главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Новое в археологии Забайкалья. Новосибирск: 1981.[ сборник ]

Новое в археологии Забайкалья.

// Новосибирск: 1981. 80 с.

 

Содержание

 

Предисловие.3

Список сокращений.5

М.В. Константинов, Д.Б. Базаров, А.Б. Иметхенов, Л.Д. Базарова, Л.В.Сёмина, В.В. Савинова. Древнее поселение Куналей. — 6

В.М. Ветров. Усть-Каренгский комплекс стоянок на Витиме. — 19

Ю.С. Гришин. Новые данные о древних памятниках из южных районов Забайкалья. — 26

И.И. Кириллов. Некоторые черты неолита Юго-Восточного Забайкалья (по материалам полевых исследований 1965-1975 гг.). — 29

Л.Г. Ивашина. К вопросу о культурной принадлежности ранних погребений могильника Бухусан. — 32

Л.В. Сёмина. Неолитическое поселение Черёмушки на реке Хилок. — 37

Е.А. Хамзина. Клад бронзовых изделий из Закамны. — 41

П.М. Шмыгун, Н.Ф. Сергеева, Ю.П. Лыхин. Погребения с бронзовым инвентарём на Северном Байкале. — 46

А.В. Тиваненко. О датировке «селенгинских» петроглифов Забайкалья. — 50

А.Д. Цыбиктаров. Бронзовый век Западного Забайкалья (история исследований, итоги, перспективы). — 57

П.Б. Коновалов, С.В. Данилов. Средневековые погребения в Кибалино (Западное Забайкалье). — 64

Е.В. Ковычев. Монгольские погребения из Восточного Забайкалья. — 73

 


 

Предисловие   ^

 

Со дня организации академического научного учреждения в г. Улан-Удэ (1958 г.) и после выхода в свет первого выпуска «Археологического сборника» (1959 г.) материалы по археологии Бурятии публиковались в самых различных местных и иногородних научных изданиях таких, как «Краткие сообщения», «Труды», «Энтографические сборники» Института общественных наук Бурятского филиала СО АН СССР, сборники республиканского и Кяхтинского краеведческих музеев и отделений Географического общества, а также «Труды» Иркутского государственного университета и Якутского филиала СО АН СССР.

 

В настоящее время археологические исследования на территории Бурятии и смежных с ней областей осуществляются нарастающими темпами и проводятся не только коллективом бурятских археологов, но и, в значительной степени, специалистами других научных учреждений страны — прежде всего Читы, Иркутска, Новосибирска, Ленинграда и Москвы.

 

Предлагаемый сборник был задуман как публикация новейших археологических данных по территории Западного и Восточного Забайкалья и Прибайкалья и является результатом творческих контактов и взаимных усилий археологов по координации своих исследований.

 

Знаменательным для археологии Забайкалья, включая Прибайкалье, стало развёртывание плодотворных региональных исследований, когда тот или иной исследователь сосредоточивает своё внимание на систематическом и сплошном изучении памятников определённого региона. Это даёт возможность охватить исследованием совершенно новые, нетронутые археологами уголки края или глубже изучить памятники, открытые ранее, но недостаточно исследованные.

 

Так, за последнее десятилетие целенаправленное обследование читинскими археологами долины рек Хилок и Чикой завершилось открытием целого ряда новых памятников, датируемых в широком диапазоне времени — от верхнего палеолита до развитого средневековья. Настоящий сборник открывается публикацией материалов одного из значительных памятников этого региона — древнего поселения возле села Куналей на территории Бурятской АССР. Очень важно, что его исследователь М.В. Константинов привлёк к изучению новой стоянки геологов и геоморфологов, палинологов и палеонтологов, проведено тщательное стратиграфическое обследование. На сегодняшний день стоянка Куналей один из немногих стратифицированных многослойных памятников, чьи ранние комплексы относятся к верхнему палеолиту, а поздние — к неолиту. Стоянка характеризуется к тому же богатством выразительного инвентаря, что делает её одним из важнейших памятников забайкальского палеолита.

 

Другому памятнику с р. Хилок — неолитическому поселению Черёмушки посвящена публикация Л.В. Сёминой. Автор датирует стоянку концом III — началом II тыс. до н.э. и в качестве аналогичных называет целый ряд памятников на территории как Восточного, так и Западного Забайкалья.

 

Следующим районом Забайкалья, где проводится сплошное планомерное археологическое обследование, является бассейн р. Витим в её верхнем и среднем течении по границе Бурятской АССР и Читинской области. Начало этим исследованиям было положено в 1974 г. благодаря доброму начинанию коллег-иркутян, и с тех пор работы ведутся там ежегодно совместными усилиями иркутских и бурятских археологов. В сборнике публикуются материалы предварительного обследования комплекса древних стоянок в устье р. Каренга — правого притока р. Витим (см. статью В.М. Ветрова).

(3/4)

Здесь, так же как на юге Бурятии, сделана В.М. Ветровым очень важная стратиграфическая документация основных местонахождений, позволяющая принять их на данном этапе исследований в качестве ключевых пунктов в культурно-хронологической интерпретации ряда других раскопок, проведённых к настоящему времени в долине верхнего и среднего Витима. В целом материал многослойных стоянок Усть-Каренга укладывается в широкие хронологические рамки от мезолита до железного века.

 

Третьим регионом, где за последнее десятилетие проводились планомерные исследования, был Еравнинский район Бурятской АССР, точнее берега целой группы еравнинских озёр на водоразделе рек Уда и Витим. Собранный из этих мест богатый материал уже вошёл в монографию Л.Г. Ивашиной «Неолит и энеолит лесостепной зоны Бурятии» (Новосибирск, Наука, 1979) н в ряд других её публикаций. В настоящей статье автор более подробно останавливается на культурно-исторической интерпретации ранних погребений могильника Бухусан. Датируя этот погребальный комплекс концом III — началом II тыс. до н.э., автор анализирует материал на широком фоне синхронных памятников Прибайкалья и Приамурья, Якутии и Монголии, выявляет явные н вероятные культурно-исторические связи Забайкалья в эпоху позднего неолита.

 

В изучении каменного века Юго-Восточного Забайкалья достигнуты значительные успехи (см.: Окладников А.П., Кириллов И.И. Юго-Восточное Забайкалье в эпоху камня и ранней бронзы. Новосибирск, Наука, 1980). В статье И.И. Кириллова, много лет работающего над этими проблемами, подводятся некоторые итоги исследования неолита. В частности, внимание уделяется оценке одной из важных особенностей неолита Юго-Восточного Забайкалья — возникновению здесь примитивного земледелия, ставшего, наряду с приручением скота, одной из основ хозяйственной деятельности населения степного Забайкалья к концу каменного века. В этом вопросе автор развивает идею, выдвинутую академиком А.П. Окладниковым в работе «О начале земледелия за Байкалом и в Монголии» (1962 г.) и поддержанную другими советскими и монгольскими археологами (А.П. Деревянко, Д. Дорж), исследовавшими неолитические памятники на территории Монгольской Народной Республики. Своп выводы И.И. Кириллов удачно согласует с данными палеоклиматологии и новыми результатами споропыльцевых анализов из исследуемого района.

 

Нескольким находкам и местонахождениям с культурными остатками разных эпох, обнаруженным геологами и археологами в южных районах Забайкалья, посвящена публикация Ю.С. Гришина.

 

В статье Е.А. Хамзиной «Клад бронзовых изделий из Закампы» описан набор предметов производственного назначения — ножи, кельты, шилья, сбруйные принадлежности и др. Сравнительно-типологическим методом определены их датировка карасукско-тагарским временем бронзового века Прибайкалья. В Забайкалье такой клад бронзовых вещей найден впервые.

 

Коллекция прибайкальских бронз пополнилась также благодаря новейшим исследованиям Северо-Банкальского отряда Иркутского государственного университета (см. статью П.Е. Шмыгуна, П.Ф. Сергеевой и Ю.П. Лыхнна). На этот раз на побережье Байкала обнаружены и раскопаны интересные погребения с бронзовым инвентарём. Последний по аналогии с южно- н восточно-сибирскими бронзовыми изделиями уверенно датируется авторами скифо-тагарским временем н, по данным спектрального анализа, тяготеет больше к забайкальскому очагу бронзовой металлургии. Значение этих находок в свете нерешённых проблем раннеметаллических культур Восточной Сибири трудно переоценить.

 

Попытку глубже исследовать наскальные рисунки Забайкалья предпринял в своей статье А.В. Тиваненко. Тема эта издавна пользуется вниманием крупнейших исследователей и получила монографическую разработку прежде всего в трудах А.П. Окладникова н В.Д. Запорожской (см. книгу «Петроглифы Забайкалья» в двух томах). Поиски А.В. Тиваненко новых петроглифов за последнее время позволили собрать немало дополнительного материала и любопытных наблюдений, систематизации которых и посвящена представленная в сборнике статья этого автора. Изложенный в ней материал, подтверждая прежнюю датировку петроглифов Забайкалья, не может, однако, противоречить той расширительной хронологии, разработанной в трудах Н.Н. Дикова и А.П. Окладникова, согласно которой красочные рисунки на скалах Забайкалья существовали на протяжении довольно длительного времени — карасукско-тагарского, по южносибирской классификации. Хотя А.В. Тиваненко и по ставит задачу пересмотра существующей датировки, по его возврат к точке зрения сужения хронологии рассматриваемых петроглифов рамками заключительного этапа бронзового века лишает самого автора хронологической ретроспективы в изучении этого бесспорно автохтонного для Забайкалья и Восточной Монголии искусства. Нечёткость позиции А.В. Тиваненко выражается и в том, что хронологичес-

(4/5)

кую грань между «селенгинскими» и «кяхтинскими» писаницами он проводит то тагарским временем (слишком широкий диапазон!), то первыми веками нашей эры. Тем не менее, вряд ли кто возразит против идеи автора о сосуществовании и культурной преемственности этих разновидностей наскальных рисунков забайкальских племен.

 

Статьи, посвящённые материалам ранне-металлической эпохи, завершаются историографической работой А.Д. Цыбиктарова «Бронзовый век Западного Забайкалья», где освещена история исследования, подведены итоги изучения и сформулирован круг вопросов, требующих дальнейших разработок.

 

Наконец, две работы в сборнике посвящены средневековью. В ходе целенаправленного изучения памятников I тыс. н.э. в Восточном Забайкалье Е.В. Ковычевым раскопан ряд захоронений, относящихся к началу II тыс. н.э. Па основе полученных материалов автор выявляет основные черты погребального обряда и инвентаря этого, пока ещё небольшого, археологического комплекса. Благодаря удачным находкам монет из погребений Е.В. Ковычеву удалось, пожалуй, впервые обоснованно датировать такого рода погребения, которые получили в литературе название «монгольских».

 

Судя по всему, совершенно синхронный материал получен за последние годы в Западном Забайкалье (см. статью П.Б. Коновалова и С.В. Данилова). На вновь открытом смешанном (т.е. разновременном) могильнике вблизи дер. Кибалино на р. Селенге раскопана наиболее поздняя группа могил. Материал из них составляет ярко выраженный однокультурный погребальный комплекс и оказался, если не целиком, то в основных чертах, идентичным материалу так называемых монгольских захоронений, известных на территории Бурятии ещё со времен исследований Ю.Д. Талько-Грынцевича, Г.Ф. Дебеца, Г.П. Сосновского и др. Читатели смогут убедиться также в родстве этих материалов с упомянутыми выше восточно-забайкальскими (по статье Е.В. Ковычева).

 

Таким образом, сборник по преимуществу содержит новые материалы по археологии Забайкалья и, частично, Предбайкалья. Авторы обращаются к малоизученным или вовсе неизученным регионам этой сложной в историко-археологическом отношении области. В их работах, наряду с возможной на сегодняшний день научной интерпретацией и оценкой своего материала, видна нацеленность на дальнейшее расширение и углубление исследований.

П.Б. Коновалов

 


 

Список сокращений   ^

 

БМНИИК — Бурят-Монгольский научно-исследовательский институт культуры.

ВСОРГО — Восточно-Сибирский отдел Русского географического общества.

ВДИ — Вестник древней истории.

ГАИМК — Государственная академия истории материальной культуры.

КСИА — Краткие сообщения Института археологии.

КСИИМК — Краткие сообщения Института истории материальной культуры.

ЛОИА — Ленинградское отделение Института археологии.

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР.

ОИПК — Отдел истории первобытной культуры Государственного Эрмитажа.

ПИМК — Проблемы истории материальной культуры.

СА — Советская археология.

САИ — Свод археологических источников.

СЭ — Советская этнография.

ТКОРГО — Троицкосавско-Кяхтинское отделение Русского географического общества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки