. Издаются археологические карты, публикуются монографии и периодические издания, посвящённые археологии и древней истории, в высших учебных заведениях готовятся национальные кадры археологов, хотя степень изученности древних культур в странах зарубежной Азии различна. Здесь сказывается не только разное отношение к проблемам археологии, но и наследие старых установившихся традиций. Авторы старались избежать этой диспропорции при изложении материала, но поскольку данное пособие — первый опыт в написании учебного курса по археологии зарубежной Азии, оно невольно отражает и неравномерность в изученности далёкого прошлого стран Азии в нашей исторической науке.

 

Книга написана коллективом авторов: Г.М. Бонгард-Левиным (глава 8), Д.В. Деопиком (глава 9), А.П. Деревянко (главы 10, 12, 13), С. Кучерой (глава 11) и В.М. Массоном (главы 1-7). Предисловие, введение написаны авторами совместно. Указатель составлен С.А. Узяновым.

(4/5)

 

Введение.   ^

 

Изучение древнейших и древних культур Азии имеет большую научную значимость для понимания основных этапов историко-культурного процесса в целом. Именно на «азиатских материалах» могут быть исследованы такие узловые проблемы, как характер раннего человеческого общества, качественный скачок, происшедший с переходом к земледелию и скотоводству, формирование первых в мире цивилизаций как социально-культурных систем, связанных с образованием классового общества и государства. Поступательное развитие культуры и общеисторические закономерности древних периодов всемирной истории ярко выявляются благодаря данным, которые поступают в распоряжение учёных при изучении археологических памятников, расположенных на территории крупнейшего материка Старого Света. Вместе с тем обилие и разнообразие археологических материалов, связанных с древними культурами зарубежной Азии, позволяет проследить и такую важнейшую особенность исторического процесса, как его многообразие и своеобразие в каждом конкретном случае и конкретном историко-географическом регионе.

 

Азиатский материк, как известно, отличается пестротой природно-климатических условий, обладает физико-географическими ресурсами огромного потенциала. Это оказало значительное воздействие на развитие общества, особенно в ранние периоды истории человечества. Именно в Азии в эпоху глубокой древности сложились многочисленные варианты культурно-хозяйственных типов — от охотников — собирателей тропических лесов до охотников на морского зверя циркумполярной зоны. Древние культуры зарубежной Азии отчётливо отражают и такую важнейшую особенность исторического процесса, как неравномерность развития; для этой части ойкумены, как и для других, можно проследить, как в разной природной и исторической ситуации отдельные регионы то вырываются вперёд, то их развитие идёт более замедленными темпами. Но эти «витки истории» с неизбежностью вели к более прогрессивным формам общественного и культурного развития, к качественно новому уровню общеисторического процесса. Имеющиеся в распоряжении учёных материалы подтверждают слова В.И. Ленина о том, что такая динамика — это «развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе («отрицание отрицания»), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии» 1. [сноска: 1 Ленин В.И. Полн. собр.соч. T. 26. С 55.]

(5/6)

 

При всем выдающемся значении антропологических и палеолитических открытий, сделанных в Восточной Африке, Азия сохраняет своё значение как один из первичных очагов антропогенеза (эта точка зрения и поныне имеет своих сторонников) или по крайней мере как зона, весьма рано освоенная человеческими коллективами. Археологические исследования в Индостане, Китае и Юго-Восточной Азии выявляют значительное своеобразие в развитии ранних палеолитических комплексов, особенно значительное в областях, где была высока роль галечных орудий. К 11-6 тысячелетиям до н.э. в основных регионах Азии был достигнут своеобразный оптимум в развитии типов хозяйства, основанных на различных сочетаниях охоты, собирательства и рыболовства. Внутри них происходит формирование хозяйства нового типа, основанного на производстве продуктов питания в сфере земледелия и скотоводства. Археологические материалы зарубежной Азии позволяют учитывать многообразие этого процесса, проследить, как и почему быстрыми темпами складываются целые хозяйственные системы нового типа или, наоборот, почему производство продуктов питания долгое время остается в виде уклада в рамках господствующих в обществе традиционных способов получения пищи.

 

Археологические открытия 50-х и 60-х годов XX в. выявили особую роль Передней Азии как очага древнейших земледельческих культур. Новые исследования последних двух десятилетий показали раннее развитие сходных явлений в Индостане и Юго-Восточной Азии. Материал Белуджистана свидетельствует о том, что в 7 тысячелетии до н.э. в процесс доместикации были включены местные виды животных и растений; в Юго-Восточной Азии уже в 10-9 тысячелетиях до н.э. происходил переход к возделыванию бахчевых, бобовых и других культур.

 

Значительно удревняется и возраст осёдлоземледельческих комплексов Китая, имеющих в хозяйстве и культуре немало самобытных черт. Полицентрический характер этих процессов и взаимодействие различных очагов раскрывают сложную картину конкретно-исторического развития.

 

Новые археологические материалы, прежде всего из районов Азии, подтверждают теорию выдающегося советского ботаника Н.И. Вавилова о первичных и вторичных очагах становления земледелия и, говоря современным языком, производящего хозяйства в целом.

 

Археологические памятники Азии помогают на конкретных материалах изучать процесс формирования первых классовых обществ и цивилизаций. В 5-4 тысячелетиях до н.э. наиболее стремительное культурное развитие шло в долинах Нила, Тигра и Евфрата, и к концу этого периода именно здесь, раньше, чем где-либо во всём мире, складываются первые цивилизации и государства. Несовпадение ритмов и темпов исторического процесса привело к тому, что в долине Инда сходные явления происходили в 3 тысячелетии до н.э., а в долине Хуанхэ — во 2 тысячелетии до н.э. Ещё

(6/7)

позже формируются первые классовые общества и государства в долине Ганга и в Юго-Восточной Азии.

 

Археология не только выявляет многоочаговый характер образования и становления цивилизаций в различных регионах Азиатского материка. Материальная культура ярко рисует и специфические, неповторимые черты каждого из этих центров, черты, которые нельзя свести к упрощённой формуле прямого заимствования или диффузии. Взаимодействие этих центров вело не к односторонний влияниям, а к взаимному обогащению.

 

Конкретные материалы книги имеют свою специфику и особенности.

 

Как известно, археология изучает древние общества по материальным остаткам — руинам поселений, древним могильникам, орудиям труда, материальным объектам культуры. Особенно велико значение археологических материалов для исследования долисьменных эпох в истории человечества. Здесь данные археологии — основной источник наших знаний. В полной мере это касается и археологических памятников Азии. Эпоха первобытнообщинного строя на всем её огромном временном протяжении исследуется главным образом на основании материалов археологии. Качественно иная источниковедческая база появляется у ученых, когда им становятся доступны письменные источники. Письменные источники позволяют осветить целый ряд сторон древней жизни с той полнотой, которая недоступна археологии. Вместо весьма условных обозначений археологических классификаций выявляются подлинные имена и названия древних стран и народов. Вместе с тем и для времени ранних цивилизаций, для эпох первых систем письменности данные археологии необходимы для освещения характера производительных сил и многих сторон культурной и социальной жизни. Поэтому рассмотрение древних культур зарубежной Азии в данной книге традиционно доводится до времени сложения классовых обществ и первых цивилизаций. Дальнейшая история Древнего Востока освещена в специальном учебнике.

 

Необходимо ещё раз подчеркнуть, что развитие каждого из рассмотренных регионов крупнейшего континента нашей планеты отличалось своеобразием. Последнее определялось всей суммой географических и исторических условий и отразилось как на характере конкретных культур, так и на темпах развития, неравномерность которого в период формирования производящего хозяйства, а затем разложения первобытнообщинного строя проявлялась всё более отчётливо.

 

Сложение классового общества и первых цивилизаций происходило в отдельных регионах отнюдь не одновременно и на различных ступенях условной археологической периодизации: в Месопотамии — в конце энеолита, в Китае — в бронзовом веке, а в некоторых областях — и в железном. Соответственно верхней хронологической гранью конкретных глав настоящей книги являются различные ступени археологической периодизации, а общей гранью —

(7/8)

феномен общеисторического характера — образование классового общества.

 

При определении абсолютной хронологии конкретных периодов культурного развития и отдельных археологических объектов необходимо иметь в виду сложность и дискуссионность этой проблемы в современной науке. Авторы стремились использовать здесь как традиционные исторические методы, так прежде всего и методы естественных наук. Широко использованы радиокарбонные даты. В ряде случаев отмечены и дендрохронологические поправки к ним, т.е. приведены данные так называемой калиброванной шкалы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки